Банки рождаются и умирают. Банкиры остаются.. Дробинин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"То, что банки у нас имеют обыкновение "лопаться", знают теперь даже старушки, потерявшие некогда свои сбережения, прельстившись невиданными процентами по вкладам. И поскольку нет предела российской подозрительности, даже не сведущие в экономике граждане предполагают, что если банки разоряются, значит, это кому-нибудь нужно. Хуже всего, что они правы: это лишь обещания утекают бесследно, а деньги имеют обыкновение оседать в чьих-то конкретных карманах. Правда, есть признаки, что подобные простые истины понимают не только простые граждане.

Вступивший в силу с 1 февраля Закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" сеет в этом смысле определенные надежды. Так, из Центробанка просочилась информация, что теперь к целому ряду банков могут быть применены санкции вплоть до отзыва лицензии. Инструктивные письма ЦБ, вступившие в силу одновременно с законом, звучат тоже многообещающе: "Кредитным организациям предписывается выявлять операции с денежными средствами и имуществом, связанные с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем".

Если банкам, не внушающим доверия, действительно грозит контрольная ревизия, то первый кандидат на досмотр уже есть. Это Легпромбанк, поставивший в прошлом году своего рода рекорд по скандалам - и финансового, и юридического характера. Его фактический руководитель Андрей Дробинин известен в своем бизнесе скорее не как финансовый гений, а как профессионал по ликвидации подконтрольных финансовых учреждений. Напомним, на его счету КБ "Кунцево-банк", "Супримэкс-банк", "РоссИта" и страховая компания "Аско". И пока этот счет явно в его пользу: на очереди, похоже, Легпромбанк.

Что, собственно, дает вовремя и грамотно проведенное банкротство, при условии, что все карты, то бишь финансовые потоки, в руках у банкира? Не просто деньги, а большие деньги со многими нулями. Причем фокус с исчезновением не требует сложных манипуляций. Для начала свой, доверенный партнер щедро подкармливает банк на условиях кредита. Затем деньги срочно требуется вернуть, грядет неизбежное банкротство, но, как оказывается, большинство активов уже благополучно выведены из банка, растворившись на счетах другой надежной структуры. Чистый выигрыш. То ли никто не заметил, что карты крапленые, то ли специально смотрели в другую сторону.

Еще более захватывающей выглядит история с деньгами Управления по обслуживанию дипломатического корпуса (весна-лето прошлого года).

Господин Дробинин осел в то время в руководстве банка "РоссИта", основным клиентом которого было как раз злополучное УПДК. Потери дипломатов составили как минимум 700-800 миллионов рублей, таковы были остатки денежных средств УПДК на счетах "РоссИта". Понятно, что активы "РоссИты" вовремя "растворились". Пузырь сдулся, как только его прокололи.

При этом схема присвоения дипденег не подразумевала прямого обналичивания средств со счетов подконтрольных компаний. УПДК просто лишили прямых прав требования на эти деньги посредством замещения денежных активов ценными бумагами тех самых дочерних фирм. Дальнейшие же действия проводились уже с помощью корреспондентского счета Легпромбанка через покупку им векселей одной из "дутых" и подконтрольных Дробинину структур - ООО "Тексамкор". Вообще Легпромбанк явно стал для господина Дробинина качественно новой ступенью в развитии финансовой деятельности. Это как из казино в Москве попасть в казино Монте-Карло: ставки больше, и климат иной. Во-первых, один из крупнейших в России коммерческих банков, занимавший 28-ю позицию в рейтинге. Во-вторых, под его солидной "крышей" можно развернуться уже серьезно и почти без опаски обжечь крылья.

От мечты отделяла лишь малость: надо было утвердиться во власти.

Андрей Дробинин пришел в банк в 1998 году в качестве специалиста по PR, но, как выяснилось, с большими аппетитами. Этим летом ему удалось сместить председателя правления Евгения Янковского, выбить явно незаконное решение суда в пользу миноритарных акционеров об исключении из числа пайщиков банка держателей 66 процентов акций. Решение это сейчас отменено, конечно, но судебный процесс - дело тонкое и долгое. Особенно когда противник, господин Дробинин то есть, охотно и со знанием дела применяет силовые методы: по свидетельствам очевидцев, приказал не только выгнать, но и побить вновь избранное и легитимное руководство банка.

Сейчас ряд экономических экспертов не без оснований предполагает, что Легпромбанку жить осталось недолго: уже в середине этого года он не сможет отвечать по своим обязательствам. Интересно, что за первое полугодие года прошлого банк, по данным бухгалтерской отчетности, показал прибыль 44 756 000 рублей. Но уже в сентябре его собственные средства (капитал) оказались ниже размера уставного капитала на 1 646 038 000 рублей. Без всяких видимых объективных причин, поскольку ни финансовых, ни экономических бурь в России за это время не отмечено. Так что, чувствуете, откуда ветер дует?

Правда, рано еще ставить жирную точку в биографии очередного "захваченного" Дробининым банка. Не потому даже, что надежда умирает последней. Скорее данная подконтрольная нашему герою структура, пожалуй, пока не использована им на все сто. А, значит, рано ее хоронить.

В ноябре, например, Российская финансовая корпорация и Российское объединение инкассации ЦБ объявили о создании в стране первого межбанковского холдинга, в который вошли Сибэкобанк, Росинбанк и, представьте себе, Легпромбанк, несмотря на всю свою скандальную ауру.

Новый банковский холдинг собирается обслуживать государственные унитарные предприятия (ГУПы). А это, сами понимаете, бюджетные деньги, миллионы долларов, поскольку ГУПы есть практически во всех отраслях экономики. Так вот, средства ГУПов будут сначала аккумулированы в холдинге, а потом - их ими же будут кредитовать. Утром - деньги, вечером - стулья. Может быть.

Простор и перспектива открываются - просто дух захватывает. ГУПам сегодня, как известно, экономически тяжело приходится, контроль за их деятельностью неудовлетворительный со стороны государства-собственника, ну и так далее. Господин Дробинин, говорят, не последнюю роль в этом проекте играет. Так что жив еще Легпромбанк, да и схема хорошо обкатана по превращению живых денег в виртуальные ценные бумаги никому не ведомых фирм и фирмочек.

Уголовные дела, в которых фигурирует господин Дробинин (## 161149 и 1439 по статьям 159 и 196 УК РФ) в то самое время, когда Легпромбанк был включен в состав межбанковского холдинга, почему-то идеологов проекта не смутили. Хотя, казалось бы, речь идет о мошенничестве и сознательном банкротстве банков. А уважаемый банкир должен быть, как жена Цезаря, выше подозрений.

Впрочем, что репутация? Плохая репутация - тоже репутация. Может быть, никто рук марать не захочет. Или побоятся. Если только ЦБ со своей проверкой не придет. Хотя..."