Банки-2001

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Коммерсант-Власть", origindate::11.12.2001

Банки-2001

Кому принадлежит Россия

Максим Буйлов

Развитие российской банковской системы в последние десять лет во многом сводилось к переделу наследства, доставшегося от СССР. Поэтому неудивительно, что крупнейшие банки в России — государственные и на них приходится 36% активов банковской системы. При этом сама банковская система по мировым масштабам невелика — она вся меньше практически любого из крупнейших банков развитых стран. Суммарные активы всех российских банков составляют около $80 млрд, в то время как активы любого крупнейшего банка мира близки к $1 трлн.

Сейчас в России около 1300 банков, и самые крупные из них сосредоточены в Москве и Санкт-Петербурге. Ровно столько же банков российская банковская система насчитывала и в 1991 году, правда в то время она была еще советской. До 1995 года количество банков неуклонно росло и достигло 3000. Однако вот уже пять лет их число неуклонно сокращается. В последнее время Банк России и правительство вынашивают планы ускорить этот процесс искусственным образом. По их мнению, стране нужно небольшое количество крупных банков. При этом, по мнению международных финансовых организаций, банки эти не должны быть государственными. И уже разработаны планы приватизации госбанков. Вот только в России нет достаточного количества денег для их покупки. А это значит, что российская банковская система имеет все шансы развиваться по тому же пути, что и в других странах Восточной Европы,— перейти в руки иностранцев.

История: 1991-2000

История российской банковской системы, пожалуй, наилучшим образом иллюстрирует тезис, что общество развивается по спирали. За прошедшие десять лет самые разные люди с разницей в несколько лет пропагандировали одни и те же идеи и совершали одни и те же ошибки. Сейчас банковская история в России прошла два круга и выходит на третий, а в третий раз история, как известно, повторяется в виде фарса. Подтвердится ли и этот тезис, покажет время.

1991

22 марта Центральный банк России установил порядок выпуска ценных бумаг коммерческими банками. С этого момента российские банки получили выход на фондовый рынок.

2 апреля вступили в силу принятые Госбанком СССР «Правила покупки и продажи (перевода) для вывоза за границу иностранной валюты за счет личных средств граждан». Этим было положено начало созданию валютного рынка России.

9 апреля прошли первые торги на валютной бирже Госбанка. В них приняли участие десять коммерческих банков и одна финансовая организация.

26 августа в кабинет председателя правления Госбанка СССР Виктора Геращенко вошла группа товарищей и, потребовав у него ключи от «кабинета и хранилищ», объявила, что он отстранен от оперативного управления Госбанком СССР. Тем не менее Виктор Геращенко формально оставался главой Госбанка еще три месяца, пока не написал заявление об уходе «по собственному желанию».

26 сентября прошла презентация первых валютных кредитных карточек Visa российского коммерческого банка. Они были выпущены Кредобанком. С этого момента началась история рынка пластиковых карт в России.

4 декабря Внешэкономбанк СССР объявил всем финансовым организациям и банкам мира о приостановлении выплат по долгам СССР на неопределенный срок. Банк возобновил свою деятельность спустя три года — после выхода указа президента России «О некоторых вопросах деятельности Банка внешнеэкономической деятельности СССР». Согласно ему, банк официально стал государственным финансовым институтом, специализирующимся исключительно на обслуживании внешнего долга и активов бывшего СССР. Так в России появился крупнейший банк, который до сих пор не имеет лицензии ЦБ.

20 декабря Госбанк СССР был ликвидирован. Его преемником стал образованный еще 13 июля 1990 года Банк России, возглавляемый Георгием Матюхиным.

1992

Converted 12386.jpg

Converted 12387.jpg

Георгий
Матюхин
Виктор Геращенко

3 января прошли первые в истории валютные интервенции Банка России — так глава ЦБ Георгий Матюхин попытался удержать курс рубля. Впоследствии Банк России не раз прибегал к этому способу поддержания курса.

28 апреля был зафиксирован первый случай продажи частному банку совзагранбанка. Собрание акционеров Ost-West Handelsbank, состоявшееся в Франкфурте-на-Майне, приняло решение о передаче 80,6% капитала банка в собственность Токобанка.

16 июля глава Банка России Георгий Матюхин написал заявление об отставке. Исполняющим обязанности председателя ЦБ назначен Виктор Геращенко, который был утвержден на этом посту Верховным советом спустя четыре месяца.

14 августа вышел указ президента РФ «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации». С этого момента в России началась ваучерная приватизация.

1 октября прошли первые торги ваучерами на Российской товарно-сырьевой бирже (РТСБ).

9 октября начал осуществлять операции по обмену валюты первый в России обменный пункт ВАО «Интурист». Именно из таких обменных пунктов выросли многие российские банки.

4 ноября Виктор Геращенко был утвержден Верховным советом на посту главы Банка России.

8 декабря вышел указ президента РФ «О федеральном казначействе». Тем самым было положено начало многолетней борьбе за перевод бюджетных счетов из коммерческих банков в казначейство. На обслуживании этих счетов выросли многие крупные российские банки. Лишь через восемь лет основная их часть оказалась в казначействе.

1993

б января ЦБ разослал по банкам телеграмму, в соответствии с которой банки должны увеличить уставные фонды до 100 млн руб., иначе они будут ликвидированы. Это была первая попытка ликвидировать мелкие банки. Потом минимальная сумма уставного фонда возросла до 5 млн ЭКЮ. А через четыре года ЦБ принял решение о снижении этой суммы до 1 млн ЭКЮ. Последняя попытка избавиться от мелких банков была предпринята уже в этом году, когда обсуждался вопрос ликвидации банков с капиталом меньше 200 млн руб. Автором предложения выступил представлявший в тот момент МДМ-банк Александр Мамут. Но и эта попытка провалилась — правительство предложение не поддержало.

19 февраля российский парламент принял постановление «О выпуске государственных краткосрочных бескупонных облигаций» (ГКО).

7 апреля коллегия Министерства по внешнеэкономическим связям России приняла решение о переводе счетов всех экспортеров стратегически важных сырьевых товаров в 15 уполномоченных банков. Это был первый крупный скандал с делением государственных финансовых потоков между группой избранных банков.

18 мая прошел первый аукцион по размещению ГКО.

19 октября покупать ГКО получили возможность физические лица. Так началось строительство пирамиды ГКО, обрушившейся через пять лет.

1994

Converted 12388.jpg

Татьяна Парамонова

1 февраля в Внешэкономбанк СССР поступил указ президента России «О некоторых вопросах деятельности Банка внешнеэкономической деятельности СССР».

1 сентября ЦБ выпустил документ под названием «Временное положение о временной администрации по управлению коммерческими банками и другими кредитными учреждениями». Это был первый серьезный шаг Банка России для выправления тяжелой ситуации в банковской системе.

11 октября —день, вошедший в российскую историю как «черный вторник». Курс рубля упал на 845 пунктов — ДО уровня 3926 руб./$.

15 октября Виктор Геращенко подал в отставку с поста председателя ЦБ. Исполняющим обязанности главы ЦБ стала его первый заместитель Татьяна Парамонова.

20 октября прекратил выплаты и прием вкладов Чара-банк. Это был первый крах крупного российского банка. За ним последовали банк «Горный Алтай» и другие. При этом лицензия у Чара-банка была отозвана спустя полтора года. Тогда же потерял лицензию и банк «Горный Алтай».

25 ноября президент компании «Чара-холдинг» 44-летний Владимир Рачук приехал в офис компании, в помещениях которого находилась его квартира. Там он закрылся в ванной комнате. Через полчаса горничная встревожилась из-за непрекращающегося шума льющейся воды и постучала в дверь, но ответа не последовало. Она позвала охранников фирмы, которые, взломав дверь, обнаружили банкира мертвым. Согласно заключению бригады «скорой помощи» и судебно-медицинского эксперта, смерть Владимира Рачука наступила в результате острой сердечной недостаточности.

2 декабря проведен захват центрального офиса коммерческого Мост-банка. Это был первый случай использования вооруженных сотрудников правоохранительных органов для давления на коммерческий банк (позднее его стали называть «маски-шоу»). В дальнейшем метод захвата широко использовался как при давлении властей на бизнесменов, так и в борьбе между банками.

1995

27 февраля вышел закон, запрещающий Банку России иметь долю в уставных фондах коммерческих банков. Это была первая попытка приватизировать Сбербанк. Борьба с депутатами шла почти полгода, пока не вступил в силу федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в статью 5 федерального закона „О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)»"». По нему приватизация Сбербанка осуществляется только по специально принятым законам.

15 марта в официальную рассылку поступило распоряжение № 1 мэра Москвы Юрия Лужкова «О первоочередных мерах по созданию муниципального банка». Этот документ положил начало новому раунду борьбы за деньги столичного бюджета. После создания Банка Москвы к нему из Мост-банка и нескольких других близких к мэрии банков перешли основные финансовые потоки города.

Converted 12389.jpg

Владимир Потанин

30 марта президент ОНЭКСИМбанка Владимир Потанин сделал от имени консорциума коммерческих банков сенсационное предложение правительству: банкиры готовы дать государству кредиты под залог пакетов акций крупнейших госпредприятий. Проект был реализован. В ноябре-декабре пакеты акций ряда ведущих предприятий (РАО «Норильский никель», НК ЮКОС, НК ЛУКОЙЛ и др.) были выставлены на так называемые залоговые аукционы. Аукционы сопровождались серией громких скандалов. Результатом залоговых аукционов стало появление крупных финансово-промышленных групп вокруг банка МЕНАТЕП, ОНЭКСИМбанка, банка «Российский кредит» и Инкомбанка.

10 апреля один из руководителей банка «Югорский» Вадим Яфясов был убит в Москве, в подъезде дома на Кутузовском проспекте. Коммерческий директор Красноярского алюминиевого завода Вадим Яфясов, после того как начал совмещать свою основную работу с работой в банке «Югорский», просчитывал возможность перевода в банк счетов КрАЗа.

14 апреля — начало кризиса Московского межрегионального коммерческого банка (ММКБ). Именно крах ММКБ стал одной из причин обострения банковского кризиса в России, пик которого пришелся на август—сентябрь 1995 года.

Converted 12390.jpg

Владимир Виноградов

18 апреля Банк России выпустил дополнение № 2 к «Положению о порядке формирования фонда обязательных резервов коммерческих банков и кредитных учреждений в Центральном банке Российской Федерации», в соответствии с которым резко ужесточались резервные требования к коммерческим банкам. С этого момента начался шумный конфликт между коммерческими банками и руководством Банка России во главе с Татьяной Парамоновой. Наиболее активно выступал против действий Банка России президент Инкомбанка Владимир Виноградов. Не в последнюю очередь из-за этого Татьяна Парамонова так и не была утверждена Думой на посту председателя Банка России.

4 мая объявлено о слиянии двух крупных коммерческих банков — «Национального кредита» и банка «Индустрия-Сервис». Известие, воспринятое вначале как свидетельство усиления позиций «Национального кредита», на самом деле знаменовало начало глубокого кризиса этого банка.

5 июля объявлено о введении валютного коридора — пределов колебаний курса рубля по отношению к доллару. Для коммерческих банков это означало сужение возможностей для проведения спекулятивных операций. Через три года эта политика закончилась резкой девальвацией рубля и дефолтом по ГКО.

4 августа вступил в силу федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в статью 5 федерального закона „О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)»"». Приватизация Сбербанка отложена на неопределенный срок.

20 августа неизвестные убили президента банка «Югорский» Олега Кантора. Незадолго до смерти Олег Кантор получал угрозы, однако не уезжал из России, а продолжал жить на даче, расположенной на территории правительственного санатория «Снегири», которую снимал за $240 тыс. в год.

24 августа — «черный четверг»: крах московского рынка межбанковских кредитов, одно из крупнейших потрясений российского финансового рынка. Это был первый полномасштабный банковский кризис в России. Он стал главной причиной отставки Татьяны Парамоновой.

Converted 12391.jpg

Сергей Дубинин

8 ноября вышел указ об освобождении Татьяны Парамоновой от обязанностей и. о. главы ЦБ. На этот пост был выдвинут бывший и. о. министра финансов Сергей Дубинин (он был уволен из Минфина после 11 декабря 1994 года, «черного вторника»). Накануне назначения в Банк России он работал заместителем председателя правления банка «Империал». Утвержден Думой на посту председателя ЦБ с первого раза и практически единогласно.

1996

2 3 января Андрей Казьмин, занимавший пост заместителя министра финансов, избран председателем правления Сбербанка. На этом посту он сменил Олега Яшина. С тех пор Андрей Казьмин остается бессменным главой крупнейшего российского банка.

30 января в аэропорту Шереметьево-2 был задержан директор филиала Центрального банка России в Эстонии Юрий Буток. Сотрудники Главной военной прокуратуры предъявили ему обвинение в получении взяток примерно на $ 1,5 млн и хищении 500 млн руб. с помощью подложных документов.

3 февраля закон «О банках и банковской деятельности» подписан президентом РФ. В новом законе определен четкий перечень банковских операций, для которых требуется лицензия ЦБ. Теперь только банкам разрешается одновременно привлекать во вклады денежные средства, размещать их от своего имени, а также открывать и вести банковские счета.

14 марта у Чара-банка была отозвана лицензия.

18 марта обстреляна квартира председателя Центрального банка России Сергея Дубинина. Три пули попали в окно, еще пять застряли в стене. Следственный отдел 2-го РУВД Центрального округа возбудил уголовное дело по факту «злостного хулиганства, отличающегося по своему содержанию исключительным цинизмом».

Converted 12392.jpg

Converted 12393.jpg

Юрий Агапов
Борис Федоров

23 апреля глава Кредобанка Юрий Агапов обратился в Центробанк с просьбой о предоставлении стабилизационного кредита. С этого момента началось падение одного из крупнейших российских банков. Осенью в банке была введена временная администрация.

5 мая банк «Горный Алтай» потерял лицензию.

20 мая в машине главы Национального фонда спорта и банка «Национальный кредит» Бориса Федорова, сменившего в банке Олега Бойко осенью 1995 года, нашли наркотики. Он был арестован, несмотря на то что ехал на машине с мигалкой, охраной и спецталоном, запрещавшим обыск. Через трое суток он был выпущен под подписку о невыезде и смещен со всех постов. Не пройдет и месяца, и на Бориса Федорова будет совершено покушение.

14 июня арестован корсчет Кредобанка в ЦБ.

18 июня неизвестный тяжело ранил бывшего главу Национального фонда спорта и банка «Национальный кредит» Бориса Федорова.

24 июня Тверьуниверсалбанк разослал своим филиалам письмо с предписанием прекратить проведение всех платежей. Это был крах еще одного крупного российского банка. 8 июля ЦБ ввел в нем временную администрацию.

25 июля совет директоров Банка России принял решение создать специальное операционное управление для работы с крупными и социально значимыми банками — ОПЕРУ-2.

15 августа президент ОНЭКСИМбанка Владимир Потанин был назначен на пост первого вице-премьера России, курирующего финансово-экономический блок. Всего через полгода правительственная комиссия по денежно-кредитной политике, возглавляемая Владимиром Потаниным, объявила список из 13 банков, которым доверена работа с бюджетными средствами.

23 октября Банк России ввел в Кредобанке временную администрацию.

25 октября правительственная комиссия по финансовой и денежно-кредитной политике под председательством первого вице-премьера Владимира Потанина приняла решение о проведении санации Агропромбанка «с минимальной нагрузкой на бюджет». Конкурс на проведение санации выиграл Столичный банкъ сбережений, возглавляемый Александром Смоленским. Сумма сделки — 1 трлн руб.

18 декабря председатель ЦБ Сергей Дубинин заявил, что денежная реформа — ни рублевая, ни валютная — в будущем году не планируется. Летом следующего года он объявит о предстоящей деноминации рубля.

30 декабря Банк России отозвал банковскую лицензию у банка «Национальный кредит».

1997

1 января отменена знаменитая «валютная» статья Уголовного кодекса РФ — статья 88 «Нарушение правил о валютных операциях».

22 января правительственная комиссия по денежно-кредитной политике объявила список из 13 банков, которым доверена работа с бюджетными средствами.

21 февраля правительственная комиссия утвердила список уже из 16 банков-агентов правительства.

26 февраля Арбитражный суд Москвы признал банкротом банк «Национальный кредит».

28 февраля Банк России принял решение о снижении требования к минимальному размеру капитала банков до 1 млн ЭКЮ.

17 апреля в Москве сотрудниками МВД задержан президент и председатель совета директоров Монтажспецбанка Аркадий Ангелевич. Его обвинили в хищении $7 млн, принадлежавших разорившемуся банку «Единство». Этот банк возглавлял Дмитрий Бурейченко, который исчез в конце 1995 года, задолжав клиентам более $200 млн. Аркадия Ангелевича обвинили в сговоре с Дмитрием Бурейченко.

16 июня Банк России направил в адрес Базельского комитета по банковскому надзору официальное письмо, в котором выразил готовность присоединиться к основным международным принципам банковского надзора. С этого момента начался перевод российской финансовой отчетности на международные стандарты. В результате с начала 1998 года был введен в действие новый план счетов для банков. А к 2004 году Банк России собирается полностью перейти на международные стандарты финансовой отчетности.

4 августа глава ЦБ Сергей Дубинин объявил о проведении с 1 января 1998 года деноминации рубля.

6 августа министр финансов Анатолий Чубайс поручил таможенникам и Минфину исключить коммерческие банки из процедуры сбора таможенных платежей в бюджет.

17 сентября Россия вступила в Парижский клуб кредиторов.

6 октября Россия подписала соглашение с Лондонским клубом банков-кредиторов.

23 октября — мировой «черный четверг». На фондовой бирже Гонконга был отмечен небывалый обвал котировок акций — индекс биржи упал на 1600 пунктов, или 14%.

27 октября индекс Dow Jones упал более чем на 550 пунктов. В результате произошел обвал и на российском рынке ценных бумаг, и впервые в российской истории были приостановлены торги.

С 1 ноября в России запрещены платежи в валюте. С этого времени в нашей стране появилась новая денежная единица—у. е.

1998

8 мая ЦБ ввел временную администрацию в Токобанке. Это был первый знак надвигающегося банковского кризиса.

14 августа банки «Империал» и «СБС-Агро» приостановили платежи, опередив общий кризис всего на три дня.

17 августа вышло совместное заявление ЦБ и правительства. Верхняя граница валютного коридора до конца года поднята до 9,5 руб. Изменился принцип формирования официального курса доллара: ЦБ стал учитывать курс межбанковского рынка, который значительно превышал курс ЦБ и ММВБ. Заморожены все выплаты по ГКО-ОФЗ. Одновременно правительство и ЦБ ввели 90-дневный мораторий на исполнение банками своих обязательств перед иностранцами.

24 августа правительство Сергея Кириенко, утвержденное накануне кризиса, отправлено в отставку.

25 августа у банка «Империал» — первого после кризиса 17 августа — отозвана лицензия. Вернуть ее банк смог только спустя два года и при этом добился вынесения в отношении Банка России сенсационного судебного решения — запрета отзывать у банка «Империал» лицензию.

28 августа в «СБС-Агро» введена временная администрация и объявлены двухнедельные банковские каникулы. Через год был подписан еще один приказ о введении в «СБС-Агро» временной администрации. После этого банк был передан Агентству по реструктуризации кредитных организаций (АРКО).

3 сентября Банк России впервые после 26 августа установил официальный курс доллара —13,46 руб./$. Именно по такому курсу была заключена единственная сделка в системе электронной лотовой торговли (СЭЛТ).

3 сентября заморожены частные вклады в «СБС-Агро», МЕНАТЕПе, Инкомбанке, Промстройбанке, Мост-банке и Мосбизнесбанке. Вкладчики этих банков получили возможность перевести свои деньги по курсу 9,33 руб./ $ в Сбербанк. Эта акция продлилась месяц.

7 сентября глава Банка России Сергей Дубинин подал президенту РФ прошение об отставке.

12 сентября главой Банка России вместо Сергея Дубинина вновь стал Виктор Гepaщенко. Вместе с ним в ЦБ вернулась прежняя команда, в том числе и первый заместитель председателя банка Татьяна Парамонова.

27 октября Владимир Виноградов ушел с поста президента Инкомбанка.

29 октября Банк России отозвал у Инкомбанка лицензию. Банкротом Инкомбанк был признан более чем через год.

1999

4 февраля Генпрокуратура обнародовала результаты проверки Банка России. С этого начался скандал вокруг компании Financial Management С° Ltd. (FIMACO), зарегистрированной на острове Джерси (Нормандские острова). В соответствии с соглашением между компанией и Банком России ЦБ систематически передавал ей в доверительное управление средства валютного резерва страны, кредиты МВФ, ценные бумаги Минфина.

22 марта заработало Агентство по реструктуризации кредитных организаций.

24 апреля в своем коттедже умер бывший глава Национального фонда спорта Борис Федоров — по официальной версии, от острой сердечной недостаточности.

29 мая банк «Империал» вернул себе отозванную лицензию.

18 июня утвержден план реструктуризации Промстройбанка РФ. По этому плану банком должно было заняться Агентство по реструктуризации кредитных организаций. Однако АРКО от санации Промстройбанка отказалось, и в ноябре Арбитражный суд Москвы признал Промстройбанк банкротом.

30 июня совет директоров ЦБ принял решение об отзыве лицензии у Межкомбанка, Мосбизнесбанка, Промстройбанка и ОНЭКСИМбанка. Такой массовый отзыв лицензий оказался неожиданным, несмотря на трудности, которые испытывали эти банки после кризиса 1998 года.

2 августа в «СБС-Агро» введена временная администрация.

19 августа — начало скандала с отмыванием российских денег через Bank of New York. Его результатом стало серьезное осложнение отношений российских банков с зарубежными.

18 октября «Российский кредит» перестал расплачиваться по своим обязательствам. Мораторий на выплаты введен АРКО, под управлением которого находится банк.

16 декабря некий молодой человек Максим Алексеев по доверенности от нотариуса Владимира Беляева, на счет которого были переведены остатки конкурсной массы Токобанка (252 млн руб.), перевел все деньги на новый специально открытый счет нотариуса в Тандем-банке.

23 и 28 декабря Максим Алексеев снял 252 млн руб. наличными и исчез. Так завершилось банкротство Токобанка.

2000

1 февраля Инкомбанк признан банкротом.

17 мая Центробанк ввел в Мост-банке временную администрацию. В результате Мост-банк был передан на санацию Внешторгбанку. Однако через год ЦБ отозвал у него лицензию, и началось банкротство Мост-банка.

3 июля суд прекратил процедуру банкротства ОНЭКСИМбанка.

17 августа глава Внешторгбанка Юрий Пономарев объявил о покупке росзагранбанка East-West United Bank (Люксембург). Это был первый шаг по выходу ЦБ из капитала росзагранбанков. Через год Банк России продал еще один росзагранбанк — Donau Bank (Вена). Его новым владельцем также стал Внешторгбанк.

14 сентября началось слияние ОНЭКСИМбанка с Росбанком.

25 сентября МДМ-банк начал поглощение Конверсбанка. 24 октября и. о. председателя правления Конверсбанка назначен глава МДМ-банка Андрей Мельниченко.

26 сентября развернулась борьба за наследство Инкомбанка. Гута-банк и Росбанк с МФК развернули настоящую войну за контроль над концерном «Бабаевский» и фабрикой «Рот Фронт».

2 октября Внешторгбанк официально объявил о покупке 100% акций Мост-банка.

5 декабря президент России Владимир Путин потребовал в десятидневный срок перевести в казначейство все таможенные счета.

15 декабря Государственный таможенный комитет доложил об окончании перевода таможенных счетов в казначейство.

***

Современность

Максим Буйлов

На данный момент крупнейший владелец российских банков — государство в самых разных своих проявлениях. Оно владеет банками через Банк России, РФФИ, органы власти на местах и даже государственные компании. Частные банки в большинстве своем обслуживают собственных владельцев — какие-либо компании или холдинги. Совсем немногим банкам удается выйти за рамки этой схемы, став владельцами крупных промышленных или финансовых холдингов. И лишь в последние годы на российском рынке всерьез заявила о себе третья сила — иностранные банки.

Государственный подход к банкам

На 1 октября этого года в России действовали 1322 кредитные организации. Более половины из них хотя бы отчасти принадлежали государству — сколько точно, не знает даже оно само. В июле прошлого года правительство попыталось провести инвентаризацию своих вложений в этот сектор и насчитало 469 принадлежащих ему банков. В 36 из них госструктурам принадлежит контрольный пакет, в 45 — блокирующий. Однако правительство явно просчиталось и не скрывало этого: в эти 469 банков сознательно не были включены банки с участием ЦБ. В результате Сбербанк и Внешторгбанк в это число не попали, равно как и отечественные «дочки» росзагранбанков. Не оказалось в этом списке и Внешэкономбанка.

В октябре, когда эти расчеты попали на стол к Михаилу Касьянову, только по данным банковских балансов, в 638 банках была доля федеральных или местных властей либо учрежденных ими компаний. При этом в 62 из них у государства был контрольный пакет, а в 80 — блокирующий. С учетом банков, «вычисленных» правительством, но не отразивших родство с государством в балансах, число банков, акции или паи которых принадлежат госструктурам, достигало 679. С тех пор ситуация принципиальным образом не менялась. Причина такого положения вещей проста: в России менеджмент банка нередко может действовать без оглядки на истинного собственника.

Государство — наименее требовательный из всех владельцев банков. Но тем банкам, которые не выпали из его поля зрения, приходится обслуживать интересы хозяина по полной программе. Обычно это выражается в выдаче кредитов госструктурам без учета того, насколько велика вероятность их возврата. Так, банки, обслуживавшие сельское хозяйство, разорялись с завидным постоянством вне зависимости от того, как они назывались—Агропромбанк или Россельхозбанк.

Подстерегают госбанки и другие опасности. Так, в результате последней смены власти в Министерстве путей сообщения все финансовые потоки было решено перевести из Желдорбанка, традиционно обслуживавшего МПС, в недавно купленный министерством Транскредитбанк. Однако теперь, когда глава железнодорожного ведомства Николай Аксененко находится под следствием, за судьбу и этого банка никто не может поручиться.

Крупнейшие из давно созданных госбанков — Сбербанк и Внешторгбанк — принадлежат Банку России. С одной стороны, ситуация, когда регулирующий орган владеет тем, кто находится у него в подчинении, абсолютно неправильна, и против этого активно возражают международные финансовые организации, настаивая на приватизации этих банков. С другой — быстро избавиться от своей доли в этих банках ЦБ просто не может. Эти банки слишком крупны, чтобы быть быстро проданными: на них приходится около 30% активов всей банковской системы. Быстро их можно только отдать — например, правительству. Госбанками они, разумеется, от этого быть не перестанут, так что приватизацией это не будет.

Правда, возможность выхода из капитала Внешторгбанка Банку России все равно пришлось рассмотреть под давлением правительства и даже назвать дату, когда это может произойти,— 2003 год. Однако процесс этот может затянуться на долгие годы. А о выходе из капитала Сбербанка речь пока идет лишь в сослагательном наклонении. И дело не только в том, что активы Сбербанка почти в пять раз выше, чем у Внешторгбанка, второго в России по этому показателю. Просто в Сбербанке находится около трех четвертей всех вкладов россиян — около 400 млрд руб. И если вкладчикам только покажется, что с Сбербанком что-то не так, они просто сметут его.

Есть и еще один крупный госбанк — Внешэкономбанк СССР (ВЭБ), но с ним история особая. Начать с того, что у него нет лицензии Центробанка, а значит, ЦБ не может ее отозвать. Следовательно, банкротство ему не грозит независимо от того, в каком состоянии он находится. А состояние это, надо сказать, так себе. Ведь на нем висят все долги СССР, а это огромные суммы, измеряемые триллионами рублей. По формальным признакам именно он и является крупнейшим российским банком. С другой стороны, банком он не является, поскольку у него нет лицензии. Если бы Банк России решил выдать ему лицензию, то должен был бы сразу ее отозвать. Ведь по закону при достаточности капитала меньше 2% ЦБ должен немедленно передавать банк под управление АРКО. А из-за долгов СССР этот показатель у Внешэкономбанка заметно меньше 1 %. В управление же АРКО правительство российские долги не отдаст.

Если ВЭБ разделить на собственно банк и агентство по долгам, то получившийся банк будет все равно одним из крупнейших. По размерам он будет сравним с Внешторгбанком. Кстати, в свое время Внешторгбанк именно так и появился на свет. А сейчас правительство намеревается провести операцию деления ВЭБа повторно, слив попутно новый банк (его назовут Внешэкономбанк России) с еще одним госбанком — Росэксимбанком.

Converted 12394.jpg

Converted 12395.jpg

Converted 12396.jpg

Юрий Пономарев
Андрей
Казьмин
Андрей Костин

При этом Внешторгбанк относится к центробанковским не только по формальным признакам — участию в капитале. Глава ВТБ Юрий Пономарев «исторически» считается человеком Виктора Геращенко. Сбербанк же хотя и принадлежит Банку России, считается нейтральным — его глава Андрей Казьмин старается быть лояльным ко всем. Внешэкономбанк считается близким к правительству из-за хороших личных отношений главы правительства Михаила Касьянова и главы банка Андрея Костина.

Среди госбанков, входящих в 20 крупнейших банков по размерам активов, по данным журнала «Деньги», кроме банков, принадлежащих ЦБ, и Внешэкономбанка, есть и еще два вида госбанков. Так, Газпромбанк представляет собой расчетный банк крупной государственной компании РАО «Газпром», и никакие перестановки в «Газпроме» и Газпромбанке, начавшиеся после ухода главы «Газпрома» Рема Вяхирева, не изменят его статус. Этот банк плотно сидит на финансовых потоках «Газпрома», благодаря чему его положение достаточно устойчиво. Но в этом есть и один существенный недостаток — бизнес Газпромбанка полностью зависит от благополучия его крупнейшего акционера.

Другой вид госбанков — банки, принадлежащие региональным властям. Они представлены в первой двадцатке Банком Москвы и Башкредитбанком. Им приходится обслуживать потребности властей Москвы и Башкортостана соответственно. Их положение определяется личными отношениями главы Банка Москвы Андрея Бородина с мэром Москвы Юрием Лужковым и главы Башкредитбанка Азата Курманаева с президентом Республики Башкортостан Муртазой Рахимовым.

Но по большому счету и Газпромбанк, и Банк Москвы с Башкредитбанком относятся к одному типу — это расчетные банки. Их различие заключается лишь в том, что Газпромбанк обслуживает интересы компании, а Банк Москвы и Башкредитбанк — местных властей.

Частное банковское дело

Расчетные банки есть не только у государственных компаний или региональных властей. Частные компании также нередко создают банки, которые обслуживают их интересы. Среди таких банков попадаются и очень крупные, например Сургутнефтегазбанк, обслуживающий частную компанию «Сургутнефтегаз». Однако он исключение из правил.

Расчетные банки составляют значительную часть российской банковской системы, и основная их часть — это мелкие и средние банки, поскольку большинство предприятий в России — мелкие и средние. Стать больше банкам мешают сами предприятия, предпочитая иметь небольшой, но гарантированный от неприятностей банк.

В принципе к расчетным можно отнести и такие крупные банки, как Доверительный и инвестиционный банк и «МЕНАТЕП СПб», которые традиционно обслуживают интересы компании ЮКОС, а также Росбанк, обслуживающий группу «Интеррос». Однако, хотя эти банки и обслуживают материнские компании, они имеют также достаточно развитый «посторонний бизнес». Это относится и к Альфа-банку, обслуживающему интересы «Альфа-групп».

У всех этих банков есть одна общая особенность — это старые банки. Они были крупными и в докризисные времена, причем еще до кризиса 1995 года. И самое главное, что отличает их от классических расчетных банков,— именно они(или банки, бизнес которых они унаследовали) покупали предприятия и создавали вокруг себя холдинги, а не наоборот. Просто предприятия, в свое время купленные банками, уже давно переросли их.

Так, Михаил Ходорковский, глава банка МЕНАТЕП, преемником которого стал «МЕНАТЕП СПб», в конце 1995 года купил на залоговом аукционе крупную нефтяную компанию ЮКОС. Потом им была организована группа «Роспром», которую он и возглавил. А «Роспрому» уже, в свою очередь, подчинялись и ЮКОС, и МЕНАТЕП.

Владимир Потанин ушел с поста президента ОНЭКСИМбанка, преемником которого стал Росбанк,ради кресла первого вице-премьера. В этом качестве он и организовал залоговые аукционы, на одном из которых ОНЭКСИМбанк купил РАО «Норильский никель». После периода вице-премьерства Владимир Потанин на год вернулся в кабинет главы ОНЭКСИМбанка. В апреле 1998 года, как и Михаил Ходорковский, он предпочел возглавить группу и поменял кресло главы банка на кресло главы группы «Интеррос», в которую входит ОНЭКСИМбанк.

Из приобретений главы Альфа-банка Михаила Фридмана наиболее заметные — Тюменская нефтяная компания и нефтяная компания ОНАКО, а также «Вымпелком». Кроме того, крупные банки до кризиса 1998 года активно приобретали по всей стране пакеты акций и не столь известных предприятий — в основном в спекулятивных целях (цель создать финансово-промышленную корпорацию или холдинг тогда не стояла). А в результате получились разные финансово-промышленные группы, крупные и не очень.

Возможно, этим и объясняется, что спустя десять лет и два кризиса именно те из них, которым удалось выжить, и стали крупнейшими российскими частными банками. В последнее время по их пути пошел Андрей Мельниченко, из обменного пункта создавший МДМ-банк, который после кризиса создал финансово-промышленную группу МДМ. В результате МДМ-банк в 2000 году вошел в 20 крупнейших банков и прочно в ней закрепился. Недавно в разряд таких банков попал и Автобанк, приобретенный группой «Сибал».

Таким образом, среди 20 крупнейших по активам российских банков инородными кажутся лишь Международный промышленный банк (МПБ) (во главе с Сергеем Пугачевым) и «Глобэкс». Дело в том, что они паевые и не имеют пайщиков, владеющих крупными пакетами паев. Поэтому доподлинно о том, кто ими владеет и как распределены пакеты в реальности, сказать невозможно. Можно предположить, что у каждого из них много мелких акционеров, никак между собой не связанных. Но в таком случае получается, что Международный промышленный банк, будучи третьим по размерам в России, фактически никому не принадлежит. Да и «бесхозный» «Глобэкс», входящий в двадцатку крупнейших банков, с 20 млрд руб. чистых активов смотрится странно. Однако среди крупных банков эти все-таки исключение.

Недорогие инобанки

Особая статья — иностранные банки в России. Всего на 1 июля этого года в России насчитывается 133 банка, в которых какая-либо доля принадлежит иностранным инвесторам. Две трети этих банков расположены в Москве. Правда, лишь 23 из них принадлежат иностранцам полностью. Еще у 34 банков иностранным акционерам принадлежит более 20% акций, а в 46 доля иностранцев составляет меньше 1%.

Именно поэтому в статистических отчетах ЦБ в число банков с иностранным участием попадают такие банки, как Автобанк, в список акционеров которого входит ЕБРР, а также банк «Возрождение», одним из акционеров которого стал Canadian Imperial Bank of Commerce. Кроме того, в это число попадают «Еврофинанс» и Моснарбанк, акционерами которых являются росзагранбанки, принадлежащие Банку России.

Однако, когда говорят об иностранных банках в России, обычно подразумевают дочерние банки крупных западных банков. В первой российской двадцатке, например, находятся «дочки» таких известных банковских групп, как американская Citibank, австрийская Raiffeisenbank и немецкая Deutsche Bank. Формально они являются российскими юридическими лицами, хотя российские клиенты этих банков считают их полноправными представителями материнских структур. И действительно, в большинстве случаев при возникновении трудностей они помогают своим российским «дочкам», чтобы поддержать брэнд. Вот только делать это они совершенно не обязаны и в случае серьезных неприятностей всегда могут отказаться отвечать по долгам российского банка. И будут совершенно правы.

Пожалуй, единственным иностранным банком, который не контролируется полностью какой-либо одной западной группой, является Международный московский банк (ММБ). Мало того что его акционерами являются несколько крупных иностранных банков, пакетом его акций владеют еще Российский банк и росзагранбанк. Правда, справедливости ради надо сказать, что в конечном итоге российским акционером ММБ является Центробанк. Но это не так уж и важно, поскольку его доля немного не дотягивает даже до блокирующего пакета.

Однако в последнее время и в ММБ оформляется интерес одного крупного западного банка. После того как крупнейший акционер Международного московского банка немецкий HypoVereinsbank купил австрийскую группу Bank Austria Kreditanstalt, ММБ поглотил российскую «дочку» австрийского банка. И если бы немецкий банк хотел развивать самостоятельный бизнес в России не на базе ММБ, он мог бы легко реализовать это на базе «Банк Австрия (Москва)», теперь принадлежащего ему на 100%. А если бы его вообще не интересовал бизнес в России, он не стал бы затевать слияние ММБ с «Банк Австрия».

Правда, даже после объединения HypoVereinsbank не получил контрольного пакета акций Международного московского банка. Но за границей действуют совершенно другие, плохо понятные нам правила. Ведь у нас если нет контрольного пакета акций предприятия или банка, то это значит, что надо каждую минуту ждать, что тебя выкинут из бизнеса. Более того, как показал опыт Легпромбанка, где недавно миноритарные пайщики выгнали владельца контрольного пакета, даже имея контрольный пакет акций банка, нельзя чувствовать себя уверенно. У них же провести ловкую операцию по выкидыванию из бизнеса — не доблесть, а потеря лица. Поэтому вполне вероятно, что HypoVereinsbank искренне не хотел получить контрольный пакет акций ММБ.

В целом иностранные банки в последнее время проявляют все большую активность на российском рынке. Раньше они не столько присутствовали здесь, сколько обозначали присутствие. Их интерес, похоже, сводился к тому, чтобы иметь возможность сказать своим клиентам по всему миру: «Если черт занес вас в Россию, то и там мы готовы вас обслужить!»

Сейчас ситуация кардинально изменилась. Еще в 1999 году «Банк Австрия» и «Райффайзенбанк» взялись за обслуживание российских клиентов. Международный московский банк занимался этим «исторически», а после покупки «Банк Австрия» даже активизировал работу с вкладчиками. И если на рынке частных вкладов у Сбербанка, которому принадлежит более трех четвертей рынка, конкурентов нет (ни один из иностранных банков не имеет и 1% рынка), то на рынке валютных вкладов Сбербанку принадлежит немногим более половины, а «Райффайзенбанку» и ММБ — почти по 2% рынка, причем их доля в последнее время стремительно увеличивается.

По их стопам пошел и ИНГ-банк, о похожих планах заявляли и Дойчебанк с Сити-банком. И это касается не только частных вкладчиков. Если раньше среди клиентов иностранных банков в основном были иностранные компании, то теперь среди них все больше российских предприятий. А поскольку Россия на данный момент является одним из наиболее быстро растущих рынков, то присутствие иностранных банков здесь в ближайшее время будет только увеличиваться.

***

Тенденции

Максим Буйлов

В ближайшем будущем в России большая часть банковских долей, принадлежащих государству, будет выставлена на продажу. Правда, в первую очередь это касается коммерческих банков, принадлежащих ЦБ. Если же и правительство решит поделиться своими банками, то главенствующая роль госбанков в российской банковской системе может постепенно уйти в прошлое. Но еще долго основные процессы в банковской системе так или иначе будут идти вокруг бюджетных средств.

Банки, принадлежащие ЦБ

Сейчас государство владеет большей частью банковской системы, причем самые лакомые ее кусочки приходятся на Банк России. Против этого активно возражали и продолжают возражать международные финансовые организации, требующие вывести ЦБ из капитала банков.

В первую очередь это требование относится к росзагранбанкам. Стоит заметить, что идея эта далеко не нова. Первый росзагранбанк (немецкий Ost-West Handelsbank) был продан 28 апреля 1992 года: собрание акционеров банка, состоявшееся во Франкфурте-на-Майне, приняло решение о передаче в собственность Токобанка 80,6% его уставного капитала. Позже пакет Токобанка в Ost-West Handelsbank перешел к Внешторгбанку.

Потом,в октябре 1992 года, банк «Империал» купил крупный пакет акций другого росзагранбанка — East-West United Bank (Люксембург). Однако сделка сорвалась, и East-West United Bank пришлось продавать заново. 17 августа 2000 года его новым владельцем стал Внешторгбанк (ВТБ). С этой покупки началась вторая попытка приватизации росзагранбанков. Третьим стал Donau Bank в Вене, купленный Внешторгбанком 30 мая 2001 года. А глава ВТБ Юрий Пономарев заявил, что в обозримом будущем банк сможет приобрести и оставшиеся у ЦБ росзагранбанки.

Над самим Внешторгбанком тоже нависла угроза приватизации: ведь контрольный пакет его акций, как и в случае с росзагранбанками, принадлежит Банку России. Причем уже объявлена дата, когда это должно произойти,— 1 января 2003 года. Правда, пока не вполне ясно, кто сможет купить второй в России по размеру собственного капитала банк.

По словам главы правительства Михаила Касьянова, во владении государства останется лишь 25% акций Внешторгбанка. На такой же пакет в последнее время претендует Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Остальные акции будут проданы «сторонним инвесторам»: им достанется половина, или около 22,5 млрд руб., капитала Внешторгбанка.

Те же процессы идут и в российских «дочках» росзагранбанков. Так, например, банк «Еврофинанс», принадлежавший парижскому росзагранбанку Eurobank, был продан Газпроминвестхолдингу. Тот, в свою очередь, перепродал его «Славнефти», АЛРОСА, Внешэкономбанку и компании «Тройка Диалог», действующей в интересах РАО ЕЭС. Не исключено, что нечто подобное ожидает и российский Моснарбанк, «дочку» одноименного лондонского банка.

Труднее с другим принадлежащим ЦБ банком — Сбербанком. Впервые о его приватизации заговорили в 1995 году. Однако специальные законы, по которым должна была проходить приватизация Сбербанка, не приняты до сих пор.

Но самое интересное, что угроза принудительной реорганизации висит не только над банками, в капитал которых входит ЦБ, но и над самим ЦБ. Разговоры об ограничении полномочий Банка России ходят давно. А недавно в Думе были приняты поправки к закону о ЦБ, в соответствии с которыми часть функций ЦБ (не относящихся к оперативному управлению банковской системой) переходит к Национальному банковскому совету Депутаты не скрывают своего желания выделить банковский надзор в самостоятельную структуру, не подчиненную Банку России.

Банки, принадлежащие правительству

В обозримом будущем правительство собирается приобрести блокирующий пакет акций Внешторгбанка. И это несмотря на то, что ему так до сих пор и не удалось разобраться с теми банками, которые ему уже принадлежат. Полная определенность есть только с банками, находящимися под управлением Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). Эти банки агентством решительно продаются, и многие уже проданы.

Однако неясно, что будет делать само АРКО, когда распродаст региональные банки, находящиеся под его управлением. Более того, года через полтора оно может избавиться даже от таких сложных с точки зрения санации банков, как «СБС-Агро» и «Российский кредит». А дальше у АРКО выбор достаточно невелик — либо ликвидация, либо переквалификация. Глава агентства Александр Турбанов постепенно готовится к худшему, планомерно сокращая сотрудников.

Что касается судьбы Россельхозбанка и Российского банка развития (РБР), представители коммерческих банков, глава Альфа-банка Петр Авен и возглавлявший в тот момент МДМ-банк Александр Мамут, предложили сделать из них спецбанки — другими словами, определить для них ту нишу, в которой они будут работать, не конкурируя с коммерческими банками. Дело в том, что, по мнению банкиров, Россельхозбанк и РБР обладают дешевыми ресурсами, недоступными другим банкам, а значит, чтобы избежать неравной конкуренции, их необходимо как-то ограничить. Правда, правительство отнеслось к этой идее без энтузиазма и пока свое мнение о том, что оно намерено делать с Россельхозбанком и РБР, не озвучило.

Однако оно вполне однозначно определило судьбу другого своего банка — Росэксимбанка: ему суждено завершить путь перерождения Внешторгбанка СССР. В 1988 году Внешторгбанк СССР был переименован в Внешэкономбанк СССР (ВЭБ), а спустя два года, "17 октября

1990 года, на его основе был создан Внешторгбанк России. При этом сам Внешэкономбанк СССР никуда не делся и даже работал до декабря

1991 года, когда его руководство объявило о приостановлении выплат по долгам Советского Союза. Ожить ему позволил указ Бориса Ельцина от 1 февраля 1994 года, по которому банк стал агентом государства по обслуживанию долгов и активов СССР. Таким образом, ВЭБ оказался в уникальной ситуации — он стал банком без лицензии Банка России. И лицензию эту из-за находящихся на его балансе долгов и активов СССР ему ЦБ выдать не может, поскольку ВЭБ не удовлетворяет его нормативам.

Тогда из Внешэкономбанка, как и в 1990 году, было решено выделить банк и агентство по долгам. Что касается агентства по долгам, то из него лет через десять, вероятно, опять можно будет выделить крупный государственный банк. А тот банк, что будет выделен теперь, вольется в Росэксимбанк. В этот банк будет предложено перейти на обслуживание клиентам ВЭБа. Потом капитал Росэксимбанка будет увеличен предположительно до $2 млрд, а завершающим штрихом станет его переименование во Внешэкономбанк России.

Частные банки

11 июля этого года глава наблюдательного совета МДМ-банка Александр Мамут на

заседании Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) предложил свою программу реформирования банковской системы. Согласно этой программе, надо сократить количество банков в три-четыре раза, а оставшимся разрешить допуск к бюджетным средствам.

Предложение это не прошло, как, впрочем, и все предыдущие попытки ограничить количество банков по размеру капитала. Но в нем отразились основные тенденции, которые были присущи банковской системе России на протяжении всей ее истории.

Банки всегда стремились обслуживать наиболее богатых клиентов. Из частных клиентов это, безусловно, экспортеры, и в первую очередь экспортеры энергоносителей. Но ни один из экспортеров не мог сравниться по финансовой мощи с государством, так что обслуживание бюджетных средств всегда было самой заветной мечтой банков.

Наивно было бы думать, что предложение Александра Мамута вызвано желанием крупных банков обогатиться за счет клиентуры ликвидированных мелких, тем более что на те 300 банков, которые проходили по условиям, предложенным РСПП, приходится более 90% всех активов банковской системы. Речь скорее шла о том, чтобы ограничить круг банков, которые будут допущены к бюджетным средствам.

Допуск же банков к бюджетным деньгам, по сути, был одним из главных пунктов программы. Дело в том, что все остальные способы (кредитование, рынок ценных бумаг, расчетно-кассовое обслуживание, пластиковые карты) дают банкам прибыль, недостаточную для стремительной капитализации банков, которую требуют от них Банк России и правительство.

Поэтому неудивительно, что основные процессы в банковской системе так или иначе идут вокруг бюджетных средств. Самая громкая история последнего времени — передел денег атомной промышленности.

В прошлом году МДМ-банк попытался поглотить Конверсбанк, через который после этого предполагалось пустить основной поток денег Минатома. Однако банк натолкнулся на серьезное противодействие со стороны Альфа-банка, также работающего с деньгами атомщиков.

Загвоздка заключается в том, что уже после того, как глава МДМ-банка Андрей Мельниченко возглавил еще и Конверсбанк, а МДМ-банк, выкупив эмиссию его акций, получил контрольный пакет акций, в Минатоме поменялся глава — на смену Евгению Адамову пришел Александр Румянцев. В результате отношения МДМ-банка и Минатома стали прохладными, а на собрании акционеров и вовсе произошел скандал: некоторые акционеры потребовали возможности переголосовать, чтобы заблокировать слияние Конверсбанка с МДМ-банком. Результаты собрания были опротестованы в суде. Однако 11 октября прошли сразу 12 внеочередных собраний акционеров Конверсбанка, 11 из которых провел МДМ-банк, а одно — его противники. После этого противостояние перешло в фазу позиционной войны.

Чуть менее громкий скандал случился в этом году вокруг денег ГТК. Дело в том, что таможенные платежи в казначейство перечисляются из банков. Для упрощения процесса оплаты таможенных услуг структурами группы «Интеррос» была придумана система специальных платежных карт. Выпускать эти карты может любой банк, подписавший соглашение с компанией «Таможенная карта». Но сама эта компания принадлежит структурам группы «Интеррос», а это очень не нравится их конкурентам.

В феврале этого года представители «Таможенной карты» встречались с крупнейшими российскими банками, но договориться со всеми не удалось. В результате в марте появилось письмо в адрес главы ГТК Михаила Ванина, в котором говорится о нечестной конкуренции, которая была допущена в процессе создания компании. Письмо подписали три банка — Альфа-банк, Международный промышленный банк и Промстройбанк (Санкт-Петербург). Поскольку письмо не вызвало ожидаемой реакции, в апреле очень похожее письмо, целыми абзацами дословно совпадающее с письмом банкиров, написал депутат Госдумы Рифат Шакиров. В результате Генпрокуратура заставила ГТК приостановить работу «Таможенной карты». Правда, остановка эта длилась недолго, и сейчас система опять функционирует, а борьба вокруг нее притихла. Однако можно не сомневаться, что финансовые потоки государства еще очень долго будут оставаться наиболее частой причиной банковских войн.