Банки России: чудо на колесах, или «Лихие» 2010-е

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Банки России

Российские банки вводят в заблуждение Центробанк


КАК ДЫРЫ В БАЛАНСЕ ЗАКРЫВАЮТСЯ НЕДОСТОВЕРНОЙ ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТЬЮ


Не так давно Центральный банк России продолжил чистку банковского сектора, одновременно лишив лицензий сразу три банка – Лесбанк, Инвестрастбанк, Объединённый национальный банк. Таким образом они присоединись к 65 уже «почившим в финансовой бозе» банкам. Этот шаг ЦБ РФ косвенно подтвердил обоснованность опасений агентства Standard & Poor’s за российский финансовый сектор.


В своём октябрьском рейтинге аналитики S&P отнесли российские банки к максимальной группе риска, вместе с банками Боливии, Ливана и Парагвая. Но реальный масштаб проблем может быть гораздо серьёзнее, чем считают в ЦБ РФ. Одна из основных причин – распространённая практика предоставления недостоверной финансовой отчётности, к которой прибегают даже кредитные организации, признанные регулятором «системно значимыми».


Отечественная банковская система задыхается от недостатка дешёвых денег. По официальным данным ЦБ РФ, просроченная задолженность по межбанковским кредитам в течение августа 2015 года увеличилась в пять раз – с 9,3 до 47,4 млрд рублей. Этот абсолютный рекорд означает, что опасность столкнуться с «острым кризисом ликвидности» грозит подавляющему большинству российских коммерческих банков.


В ведомстве Эльвиры Набиуллиной неоднократно заявляли, что постоянно отслеживают ситуацию, анализируя финансовые показатели всех отечественных кредитных организаций, которые были условно разделены на три группы, исходя из оценки их надёжности и с точки зрения специалистов ЦБ РФ.


Банки, попавшие в третью группу, становятся объектом наиболее пристального внимания регулятора как потенциальные кандидаты на приостановку или отзыв лицензии. Разумеется, никто не хочет оказаться в группе «смертников», изобретая всё новые способы скрывать реальное состояние дел в банке до того момента, когда уже станет слишком поздно.


Традиционным и наиболее распространённым способом повысить ликвидность в российском банковском секторе была агрессивная политика по привлечению депозитов населения под высокий процент. Но, после того как с июня этого года ЦБ ограничил максимальную доходность по вкладам, появилась новая, крайне опасная практика: банкиры стремятся закрыть «дыру» в балансе, приобретая негосударственные пенсионные фонды (НПФ) и получая тем самым доступ к максимально дешёвым и длинным деньгам.


Формально использование средств НПФ жёстко регламентировано государством, что, однако, совсем не помешало владельцу «Российского кредита» Анатолию Мотылеву вывести более 50 млрд рублей из четырёх принадлежавших банку НПФ. В банке пенсионные деньги абсолютно беззащитны, к сожалению, прак­тика такова, что среднестатистический российский банкир считает, что деньги в его банке – это его личные деньги. В результате эти пенсионные средства и полученные от ЦБ РФ стабилизационные кредиты тратятся акционерами банков не по назначению, а Банк России реагирует на это с опозданием.


RIAN01171821.jpg

На фото: БАНКИР РОМАН АВДЕЕВ. Фото: Алексей Мальгавко/РИА «Новости»


НА КОНУ 150 МИЛЛИАРДОВ РУБЛЕЙ


В последнее время настороженность экспертов вызывает отчётность ряда крупных российских банков, входящих в топ 30. Кроме «Русского стандарта» и «Уралсиба» внимание аналитиков привлёк Московский кредитный банк (МКБ), имевший ранее репутацию одной из наиболее стабильных кредитных организаций.


Как сообщает газета «Аргументы недели» (АН) в статье «Российские банки нашли новый способ водить за нос ЦБ»: «Анализ баланса МКБ на 1 сентября 2015 года показывает исключительно рискованную политику менеджмента банка: ссудная задолженность всего за 7 месяцев выросла на 225 млрд рублей, при этом доходы сохранились практически на прежнем уровне, что свидетельствует о низком качестве выданных ссуд. Обязательства МКБ стремительно растут: кредиты от ЦБ РФ увеличились до 105 млрд рублей, средства клиентов до востребования – на 80 млрд рублей, забалансовые обязательства – на 90 млрд рублей.


По некоторым данным, АСВ уже обратило внимание на действия МКБ, так как в случае возможного банкротства Московского кредитного банка агентство должно будет возместить населению более 150 млрд рублей. На начало октября 2015 года размер фонда страхования вкладов АСВ приближается к пороговому минимуму в 40 млрд рублей и срочно нуждается в докапитализации».


Также газета обращает внимание на то, что «многие банки продолжают агрессивную рекламную политику по привлечению депозитов населения и одновременно приобретают доли в новых бизнес-проектах. Недавно Федеральная антимонопольная служба удовлетворила ходатайство ООО «Концерн «Россиум» о приобретении 75,1 % ОАО «НПФ «Согласие» – новым хозяином этого актива стал владелец Мос­ковского кредитного банка Роман Авдеев. МКБ также прокредитовал на 12 млрд рублей «Аптечную сеть 36,6» в обмен на акции компании «Верофарм». Также МКБ был кредитором обанкротившегося «Стройгазконсалтинга» и, по информации газеты «Ведомости», пытался купить банк «Уралсиб», но сделка сорвалась».


«Взрывной рост активов, который рек­ламирует МКБ инвесторам в своей презентации, может оказаться сомнительным достижением и всё больше напоминает специалистам график «роста благосостояния семьи Голубковых» из рекламы одной известной организации, – полагают аналитики газеты «Аргументы недели». – За период с начала 2013-го по первое полугодие 2015 года активы МКБ выросли на 49 %, а капитал увеличился на 42 %. Но гораздо важнее доходность, то есть рентабельность капитала (RoAE) и активов (RoAA) и надёжность, то есть объём обязательств банка, как текущих, так и срочных.


И по этим параметрам картина печальная, если не тревожная: рентабельность активов и капитала МКБ снизилась за этот период в 5 раз. При этом надёжные на первый взгляд активы могут в один момент оказаться «проблемными», что показал недавний крах «Трансаэро», создавший серьёзные проблемы крупным российским банкам: Новикомбанку, МФК, Промсвязьбанку, Абсолют-банку, МКБ, активно кредитовавшим авиакомпанию».


По этой причине финансовые результаты кредиторов по итогам года наверняка ухудшатся. Например, из-за банкротства «Транс­аэро» тот же Московский кредитный банк по итогам третьего квартала может получить операционный убыток по РСБУ, прогнозирует директор направления финансовых организаций агентства Fitch Дмитрий Васильев. С ним, кстати, согласна аналитик Moody’s Елена Редько, отмечает газета РБКdaily.


ГДЕ НАЙТИ 500 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ?


У крупнейших российских банков есть ещё одна проблемная зона – заимствования на зарубежных финансовых рынках. В частности, по данным СМИ, у МКБ объём таких кредитов составляет 1,5 млрд долларов, а обслуживание из-за девальвации рубля обходится в два раза дороже, чем предполагалось ранее. Рефинансировать их из-за международных санкций невозможно, следовательно, во избежание дефолта банк обязан вернуть 1,5 млрд долларов в течение двух лет, в том числе 500 млн долларов в 2015 году.


Распространившаяся практика предоставления в ЦБ рядом банков отчётности с искусственно раздутым показателем собственного капитала за счёт выведенных средств из НПФ во многом призвана скрыть старые проблемы, обострившиеся во время кризиса. Кроме того, это свидетельство того, что менеджмент таких банков продолжает вести крайне рискованную политику, при которой дефолт – всего лишь вопрос времени.


Как заявил недавно в интервью телеканалу «Россия 24» глава Сбербанка Герман Греф, «в краткосрочной перспективе возможны случаи банкротства мелких, средних и даже крупных банков», к последним финансовый регулятор относится не так строго, хотя, наверное, стоило бы. Подобные манипуляции с отчётностью крупных банков представляют опасность для всей российской экономики. Дело не только в риске дополнительных финансовых потерь пенсионных фондов и выплате многомиллиардных компенсаций вкладчикам, поверившим в настойчивую рекламу.


Все громкие банкротства российских банков двух последних лет: Мастер-банка, Пробизнесбанка, банка «Траст» или «Российского кредита» остались без видимых последствий для их владельцев, исчезнувших в неизвестном направлении вместе с сотнями миллиардов рублей. Отечественный финансовый регулятор, ведя работу по мониторингу финансового состояния банков, довольно строг к мелким игрокам, но при этом «закрывает глаза» на манипуляции с отчётностью со стороны банков, признанных им «системно значимыми» ввиду их особой роли в экономике страны», делает вывод аналитик газеты АН.


ЦЕНТРОБАНК НЕ ДРЕМЛЕТ!


Журналистам издания «Руспост» стало известно о неожиданной проверке, которой регулятор подверг структуры предпринимателя Романа Авдеева (владеет Московским кредитным банком и концерном «Россиум»). Полагают, что поводом послужила задуманная Авдеевым комбинация, нацеленная на поглощение банка «Уралсиб». Слухи об этом проекте ходили давно, но нашли подтверждение в виде одобрения Федеральной антимонопольной службой (ФАС) ходатайства Авдеева о приобретении контрольного пакета акций ОАО «Финансовая корпорация «Уралсиб». Однако выяснилось, что ФАС явно поспешила с одобрением, да и сам Роман Авдеев сильно поторопился со сбором такого рода бумаг. Возникают закономерные вопросы к службе – не открылась ли там «фабрика по штампованию» одобрительных документов?


Как полагает издание «Политика.ru», «страстное желание владельца МКБ приобрести (поглотить?) «Уралсиб» натолкнулось на намерение Банка России проверить соответствие этого желания возможностям Романа Авдеева. В ходе проверки были оценены кредитный и вексельный портфели претендента в покупатели и поставлен вопрос о соответствии его капитала заявленным целям. Увы, подсчёты и выводы проверяющих оказались далеко не в пользу Авдеева. Говорят, предприниматель кусает локти от досады на самого себя. И вправду: такого рода глубоких и далеко идущих проверок в Москредбанке и концерне «Россиум» отродясь не бывало», – считает издание.


ЛИЧНЫЙ БАНКИР СЕМЬИ ЭКС-МЭРА?


Но проверка – это ещё не самое страшное. Неприятнее и опаснее для Авдеева то, что получила нежелательную огласку и засветку структура капиталов Московского кредитного банка и концерна «Россиум». То же издание «Политика. ru» подозревает, что «Авдеев рулит деньгами семьи Лужкова, бывшего мэра Москвы, и его супруги, доля которых в капитале МКБ весьма значительна». Получается, как полагает издание, что «на деньги четы Лужкова и Батуриной Роман Авдеев и собирался заполучить один из крупнейших банков страны».


Впрочем, «сейчас уже с уверенностью можно сказать, что планам Авдеева по слияниям-поглощениям сбыться не суждено. И напротив: последствия проверки регулятора в структурах Авдеева могут серьёзно ударить по его деловой репутации и банковскому бизнесу», – считают журналисты.


БАНКИРСКАЯ РУЛЕТКА


Чудо на колесах, или «Лихие» 2010-е


Если представить себе российскую банковскую систему в виде автомобиля, получится невообразимое чудо на колесах. Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка. Мы вновь и вновь убеждаемся, что, несмотря ни на какие зачистки ЦБ, санкции, бумы и спады, криминал и тайна по-прежнему правят многими нашими банками.


Давно на российском банковском рынке не происходило эпохальных событий. На самом деле, когда их не происходит, это счастье. Недаром французы говорят: «Никаких новостей — хорошие новости». И вот сразу два события. Формально оба со знаком плюс.


Сначала в Московском ресторане «Сфера» на Новом Арбате ростовские опера повязали криминального банкира Александра Григорьева. Потом стало известно, что получила долгожданную развязку длившаяся почти два года операция «Спаси «Уралсиб». Его взял на санацию частный Инвестор (в официальном пресс-релизе это слово так и написано с большой буквы — действительно, практически Спаситель) Владимир Коган. Казалось бы, вот нам два повода для радости: тут тебе и доказательство борьбы государства с криминалом в финансовой сфере, и решение проблем банка, который явно too big to fail. Но что-то мешает вот прямо так сразу безоговорочно радоваться. Что именно?


В случае с банкиром, бывшим вице-президентом Федерации бокса Москвы Григорьевым мешают радоваться утечки от следствия. Согласно этим утечкам, получается, что Григорьев может быть организатором крупнейшей организованной преступной группы, которая за четыре года вывела из России от 46 млрд до 50 млрд долларов. Причем в преступных схемах могли участвовать около 60 российских банков или даже более. Не у всех из них отозваны лицензии. Нет ни малейшей уверенности, что это единственная такая группа. И что в этом не участвуют еще какие-нибудь банки.


Смотрите, что получается. По делу якобы орудовавшей десять лет «банды Гайзера», бывшего губернатора Республики Коми, следствие выставляет ущерб примерно в 1 млрд рублей. Банда сидящего за решеткой более года «короля обнала» банкира Сергея Магина, по версии следствия, незаконно вывела из России порядка 36 млрд рублей — чуть больше 1 млрд долларов по «докрымскому» курсу. А тут 50 «ярдов» за четыре года. Прежний «король» явно с позором свержен с «престола». «Лихие» 90-е бледнеют перед масштабами воровства 2010-х: оно и понятно, Россия благодаря долгому росту мировых цен на нефть стала богаче.


Чтобы было нагляднее, миллион долларов «налом» в стодолларовых купюрах весит 10 килограммов. Нетрудно подсчитать, что «банда Григорьева» (еще нужно доказать, что это именно организованное преступное сообщество и что достаточно крупный, но далеко не самый известный банкир действительно его организатор) всего за четыре года, по версии следствия, вывела из страны 50 тонн (!) долларов. Вопрос: могла ли такая группа работать, не имея связей в государственных органах? О том, что, по данным ЦБ, в России действуют несколько обнальных групп, выводящих из России деньги в особо крупных размерах, говорил в одном из последних интервью в должности почти три года назад бывший глава ЦБ Сергей Игнатьев. Причем «тишайший» Игнатьев открытым текстом выражал недоумение: мы пытаемся достучаться до правоохранительных органов, а они не реагируют. Почему нельзя было реагировать еще тогда?


Даже если действительно удастся полностью перекрыть каналы, по которым из России за четыре года незаконно увели 50 млрд долларов, сама проблема никуда не денется. Пока крупный и средний российский бизнес офшорен «до мозга костей» (провал очередной попытки массового возвращения российского бизнеса в Россию и амнистии капиталов на днях публично признало правительство), спрос на незаконный обнал никуда не денется. А будет спрос — будет и предложение: законов рынка, даже криминального, никто отменить не в силах.


Во второй эпохальной истории — со спасением банка «Уралсиб» — тоже рано праздновать хеппи-энд. Да, акции «Уралсиба» только с утра 6 ноября выросли в цене на 100% до абсолютного максимума с декабря 2011 года. Но параметры сделки, по которой друг российского президента и бывший владелец Промстройбанка, ставшего одним из хребтов нынешнего ВТБ, Владимир Коган купил 82% «Уралсиба», по-прежнему не очень понятны. ЦБ выдает санатору (кстати, впервые в российской истории это частное лицо) два кредита: 14 млрд рублей на шесть лет и еще 67 млрд на десять лет. Сам Коган на вопрос, сколько денег он заплатил за 82% «Уралсиба» или на сколько намерен его докапитализировать, не отвечает. Но говорит, что в счет кредитов «мы заложили не обремененные долговой нагрузкой свободные активы на 40 миллиардов рублей». Эти активы, по словам Когана, — недвижимость и акции. 40 млрд рублей — это как раз примерно столько, сколько составляет нынешний капитал «Уралсиба». В общей сложности еще на 25 млрд банк может докапитализировать его бывший владелец Николай Цветков, пока сохраняющий миноритарный пакет.


Но все равно непонятно, как недвижимость и акции на 40 млрд рублей могут быть устраивающим государство залогом по кредитам в два раза больше, на 81 млрд. Разумеется, за шесть лет до момента отдачи первого кредита и за десять до момента отдачи второго теоретически эти активы могут подорожать. Но могут и подешеветь — с большинством российских акций и недвижимости в последние годы происходит именно это. Разумеется, государство может изначально закладываться на то, что кредиты, выданные на спасение «Уралсиба», вообще не будут возвращены — никто не знает, что будут представлять собой Россия, ее экономика и банковская система через шесть лет. И уж точно никто не спросит «где деньги, Зин?». Однако сейчас эта сделка выглядит как помощь государства бизнесмену из «ближнего круга», давно мечтавшему вернуться в банковский бизнес. Если возвращение окажется эффективным — государство молодец. А если нет? И хватит ли у беднеющей России денег на еще одно подобное спасение, если понадобится?


В любом случае обе эти истории, мягко говоря, не доказывают, что наша банковская система надежна, прозрачна и становится свободнее от криминала. Конечно, главное — чтобы машина могла ездить и ехала туда, куда мы того хотим. Но все-таки каждому водителю желательно знать, каким топливом она на самом деле заправлена и нет ли внутри деталей, способных устроить внезапную аварию с терминальным исходом.

Ссылки

Источник публикации