Банкиры-оборотни сенатора Ильяса Умаханова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Банкиры-оборотни сенатора Ильяса Умаханова Оригинал этого материала
© "АН-online", 19.02.2014, Фото: РИА "Дагестан" Банк для друзей: как "Сбербанк" помог "Экспрессу" кинуть вкладчиков Александр Тихомиров

0add901b96047bab7dc4a7f95b7a96d77ab3c9d4.jpg
Султан Умаханов (слева) и Герман Греф
С момента банкротства крупнейшего дагестанского банка «Экспресс» прошло уже более года, однако эхо этого события все еще сотрясает республику. Правоохранительные органы продолжают распутывать хитроумные цепочки, созданные владельцами «Экспресса» для отмывания денег и других незаконных операций, возбуждено несколько уголовных дел. Между тем, в сети начинают всплывать все новые и новые любопытные подробности о методах работы банка — и его вольных или невольных сообщниках. Несите ваши денежки В скандале с «Экспрессом» неожиданно оказался замешан... крупнейший банк России — «Сбербанк». Точнее, его дагестанское отделение. Из многочисленных свидетельств клиентов обоих банков следует, что дагестанский «Сбер» активно способствовал притоку капиталов в «Экспресс» — то есть фактически помогал своему главному конкуренту. Более того — когда «конкурент» рухнул, «Сбербанк» первым извлек из этого выгоду, быстро и просто открыв свои отделения на месте закрывшихся представительств «Экспресса».

Все это только звучит фантастически, но лишь до выяснения одного важного обстоятельства — кто реально владел обанкротившимся «Экспрессом». По данным ЦБ, акционерами являлись 10 гражданам Дагестана — у каждого ровно 10% его акций. Однако, как писала газета «Ведомости», участники рынка считают, что «Экспресс» контролировался семьей вице-спикера Совета Федерации Ильяса Умаханова. Из раскрытой банком информации следует, что в прошлом совладельцами «Экспресса» являлись некоторые его родственники: сыновья Мурад, Магомед-Салам, а также племянник Султан, который сейчас работает зампредом Северо-Кавказского банка Сбербанка. И это, как говорится, многое объясняет.

По мнению пострадавших вкладчиков и бывших сотрудников госбанка, которые приводятся на дагестанских сайтах, «Сбербанк» в Дагестане намеренно снижал качество обслуживания, а его сотрудники якобы получили от руководства негласное указание рекомендовать клиентам конкурирующий «Экспресс». Неповиновение каралось увольнениями, а те, кто остался, были вынуждены заниматься, по сути, подрывной для крупнейшего российского банка деятельностью. Это вызвало немалый приток вкладчиков в банк, в котором с клиентов сдували пылинки, поили чаем, и всячески располагали к себе.

«Когда пошел в Сбербанк открывать вклад, просто не выдержал хамского поведения сотрудников банка. Но они же сами мне намекнули что в «Экспрессе» все на высшем уровне. Вот и поехал я в «Экспресс». Что-что, а клиентов там и правда встречали на высшем уровне», — написал на форуме один из вкладчиков, потерявший при банкротстве банка 4,5 млн руб.

«Насколько я знаю, доходило до маразма. На совещаниях в Сбербанке обсуждалось как ухудшить работу «Сбербанка» и улучшить работу «Экспресса», — пишет другой участник дискуссии.

Но этим «сотрудничество» двух банков не ограничивалось. Так, если клиенты «Экспресса» испытывали трудности с погашением кредита банку, им прямо рекомендовали... обращаться за рефинансированием в местное отделение «Сбербанка». Которое (с санкции верховного северокавказского руководства банка) с удовольствием перекредитовывало заведомо безнадежные займы. В результате «Экспресс» возвращал свои средства, а «Сбербанк» множил т.н. «плохие долги».

Кроме того, «Сбербанк» при Султане Умаханове без особого сопротивления «сдавал» свои позиции «Экспрессу». В конце концов, не случайно же за достаточно короткое время более 200 тысяч бюджетников в республике оказались клиентами «Экспресса» (хотя исторически они всегда были клиентами СБ)? А был ли вкладчик? Бизнес банка, который связывали с именем влиятельного дагестанского сенатора, при активном содействии его племянника рос, как на дрожжах. К концу 2012 г. банк стал крупнейшей по активам кредитной организацией Дагестана, держащий на счетах миллиарды рублей вкладчиков.

Однако деятельностью сети банков, промышлявших в Дагестане операциями «на грани фола», все активнее интересовались в ЦБ и правоохранительных органах. Осознав, что отзыва лицензии у «Экспресса» и связанной с ним цепочки не избежать, хозяева «Экспресса» предприняли попытку напоследок «слупить» с государства еще несколько миллиардов рублей.

Согласно действующему законодательству, вкладчиков от последствий банкротства банков защищает система страхования вкладов. Если банк разоряется, Агентство по страхованию вкладов (АСВ) выплачивает вкладчикам компенсацию — до 700 тыс. руб. Именно этим , судя по всему, и решил воспользоваться «Экспресс» и аффилированный с ним «Трансэнергобанк».

Источники в АСВ утверждают: число вкладчиков в обоих банках стремительно выросло в последние месяцы 2012 г., то есть аккурат перед отзывом лицензий. Так, в «Экспрессе» по состоянию на 1 января 2013г. объем средств населения, размещенных в банке, составил 13 млрд руб. (из них 8,8 млрд руб. — срочные депозиты). В отчетности «Трансэнергобанка» также был отражен резкий скачок (более чем в 10 раз) обязательств перед вкладчиками на сумму в 4,8 млрд руб., которые приходятся на 6,5 тыс. счетов.

На всех новых счетах были указаны суммы, близкие к максимальному уровню страхового возмещения в 700 тыс. руб. При этом многие счета открывались лицами, представлявшими сотни доверенностей каждый.

Подобный рост, особенно перед отзывом лицензий, выглядел более чем странно. И первые же проверки подтвердили подозрения: вкладов на самом деле не было — руководство банков просто «пририсовало» депозиты в расчете, что АСВ оплатит их живыми деньгами.

На скандальную историю обратили внимание известные блогеры. Так, пользователь ЖЖ под ником ntv поинтересовался у «Сбербанка», знает ли его руководство о беспределе, который царит в его дагестанском отделении?

«Если это правда, почему Сбербанк не реагирует на этот скандал? Руководитель «Сбера» по Дагестану напрямую замешан в аферах с «Экспрессом», но продолжает как ни в чем не бывало занимать свой пост. Я хотел бы получить официальную позицию «Сбербанка» по этому вопросу. Это нормальная практика? Может тогда пора слоган сменить на «Семейный банк»? -задал он прямой вопрос на официальной странице «Сбербанка» в социальной сети Facebook.

Сотрудники «Сбера» аккуратно удалили запрос блогера со страницы, не удостоив его ответом. Скорее всего, для того, чтобы не ставить в неудобное положение Германа Грефа — по сети «гуляет» фотография, где он в Махачкале лично вручает премию Султану Умаханову как руководителю лучшего отделения «Сбербанка» в России. Самое смешное в этой ситуации то, что резко улучшить упавшие показатели С.Умаханов смог как раз за счет банкротства «Экспресса». Молчание о золоте Ни для кого не секрет, что Северный Кавказ в целом (и Дагестан в частности) является центром отмывания и обналичивания денег для всей России. Однако такой размах — редкость даже для «всероссийской прачечной», а намеки на причастность к скандальному банкротству одного из руководителей Совета Федерации и крупнейшего государственного банка делает ситуацию и вовсе уникальной.

Впрочем, за виновников торжества можно только порадоваться — никто из них толком не пострадал, и все они продолжают занимать свои должности. Отчаявшиеся добиться справедливости вкладчики написали петицию на имя генерального прокурора РФ Юрия Чайки, главы «Сбербанка» Германа Грефа, президента Дагестана Рамазана Абдулатипова и руководителей Общенародного фронта по Дагестану. В ней они указывают на факты согласованных мошеннических действий со стороны дагестанского отделения «Сбербанка» и «Экспресса», и просят наказать виновных, вернуть средства и восстановить доверие населения.

«После «Экспресса» словно посыпались еще девять местных банков. Криминальная империя прекратила свое существование, были открыты уголовные дела, следствие по которым ведется до сих пор, и мы не видим никаких результатов. Население республики полностью утратило доверие к финансовым учреждениям, как к государственным, так и частным», — подчеркивается в петиции.

Тем не менее, официальной реакции на петицию обманутых вкладчиков, собравшую сотни подписей, до сих пор не последовало. Мы решили не дожидаться ответа чиновников, и попытались получить комментарии сами. Однако это оказалось не так просто.

Пресс-служба Сбербанка говорить на эту тему не стала и предложила направить письменный запрос, ответ на который также пообещали дать письменно. Президент Дагестана Рамазан Абдулатипов тоже не нашел времени для комментария, поскольку, по словам его пресс-службы, «находится в отъезде на официальных встречах». Заместитель председателя Совета Федерации Ильяс Умаханов говорить с нами на эту тему вообще отказался. Его помощник пояснил, что «у Умаханова огромное количество родственников в Дагестане и он не может отвечать за каждого своего племянника».

Известный дагестанский политолог Ханжан Курбанов прокомментировал ситуацию так:

— Банки в Дагестане являются ресурсами крупных политиков, и, конечно, с помощью банков ведется политическая борьба. Кроме того, каждый крупный бизнес в Дагестане имеет свой банк, чтобы кредитовать или проводить нал, в том числе и черный. Поэтому не удивительно, что у банков сейчас отзывают лицензии, банки начинают оседать, их количество сокращается. Пошел нормальный процесс очищения финансовой системы Дагестана. Как итог, происходит ликвидация банков, которые занимались всякими черными схемами и махинациями. Однако местные правоохранительные органы нередко аффилированы и не смогут справиться с этой ситуацией. На помощь приходят силовики из центральной России и СКФО.

Другой известный политолог, заместитель директора Института проблем глобализации Анатолий Баранов видит ситуацию с банковским сектором Дагестана и скандал вокруг банка «Экспресс» и дагестанским отделением СБ РФ так:

— Очевидно, что сейчас в Дагестане неприкасаемых нет, и прошлые заслуги и звания уже не защищают авторитетных людей. В пользу этого говорит и то, что публикации об Умаханове появились на сайте kavkazpress.ru, который, как хорошо известно в Дагестане, отражает настроения федерального центра.