Банка шпрот вместо трёх китов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Вместо одного дела о контрабанде мебели теперь есть два: второе дело, где фигурируют все громкие имена, передано в Следственный комитет при Генпрокуратуре

Оригинал этого материала
© The New Times, origindate::28.01.2007

Банка шпрот вместо трех китов

28 января в Нарофоминском суде начинаются предварительные слушания по самому громкому коррупционному делу последних лет — делу о контрабанде мебели «Три кита». Правда, ни один из высокопоставленных фигурантов скандала перед судом так и не предстанет. Из дела исчезли важнейшие документы, свидетельствующие против контрабандистов из высшего эшелона российских правоохранительных ведомств.

Илья Барабанов

Предварительные слушания пройдут в закрытом режиме, о чем журналистам сообщил адвокат Кирилл Полищук. При этом не исключено, что рассмотрение, едва начавшись в Нарофоминском суде Подмосковья, сразу и завершится. Во всяком случае защита подсудимых намерена заявить сразу два ходатайства. Во-первых, адвокаты будут требовать возврата уголовного дела в прокуратуру для устранения недостатков. Во-вторых, защита считает, что следователи неправомерно передали дело в суд Московской области. «По нашему мнению, уголовное дело должно рассматриваться в Санкт-Петербурге, поскольку именно там проходили все вменяемые фигурантам дела эпизоды», — сказал Полищук. ["Ведомости", origindate::30.01.2007: "Три кита" уплыли в Питер. Hаро-Фоминский суд Мособласти передал дело о контрабандных поставках мебели в ТЦ «Три кита» и «Гранд» на рассмотрение в Санкт-Петербург в соответствии с территориальной подсудностью, сообщил адвокат Кирилл Полищук, представляющий интересы главного фигуранта дела Сергея Зуева. Интерфакс - врезка К.Ру]

Недобор или перебор?

Адвокат Полищук будет представлять на процессе главного подозреваемого, руководителя мебельных центров «Гранд» и «Три кита» Сергея Зуева. Помимо него на скамье подсудимых оказались еще 8 человек. Среди них руководитель фирмы ООО «СЭФ Транс» Андрей Саенко, генеральный директор ООО «Альянс-96»

Андрей Латушкин, главный бухгалтер московского представительства латвийской компании ООО «ФМ Группа» Ирина Подсотская и ее супруг Павел Подсотский, менеджер в этом же представительстве. Ни один высокопоставленный чиновник ни из ФСБ, ни из Генпрокуратуры, чьи имена фигурировали в деле «Трех китов», перед судом не предстанет. Объяснение тому простое: аккурат перед передачей дела в суд, 25 декабря, «Трех китов» «располовинили». В итоге вместо одного дела теперь есть два. 28 декабря заместитель Генпрокурора Виктор Гринь утвердил обвинительное заключение по одному делу, и оно было тут же направлено в суд. Второе дело, где и фигурируют все громкие имена, передано в Следственный комитет при Генпрокуратуре. Следствие продолжается. И конца этому процессу не видно.

Исчезнувшие погоны

На судебном процессе обвинение будет доказывать следующий состав преступления: в 2000 году организованная преступная группировка, в которую входил гендиректор Сергей Зуев и восемь его нынешних подельников, систематически ввозила в Россию, используя поддельные таможенные декларации, крупные партии мебели. С января по август 2000 года, утверждают прокуроры, в Россию контрабандным путем были ввезены товары общей таможенной стоимостью более 60 миллионов рублей. Занижая вес и стоимость товаров, мошенники уходили от уплаты таможенных платежей на общую сумму 20 миллионов рублей. Отсюда и обвинения по трем статьям УК: части 3 и 4 статьи 188 УК РФ (контрабанда, совершенная организованной преступной группой), часть 3 статьи 174 УК РФ (отмывание денежных средств, приобретенных преступным путем) и часть 2 статьи 194 УК РФ (уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица).

Converted 26073.jpg

Определенное отношение к спецслужбам из всех обвиняемых имеет только Андрей Саенко. В конце ноября его адвокаты просили суд сделать процесс закрытым, объяснив это тем, что их подзащитный «является сотрудником спецслужб и хочет сообщить суду сведения, составляющие гостайну». Судья, рассматривавший вопрос о продлении срока содержания подозреваемых под стражей, адвокатам Саенко не поверил. А вот если бы поверил? А вдруг Саенко собирался ему рассказать всю правду и о контрабанде, и об участии тех, кто мог отдавать ему приказы и чьи имена остались во втором деле?

Не исключено, что в таком случае судья мог бы узнать, например, о том, что безопасность контрабандному бизнесу обеспечивало частное охранное предприятие, которым руководил генерал-майор КГБ в отставке Евгений Заостровцев, отец заместителя директора ФСБ, главы службы экономической безопасности этого ведомства Юрия Заостровцева. Заостровцев-младший по итогам скандала вокруг «Трех китов» был сначала тихо уволен из органов, но вместо скамьи подсудимых оказался на посту первого заместителя председателя Внешэкономбанка. Из состава правления ВЭБа Заостровцев, впрочем, был также тихо отчислен в июне 2007 года. Его место занял Петр Фрадков, старший сын тогдашнего премьера России.

Не исключено, что суд смог бы услышать и историю о том, как в 2001 году дело «Трех китов» под давлением двух заместителей Генерального прокурора, Юрия Бирюкова и Василия Колмогорова, закрывали. При этом Генпрокуратура долгое время пыталась посадить не контрабандистов, а занимавшегося этим делом следователя Павла Зайцева. Узнал бы суд, и как в 2003 году комиссия по борьбе с коррупцией Госдумы по инициативе журналиста «Новой газеты» и депутата Юрия Щекочихина пыталась утвердить на последнем своем июньском заседании справку «О ненадлежащем отношении к исполнению служебных обязанностей заместителей Генерального прокурора РФ Бирюкова Ю.С. и Колмогорова В.В.» Но утвердить документ так и не удалось. Депутаты Алексей Александров и Михаил Гришанков убедили коллег перенести рассмотрение этого вопроса на осеннюю сессию. Но до осенней сессии Щекочихин не дожил. Он скончался при невыясненных обстоятельствах 3 июля 2003 года. (Только 2 октября 2007 года глава Следственного комитета при Генпрокуратуре Александр Бастрыкин заявил, что расследование обстоятельств смерти депутата и журналиста «Новой газеты» возобновлено.) Депутат Александров с тех пор успел переместиться в кресло сенатора Совета Федерации, Михаил Гришанков по-прежнему в Думе (фракция «Единая Россиия») и занимает тот же пост зампреда Комитета по безопасности, что и в 2003 году. К рассмотрению справки о деятельности Колмогорова и Бирюкова парламентарии так и не вернулись.

В сухом остатке Расследование по делу «Трех китов» было возобновлено в 2006 году — сразу после отставки Генпрокурора Владимира Устинова. В СМИ была дана утечка, что президенту Путину положили на стол данные о контрабанде, и он распорядился реанимировать дело «Трех китов». Вскоре после этого, в сентябре 2006 года, Генпрокуратура объявила о том, что добилась отстранения от должностей 19 высокопоставленных чиновников, имеющих отношение к уголовным делам о контрабанде, — многие из них носили погоны охранителей госбезопасности. Но все отставленные чиновники сохранили в итоге свои посты. Никто из чекистов не покинул своих кабинетов на Лубянской площади. А дело «Трех китов» вскоре и разделили — то ли на «полтора кита», то ли, что скорее, выделив из нее «банку шпрот», а «китов» оставили плавать в вольном море российской государственной власти. «В деле «Трех китов» всех документов я так и не увидел, они были изъяты, — заявил в интервью The New Times следователь по особо важным делам Следственного комитета при МВД РФ Павел Зайцев. — Исчезли из дела прямые доказательства против высокопоставленных контрабандистов, прямые показания, документы, записные книжки».

Подсудимый Зайцев

В 2003 году следователь Зайцев, который вел дело «Трех китов», был отдан под суд и осужден на 2 года условно. Ему инкриминировали «превышение должностных полномочий в ходе расследования дела о контрабанде»: «превышение» заключалось в том, что он провел незаконные, как решил Мосгорсуд, обыски на квартирах руководителей магазинов «Три Кита» и «Гранд». Спустя год Верховный суд оставил приговор в действии, и он не отменен до сих пор. Теперь следователь надеется, что коли хоть часть дела передана в суд, то и ему выйдет реабилитация. Когда дело «Трех китов» начиналось, Зайцев был капитаном, сейчас дослужился уже до подполковника и шутит, что к тому моменту, когда — и если — закроется и второе дело, он уже вполне может стать полковником. Сейчас на следователя давления уже не оказывают. «Те люди из Генпрокуратуры уже уволены», — поясняет Зайцев, не называя имен. Не исключено, что он имеет в виду уволенного в 2006 году замгенпрокурора Юрия Бирюкова. На рабочем столе Зайцева в Следственном комитете при МВД стоит врученная ему в декабре наградная табличка за победу в командном первенстве СК при МВД по шахматам. Создается впечатление, что о шахматах Зайцеву сейчас намного приятнее беседовать, чем о «Трех китах». Во всяком случае в ответ на вопрос The New Times: может ли быть связан арест генерала ФСКН Александра Бульбова, чье ведомство осуществляло оперативную поддержку следствия, с делом «Трех китов», — Зайцев подмигивает и говорит, что общаться на эту тему ему не рекомендовало руководство. Итак, «шпроты» — в суде.

А вот доплывут ли туда и «киты» — большой вопрос.

Converted 26074.jpg