Бандитский «спецназ»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Бандитский «спецназ» «Чистильщики» из ореховской ОПГ причастны к самым громким преступлениям середины 90-х

"Если сейчас почти каждый день в стране что-то взрывается, рушится, обваливается, горит, тонет, то столица России в середине 90-х больше напоминала Чикаго 30-х. Жертвами киллеров чаще всего становились «генералы преступного мира». Это не означает, что нынче нет громких заказных убийств, а в середине 90-х не убивали банкиров, бизнесменов и депутатов. Вспомним последние громкие «расстрелы». Их жертвы – Валентин Цветков, Сергей Юшенков, Игорь Климов, Иосиф Орджоникидзе (выживший после двух дерзких покушений) – люди государственные. И только расстрелянный мчащимися мотоциклистами питерский «авторитет» Константин Яковлев, известный как Костя Могила, выбивается из этого списка. Правда, к моменту своей гибели он уже давно превратился в «авторитетного» бизнесмена.

В 1993–1995 годах почти массовый отстрел известных «воров в законе» и прочих лидеров криминалитета породил слухи о существовании отряда «Белая стрела»: мол, отчаявшиеся добиться справедливости законными методами честные сотрудники спецслужб и милиции объединились для нелегального устранения лидеров и бригадиров мафии.
И только сейчас выясняется, кто стоит за теми громкими преступлениями. 
Тайна гибели Отари
5 апреля исполнится 10 лет со дня совершения самого, пожалуй, сенсационного события в истории российской криминальной революции. У Краснопресненских бань был застрелен президент Фонда социальной защищенности спортсменов имени Льва Яшина Отари Квантришвили. Это был очень влиятельный человек. Выходец из банды Япончика, преступный «авторитет», бизнесмен с огромными связями в депутатском и правительственном корпусе – достаточно сказать, что после его гибели по каналам правительственного телеграфного агентства прошло сообщение о соболезновании семье и близким покойного от имени тогдашнего президента России.
Напомню: после ряда публикаций у меня сложились сложные отношения с Отари Витальевичем, почти ежедневно проводившим со мной телефонные «профилактические» беседы. Но я была единственным журналистом, писавшим нелицеприятные вещи о всесильном О.В. еще при его жизни. И, естественно, считала своим долгом следить за судьбой уголовного дела о его убийстве.
Сенсационные подробности дела № 128848, опубликованные в «Совершенно секретно» № 12 за 1998 год, вылились в грандиозный скандал. Дело в том, что один из свидетелей дал показания, что в организации этого преступления якобы принимал участие Александр Шохин, в то время вице-премьер правительства России, и его брат Геннадий, генеральный директор АО «Партнер». Конфликт, по словам свидетеля, произошел из-за денег, предназначенных этому акционерному обществу. Сам же свидетель – 21-летний Иван Воронцов – на момент своих удивительных показаний являлся обвиняемым по уголовному делу о мошенничестве, в котором фигурировала некая структура – ФСБР (Федеральное сыскное бюро России). Незаконная организация существовала два года, и ей оказывали материальную и моральную поддержку сильные мира сего. Среди них, согласно материалам уголовного дела, значился и Геннадий Шохин. Свидетель сообщил, что «с вице-премьером познакомился через брата Геннадия Николаевича в январе-феврале 1993 года... предполагалось создать информационно-аналитический центр, под «крышей» которого будет работать группа профессионалов для физического устранения людей».
Сенсационные показания отрабатывались, но в итоге следствие вынесло по ним резолюцию: «Ни подтвердить, ни опровергнуть». Иван Воронцов – руководитель ФСБР, помощник депутата, обвиняемый в мошенничестве, был признан на момент суда невменяемым и отправлен на принудительное лечение.
А Шохин, тогда депутат Госдумы, подал иск о защите чести и достоинства, потребовав с газеты в качестве компенсации морального вреда 100 тысяч, а с автора – 10 тысяч долларов. Несмотря на то что Шохина защищал сам Генри Резник, суд мы выиграли настолько убедительно, что истцы даже не обратились в кассационную инстанцию.
И действительно, вина А.Шохина в статье не предопределяется, а само дело об убийстве Квантришвили настолько громкое, что любые подробности из него интересны читателям. Как правило, в ответ на нелицеприятное упоминание в прессе крупный чиновник начинает кричать, что его «заказали». То же самое говорила и защита Шохина, посчитавшая публикацию не просто выпадом против него, а вообще ударом по демократии. И только вдова Отари Витальевича Элисо во время съемок расследования Николая Николаева на НТВ публично сказала мне «спасибо»: «Вы были против него, но все равно не побоялись напечатать то, что знаете». Такова предыстория.
Пока я работала над этой статьей, от одного информированного источника стало известно, почему справка по уголовному делу об убийстве Квантришвили под грифом «совершенно секретно» была подготовлена для правительства России. Смерть Квантришвили и имена братьев Шохиных связал не только Иван Воронцов, но и знаменитый киллер Александр Солоник. Когда его, раненного в перестрелке с милиционерами на Петровско-Разумовском рынке, привезли в тюремную больницу, он сообщил, что был тем самым киллером, убившим воров в законе Глобуса (Вячеслав Длугач), Калину (Виктора Никифорова), бауманского «авторитета» Бобона (Валерий Виннер) и главное – Отари Квантришвили. И назвал имя заказчика: будто бы это Александр Шохин.
Впоследствии удалось доказать причастность Солоника лишь к убийству Глобуса и участие в устранении Бобона (как выяснилось, стрелял не Солоник). Зачем Солонику нужно было приписывать себе и другие громкие преступления? Скорее всего, из-за рекламы. Убийством милиционеров на рынке он уже подписал себе смертный приговор, и какая разница – одним бандитом больше, одним меньше... Так рождалась легенда о «киллере № 1». Все-таки Солоник – это самый настоящий миф. Александр Македонский, по словам сыщиков, работавших с ним, не то чтобы с двух рук, по-македонски, а с одной-то стрелял весьма посредственно. Почему он назвал заказчиком именно Шохина, мы, видимо, так и не узнаем.
так выглядел грозный Сильвестр (Сергей Тимофеев) в начале «карьеры»  
Начиная с 5 апреля 1994 года, мне приходилось озвучивать множество версий о предполагаемых причинах гибели Квантришвили. Как-то разговорилась с генерал-майором в запасе Алексеем Бугаевым и узнала, что в начале 80-х на Петровку, 38, Отари привел первый заместитель начальника ГУВД Москвы Сергей Купреев. Трудно сказать, как возникла дружба «крестного отца» и партийного функционера (в свое время Купреев возглавлял Бауманский райком партии), но у Отари и в советское время были высокие покровители – так, по приказу одного из заместителей министра внутренних дел СССР «оперативное дело О.В.» перешло из ведения ГУВД в производство министерства, где благополучно и пылилось, пока не оказалось в «разработке» КГБ СССР. «Разработали» его аж до 17 томов, но из оперативного уголовным оно так и не стало. 
Своими главными врагами Отари Квантришвили считал «милицию, комитет и уголовный мир». В милиции у него всегда были высокие покровители, на Лубянку же, по словам многих сыщиков, в том числе и легендарного Сергея Кожанова, он просто работал. Что же остается? Еще летом 1994 года генерал Бугаев предположил, что роковую роль в жизни О.В. сыграл именно уголовный мир. «Кто всегда устраивал дворцовые перевороты – не только в нашей стране? – говорил генерал. – Молодые офицеры королевской или царской гвардии. Сейчас на смену им пришла молодая поросль уголовной гвардии. И, возможно, вес и влияние Квантришвили начали раздражать молодежь».
Сотрудники МУРа, работающие сейчас по банде «ореховских», пришли к выводу: Квантришвили убрали по «заказу» Сильвестра.
Просматриваю свои публикации 1994 года. Действительно, конфликт с Сергеем Тимофеевым назван среди множества других версий. И вот спустя 10 лет она подтверждается. Поводом к конфликту стал раздел тольяттинского нефтеперерабатывающего завода. Исполнители «заказа» – верхушка «ореховских», тех самых, чье объемное уголовное дело находится в производстве Управления по расследованию бандитизма и убийств Московской городской прокуратуры (часть его уже слушается в Мосгорсуде).
По материалам этого дела убийство Отари не проходит, поэтому нет смысла называть имена исполнителей. Тем более, вскоре после убийства Отари они уберут и «заказчика», своего патрона Сильвестра. Иваныч (как уважительно называли его в последнее время) будет взорван в своем «мерседесе» 13 сентября 1995 года на 3-й Тверской-Ямской. Молодые офицеры уголовной гвардии совершили еще один крупный переворот. Сказав «офицеры», я не очень оговорилась: многие из «зондеркоманды» Сильвестра («курганские», «ореховские», «медведковские») действительно когда-то были офицерами. 
Дети Сильвестра
В основном армейскими офицерами. Навыки, необходимые киллерам, приобретены позже – помощь бандитам оказывали и сотрудники КГБ–ФСК–ФСБ, и оперативники элитных милицейских подразделений. «Ореховские» никогда нигде не светились, им ни к чему было «паблисити», как Солонику или Сильвестру. Многие сыщики уверяют, что тех легендарными сделала пресса. Может быть. 
Одной из главных особенностей бандитского «спецназа» стала остроумная разработка операций по устранению. Почти все они проводились так, чтобы вину можно было свалить на того, с кем конфликтовала жертва. Если врагов было немного (в отличие от Квантришвили и Сильвестра), то разрабатывались остроумные операции по «переводу стрелки». Но об этом чуть позже. Таким ходом «ореховских» («ореховские», «солнцевские», «измайловские» – скорее брэнд, чем географическое обозначение группировки. – Л.К.) стала легенда о смерти одного из главарей, пришедших на смену Сильвестру, – Сергея Буторина по кличке Ося. Уехавший в Испанию Ося устроил свои похороны на Николо-Архангельском кладбище. Поэтому долгое время его никто не искал.
Правда об Осе стала известна, когда началась работа с «курганскими» («Пятая власть», «Совершенно секретно, № 7, 2002 год). Сергея Буторина и Марата Полянского (еще одного лидера «ореховских») арестовали в пригороде Барселоны. Операцию провела испанская полиция совместно с сыщиками МУРа. За незаконное хранение оружия и пересечение границы оба получили в Испании по 9 лет (часть срока уже отсидели). Затем их выдали на полгода российскому правосудию для проведения необходимых следственных действий. С Полянским работа уже закончена, и он этапирован обратно. Буторин пока в Москве.
В процессе работы выяснилось, что про бандитский «спецназ», во главе которого стояли Ося, Полянский и Пустовалов, известно лишь очень узкому кругу лиц. Часть банды, которую после смерти Сильвестра возглавлял Ося, была тесно связана с одинцовской ОПГ под руководством Дмитрия Белкина по кличке Белок (в розыске). В свое время его уголовное дело вел старший следователь
2-го управления прокуратуры (спецпрокуратура) Одинцовского района Московской области Юрий Керезь. А вскоре члены бандитского «спецназа» застрелили его за «несговорчивость». В оперативно-следственную группу по убийству Керезя вошли и сыщики МУРа. К тому времени они уже знали, что «ореховские» промышляют не только киллерством: они давно стали владельцами банков, заводов, в том числе нефтяных, рынков, магазинов, имели недвижимость за границей.
Еще в Одинцове, в начале карьеры, бандиты поставили себя так, что им по первому требованию отдавали все. Достаточно было одной встречи. Если жертва не выполняла требований, ее сразу же уничтожали – никаких «профилактических» бесед и предупреждений. Финансировалась банда деньгами от рэкета с различных коммерческих организаций и граждан. Впрочем, так же, как «курганские», с которыми начинал Александр Солоник. Оставшиеся сейчас в живых члены этой банды осуждены на длительные сроки. Также занимались рэкетом и «медведковские» (их дело – в производстве Управления по расследованию бандитизма и убийств Московской городской прокуратуры).
Все члены банды были крайне осторожны – жили на съемных квартирах, держали связь по цепочке – через несколько телефонов и пейджеров. Использовали машины, купленные по чужим документам. Главных «чистильщиков» бригады знали немногие.
Бойцы ореховской преступной группировки (все в федеральном розыске,сверху вниз):
Дмитрий Белкин (Белок),
Андрей Дашкевич (Голова),
Сергей Фролов (Болтон),
Владислав Макаров,
Владимир Масленников (Толстый),
Сергей Соболев (Соболь),
Игорь Сосновский (Чипит)  
Мог ли предположить Ося, дослужившийся до прапорщика в стройбате, что будет вести жизнь крутого героя гангстерского фильма? А началось все со встречи с Тимофеевым. Познакомились они при сбыте краденых картин – кража у известного коллекционера Виктора Магидса в 1990 году была совершена по заказу другого известного коллекционера – Яна Фельдмана. Его вскоре нашли повешенным в Бельгии. Один из участников этого преступления – брат Буторина – получил большой срок, но вышел на свободу досрочно – по амнистии.
Многие члены банды знакомы по Одинцову, где когда-то жили Дмитрий Белкин, Владимир Кременецкий, получивший кличку Летчик за то, что без особых последствий для здоровья упал с третьего этажа, и Сергей Филатов (Спортсмен). Житель Одинцовского района Владислав Макаров – одноклассник Белкина – начал помогать банде, когда еще служил в СОБРе – элитном силовом подразделении московского РУБОПа. Воевал в Чечне, награжден орденом Мужества. Сейчас – в розыске.
Правая рука Оси Марат Полянский закончил суворовское училище, затем Ленинградскую военно-космическую академию, служил в космических войсках в Подмосковье. Прекрасный математик. С Осей, работавшим после армии вышибалой в кафе «Аленький цветочек», познакомился на тусовках. Сразу втянул в банду своих однокашников – спецназовцев Игоря Сосновского (в розыске), Сергея Фролова (в розыске), Виталия Александрова и своего брата Руслана.
На особом счету однокашник Полянского – Олег Пронин. О нем и еще трех спецназовцах никто, кроме Белка и Оси, не знал. С бандой они не тусовались. Пронин отличался «творческим» подходом к заданию. Применял парики, очки, накладные усы и бороды. Так прошла акция устранения в одинцовском кафе «Мечта». Киллеры убили тогда не только бандитов, но и сотрудника милиции, охранявшего кафе, и ранили одного сотрудника ЧОПа.
Многое сделал для «ореховских» сотрудник КГБ Григорий Гусятинский, застреленный в Киеве в январе 1995 года. Впрочем, этого соратника Сильвестра называют руководителем «медведковских». Некоторое время после побега Солоник и помогавший ему контролер «Матросской тишины» Сергей Меньшиков жили у Гусятинского в Киеве. 
Легенды и мифы Саши Македонского
Всеми самыми яркими своими легендами Солоник обязан опять же «ореховским» и «курганским». Именно они, а не таинственные спецслужбы, освободили его из неприступной «Матросской тишины». Возможно, до «ореховских» дошли слухи, что Солоник слишком много говорит, но все же освободить его решили, так как он действительно слишком много знал. И, возможно, тогда он был им нужен. Ведь гораздо дешевле убрать его в стенах тюрьмы. Яркий пример из жизни начавших говорить «курганских»: Олега Нелюбина убил сокамерник, Павел Зеленин умер в тюрьме якобы от передозировки наркотиков – на самом деле ему насильно вкололи смертельную дозу. Впрочем, произошло это позже, в феврале 1998 года – как раз в годовщину расправы над Солоником, жившим тогда в Греции.
Итак, к освобождению подошли серьезно. Сначала за организацию побега был предложен миллион долларов. Один из «освободителей» – бывший сотрудник разведки, работавший в охране лидера ЛДПР, деньги вернул – ничего не получалось. (Вообще с этой группировкой у либеральных демократов складывались неплохие отношения. Лидеры «курганских» Олег Нелюбин и Виталий Игнатов имели удостоверения помощников депутатов фракции ЛДПР.)
Контролер СИЗО «Матросская тишина», где сидел Солоник, Сергей Меньшиков взялся за организацию побега за полмиллиона долларов. Из них получил только 50 тысяч, да и то вряд ли смог их потратить, так как его убили в Греции.
Солоник знал о подготовке побега – он сразу потерял интерес к работе с адвокатом Завгородним. Тот, почувствовав неладное, спросил: «Ты часом не рвануть ли собираешься?» В ответ Солоник, измучивший его дурацкими просьбами и пустыми разговорами, утвердительно кивнул. «Я в такие игры не играю», – ответил адвокат и вышел из дела, за что и был зверски избит бандитским «спецназом». Зато Солоником очень увлекся адвокат Валерий Карышев, работавший сначала у Завгороднего на подхвате. Он даже сделался позже плодовитым писателем, начав карьеру с легенд о Саше Македонском, а затем издав цикл книг про всю нашу мафию. Правда, на мой взгляд, по информационной насыщенности многие истории напоминают известную песню «Если кто-то кое-где у нас порой...».
Под чужим именем некоторое время Солоник жил на даче во Владимирской области, где сыщики изъяли такой мощный арсенал, что список только огнестрельного оружия занимает несколько страниц. Охранял дачу родственник Александра Литвиненко. Нынешний «политбеженец» – друг Березовского, а тогда действующий сотрудник ФСБ – частенько навещал Солоника, они вместе упражнялись в стрельбе, выпивали. Навещало Сашу Македонского и все «политбюро» «курганских».
В Греции Солонику купили виллу рядом с виллой Буторина. Верные своим привычкам «ореховские» напичкали ее подслушивающей аппаратурой. К концу 1996 года Буторин уже не нуждался в «курганском эшелоне», который выполнил свою историческую миссию – ликвидировал бауманскую ОПГ. Отношения особенно испортились, когда «курганские» застрелили двух «ореховских» – Культика и Дракона. «Курганские» тоже не нуждались в Осе – они уже имели свой бизнес и связи, поэтому решили Осю убрать. Когда, прокручивая пленку прослушки виллы Солоника, Буторин услышал, что его «пора валить», он решил «валить» зарвавшегося Сашу.
Сначала была решена участь одного из главарей «курганских» – Андрея Колигова. За два дня до убийства Солоника члены банды ждали его в Шереметьеве-2, но тот не появлялся. По просьбе МВД пограничники остановили его в своей зоне, где он и дождался приезда рубоповцев. У Колигова, «сданного» милиции конкурирующей ОПГ, нашли наркотики. Позже на суде над «курганскими» он получил самый большой срок – 24 года.
Среди самых громких преступлений последнего времени: убийства главы концерна «Алмаз-Антей» Игоря Климова и губернатора Магаданской области Валентина Цветкова 
АР  
Потом Солоника пригласили на дискотеку. Банда собралась на вилле Буторина. Наконец явился Солоник вместе с очередной подругой – фотомоделью Светланой Котовой, которую потом убрали как ненужную свидетельницу. Сели на диван, выпили водочки. И тогда главный киллер «ореховских» Александр Пустовалов (Саша Солдат) накинул Солонику на шею удавку (душить решили из «гигиенических» соображений – выстрелы могли услышать, да и крови много). Котову тоже задушили, тело расчленили в ванной и куски разбросали в разных районах. Почему не пытались скрыть убийство Солоника? На допросе Солдат прямодушно заявил, что «членить тяжело», но, скорее всего, причина крылась в другом. Нужно было, чтобы его нашли и опознали. В это время сыщики московского РУБОПа получили от своих источников сообщение: Солоник в Греции – и срочно вылетели в Афины. Срочно, потому что до этого именно в Греции искали Солоника сотрудники более серьезного ведомства – Службы собственной безопасности президента (СБП). Но они так долго согласовывали свою поездку и с таким количеством инстанций, что неудивительно, почему найти Солоника по «засвеченному» адресу не удалось.
Рубоповцы поехали арестовывать Солоника, но в аэропорту Афин их настиг звонок из Москвы – источник сообщил: «Солоник уже деревяшка», «найти его можно по схеме, а схема лежит в пакете под собачьей будкой по дороге в Афины, у мойки и заправки». Когда эти рекомендации, словно из дурного детектива, были выполнены, в пакете нашли другую умело выполненную схему. А ведь Солоник мог пролежать в лесистом овраге по дороге на Варибоби очень долго. 
Расплата за грехи киллера, избежавшего земных судов, началась сразу же после смерти. На 40-й день, если человек крещеный, он уже должен держать ответ за свою жизнь на Земле – душа покидает тело. Саша Македонский, считавшийся «киллером номер один», на 40-й день так и не был предан земле. Затем могилу его и вовсе уничтожили за неуплату аренды, а истлевшие кости свалили в общую могилу муниципального кладбища в Афинах.
На смену «киллеру номер один» пришел другой – Александр Пустовалов, он же Саша Солдат, который не гнался за славой и даже, наоборот, делал все, чтобы многие его «подвиги» были приписаны Солонику.
Оперативники говорят, что из Пустовалова получился бы прекрасный «ликвидатор» для настоящих спецслужб. Но судьба распорядилась его специфическими талантами иначе. 
Эрудированный, хорошо разбирающийся в музыке Пустовалов служил в элитном спецназе морской пехоты. Дослужился до старшины. Когда оказался на «гражданке», просился в милицейский спецназ, хотел служить в Чечне. Его не взяли ни в ОМОН, ни в СОБР – там в основном служили офицеры с высшим образованием, а Саша не закончил толком и 10 классов. От патрульно-постовой службы он отказался сам. Как-то в кафе лихо подрался с членом «одинцовской» бригады Дмитрием Бугаковым по кличке Пирог. Тот оценил его мастерство и познакомил с Белкиным. Сначала Саша Солдат служил телохранителем у Белкина, позже охранял Буторина, выполняя самые деликатные поручения. Фанат оружия.
И вот итог. Только по вменяемым следствием эпизодам его обвиняют в совершении 13 убийств. По оперативным данным, он совершил не менее 30.
Есть одна маленькая деталь – Солдат никогда не работал с «оптикой», зато из винтовки с оптическим прицелом прекрасно стрелял убитый в тюрьме Нелюбин. Подельники рассказывали, как он лихо всаживал несколько пуль в спичечный коробок с расстояния 20-25 метров, что неудивительно – в армии он был снайпером. Чем не «киллер № 1»? 
Кровавый список «ореховских»
Самым, пожалуй, громким стало убийство члена ассирийской ОПГ – Бид-Жамо по кличке Алик Ассирийский. Он спокойно сидел за столиком кафе у памятника Юрию Долгорукому, рядом с ним – еще четыре человека.
Увидев, что Алик не один, Солдат с подельниками решили «валить» всех. В результате три трупа и один тяжело раненный. И все это средь бела дня, недалеко от мэрии.
Такой же жертвой конфликта стал лидер греческой ОПГ Кульбяков, который многим помог стать гражданами Греции. В середине 90-х это было легко. Схема простая: два человека из России подтверждали, что один из твоих родителей был греком. Еще 30 тысяч долларов, и ты – официальный потомок древних эллинов. В то время мы поставили в Грецию немало «достойных» кадров. Кульбякова долго отслеживали. Помогали «ореховским» в слежке профессионалы. Они создали несколько ЧОПов, в которых работали бывшие сотрудники охранных предприятий, и это давало возможность легально носить оружие.
Кульбякова застрелили у ресторана «Санта Фе», что на Мантулинской улице.
На фото: осмотр орудия преступления
АР  
С «кунцевскими» братками Дмитрий Белкин поссорился из-за одного автосервиса. Он направил к ним Пустовалова и его приятеля Дмитрия Кутикова по кличке Пирог. Шатова, Ершова и Руднева расстреляли на Новозаводской улице. Затем Солдат уехал, а Бугаков вместе с поджидавшим у станции метро Романом Зайцевым спустились в подземку. Когда сотрудники милиции попросили их предъявить документы, они открыли огонь. Одного милиционера убили, другого тяжело ранили. Зайцев умудрился потерять во время перестрелки паспорт.
Жертвой конфликта из-за «хлебной точки» на Петровско-Разумовском рынке стал «мазуткинский» преступный «авторитет» Кутепов – его застрелили на Малой Черкизовской улице. Эта «разборка» стала причиной скандала между «ореховскими» и «коптевскими».
Список жертв «ореховского» спецназа занимает несколько страниц. Среди них – разные люди. Я уже говорила об убийстве членов конкурирующих ОПГ, но довольно много и своих. Так, члена банды Игоря Горюшкина задушили – вычислили, что он двойной агент, работающий на противника. Бойцы «ореховских» Виноградов и Гришаков принимали участие в ликвидации некоего Вячеслава Степанова, подельника Оси, и его брата Александра по делу о краже картин из коллекции Виктора Магидса, Буторин отдал приказ на ликвидацию. Произошло это ранним утром 26 августа 1996 года. Но шальные пули попали в проходивший трамвай, и пострадали невинные люди. Акция устранения получилась слишком громкой. 
Стрелков «спрятали» на даче, оборудованной прослушкой. Еще раз убедились в том, что ребята – наркоманы. А это означало, что при аресте они легко могут выдать всех за порцию «дури». Мало того, что их искали за убийства, так Виноградов еще был замешан в приобретении партии автоматов Калашникова (20 штук) и мог выдать всех участников сделки «по вооружению». Бывших «коллег» застрелили на той же даче. Пустовалов отчленил головы, кисти рук и ног и сжег все это в камине. Оставшиеся фрагменты тел утопили в озере Круглое. Опознать убитых было невозможно, недаром Саша Солдат любил говорить, что «любую работу надо делать хорошо или вообще за нее не браться».
Примерно такая же участь постигла «бойцов» с редкой фамилией Ивановы. Они нарушили дисциплину и были расстреляны «в назидание и для поддержания дисциплины».
Неожиданная мотивация встречалась не только при убийстве «коллег». В ходе работы по «ореховским» муровцы раскрыли причину убийства Нодари Гелашвили, бывшего заместителя начальника УБЭП ГУВД Москвы. Я знала Нодари – это был очень приятный, веселый и отзывчивый человек. Профессионал. Выйдя на пенсию, руководил службой безопасности в известной фирме «Русское золото», а затем стал вице-президентом. Президент фирмы Александр Таранцев посчитал, что полковник милиции сможет решить вопросы с «наезжавшим», как он считал, на его фирму РУБОПом. Сначала Сильвестр, а затем Ося «крышевали» «Русское золото», но вскоре возник конфликт. Президент слишком хорошо знал возможности «ореховских» и «медведковских» и пригласил в качестве телохранителей суперпрофессионалов – бывших сотрудников СБП, прошедших хорошую школу при охране первого тела страны. Таранцев стал не по зубам «ореховским», и тогда «в назидание», «чтобы посеять панику», Нодари расстреляли у подъезда его дома.
Среди жертв «ореховских» киллеров разные люди. Адвокат А. Баранов, например, был убит за то, что защищал одного из «курганских», – к июню 1997 года, когда и застрелили адвоката, «ореховские» уже враждовали с бывшими «коллегами».
Чуть было не стал жертвой «ореховских» совладелец ночного клуба «Арлекино» Черкасов. В «Арлекино» были вложены деньги одного из «курганско-ореховских» банков. По отработанной схеме их лидеры (плюс примкнувшие к ним «медведковские») стали вытеснять истинных владельцев и претендовать на 51 процент акций. Черкасов понял, что если он согласится, его уберут – он уже будет не нужен. Предложил забрать деньги, но было уже поздно. Одного из соучредителей – Гусева – «курганские» уже убили, а самого Черкасова тяжело ранили на улице Остоженка. Предварительно маршрут коммерсанта отслеживали бывшие чекисты, сотрудники ЧОПа «Берк-С», принадлежавшего «ореховским». Сотрудники агентства не подозревали, для чего будут использоваться результаты их наблюдений.
С «Арлекино» связана еще одна криминальная история. В августе 1997 года исчез архитектор Гинзбург. Он жил в доме на Ростовской набережной. В то время жильцы этого дома, спроектированного самим Щусевым, протестовали против строительства у них под окнами другого дома, в котором, по слухам, собирались жить первые лица «Русского золота» и других влиятельных фирм. И хотя строительство элитного дома на самой вершине холма над Москва-рекой даже мэр Москвы признал «трагической ошибкой», его все же построили. Жильцы «дома архитектора» (как еще называют творение Щусева) связывали исчезновение Гинзбурга с конфликтом вокруг постройки.
Все оказалось проще. Архитектор принимал участие в проектировании «Арлекино». Полученный гонорар посчитал недостаточным и потребовал резко увеличить сумму. Нетрудно догадаться, что «ореховские», уже считающие казино «своим», решили «валить» и архитектора. Его похитили около гаража, недалеко от дома. Вывезли в Одинцовский район, задушили и закопали в русле реки. Исполнители преступления сейчас задержаны, но труп архитектора так и не найден.
«Переводить стрелки» на других – фирменный прием бандитского «спецназа». Когда раскрыли убийство Гелашвили, выяснилась такая подробность. Исполнитель получил приказ не выбрасывать орудие убийства – автомат «скорпион». Тот отстрелялся, но при отходе потерял магазин. Искать уже не было времени, расстроился. Но «бригадиры» посчитали это «творческой удачей». Когда пошли на следующее дело – убийство «измайловского» «авторитета», подбросили засвеченный «скорпион», чтобы сыщики пошли по ложному следу.
Накануне убийства Кутепова стало известно, что он серьезно поссорился с представителями сокольнической ОПГ.
Помнится, много шума наделало покушение на главу Национального фонда спорта (НФС) Бориса Федорова. Происходило это в центре Москвы, в Мерзляковском переулке, недалеко от дома, где жил тогдашний министр внутренних дел Анатолий Куликов. Киллер использовал несмазанный «люггер» и сумел выпустить только одну пулю. Старый пистолет заклинило. Киллер выхватил нож и четыре раза пырнул Федорова в шею и грудь. Спортивный функционер выжил и довольно скоро восстановил здоровье. В покушении он обвинил своих врагов – начальника СБП Александра Коржакова и его заместителя Валерия Стрелецкого, который вскоре и возглавил НФС. Конфликт СБП и Федорова был в то время на слуху. До покушения Федорова арестовали за хранение наркотиков, а друзья Бориса тут же назвали это «происками спецслужб». А меж тем на НФС, по сведениям Стрелецкого, все больше и больше оказывали влияние криминальные группировки – это был очень лакомый кусок. Тогда же Стрелецкий в многочисленных интервью СМИ называл три банка – «Национальный кредит», «Интурбанк», «Эффект-кредит», в которые закачивались десятки миллионов долларов. В правовом отношении к фонду они никак не были привязаны. Однако никогда не приходилось слышать, что НФС под руководством Федорова входил в сферу влияния «ореховских». Тем не менее это так. 
«Работаю только с Иванычем»
Ученик явно превзошел учителя. Беспредельщик Ося оказался более хитрым и коварным, чем бывший тракторист из Нижегородской области Сергей Тимофеев. Убрав Иваныча, Ося с подельниками становится наследником всей мощи империи Сильвестра, а это невозможно без сотрудничества с Григорием Лернером, о котором Сильвестр говорил, что они – равноправные партнеры. Лернеру же Иваныч был обязан женитьбой на Ольге Жлобинской, возглавлявшей в Москве Мосторгбанк. Получая кредиты в различных отделениях Сбербанка России и ряде коммерческих банков, люди Сильвестра конвертировали деньги и под фиктивные контракты переводили в Израиль и Швейцарию, на счета фирм, возглавляемых Григорием Лернером, известным на исторической родине как Цви Бен Ари. Одним из финансовых партнеров Мосторгбанка был «Автомобильный всероссийский альянс» (AVVA) Бориса Березовского. 16 марта 1994 года Мосторгбанк заключил сделку с AVVA, по которой продал альянсу два своих векселя стоимостью 500 миллионов рублей каждый. Вовремя вексели не были погашены, а лица, от имени банка заключившие с AVVA контракт, скрылись. Позже выяснилось, что один миллиард рублей был конвертирован и переправлен в Израиль. Березовский обратился в московский РУБОП, но встреча, назначенная на 6 июня в здании на Шаболовке, не состоялась. 7 июня у дома приемов «ЛогоВАЗа» прогремел взрыв. Позже долг БАБу вернули, но между ним и Сильвестром уже началась война. 
Кого только не винил Борис Абрамович во взрыве на Новокузнецкой, а исполнителями оказались «дети Сильвестра», как потом назовет их Лернер.
Чтобы повлиять на бизнесмена, Ося даже пытался похитить Лернера во Франции. Из «финансового партнера» Сильвестра пытали выжать все. И тот в ответ разразился гневным письмом.
«Если вы ставите своей задачей унизить меня, вы этого добились – впервые «дети Сильвестра» посмели разговаривать в таком тоне, впервые сделали постановку с запиранием дверей (намек на попытку похищения. – Л. К.), с «шестеркой» в углу, с удавкой из шнура на видном месте. Вы меня ни с кем не перепутали? 
Вы еще в армиях на коммунистов работали, когда меня жулики на «зоне» в кузнице сжечь пытались. Вы еще имени Иваныча не слышали, когда я под чеченским ножом сидел. Вы еще рубль криминальный не заработали, когда в 1988 году я отдавал Иванычу, не ему (он с меня гроша не брал), а пацанам по 100 тыс. рублей в месяц. Никогда я не работал с Сильвестром за «боюсь» и не платил за «боюсь». И не беда, даже если вы еще четырех «шнырей» по углам посадите. Ни Дима, ни Юра, ни Миша, ни Культик, ни Дракон (Лернер перечисляет окружение Сильвестра – почти все были убиты по заданию Оси и Ко. – Л.К.) не позволяли устраивать со мной такие встречи. 
Вы оскорбили меня до самого сердца, и С. И. (Сергей Иванович Тимофеев. – Л.К.) действительно вчера вертелся в гробу, и Культик, и Дракон... Я не проститутка, которая переходит из рук в руки, от сутенера к сутенеру. Я работал и работаю только с одним человеком – с Иванычем и отвечаю только перед его памятью». 
О том, что же «наработали» Лернер с Иванычем, – отдельная история. А вообще следователи Управления по расследованию бандитизма и убийств шутят, что им хватит до пенсии работы над этим удивительным уголовным делом, ставшим настоящей летописью великой криминальной революции. Летописью, в которой в единое целое сплетены уголовники, бандиты, киллеры, банкиры, «крестные отцы мафии», депутаты, президентские структуры и лица, приближенные к руководству страны. Союз нерушимый."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации