Банковские Тайны "Лекарственных" Кредитов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В истории обанкротившегося "Кредиттраста" и "Содбизнесбанка" появились криминальные подробности, связанные с крупнейшими фармацевтическим компаниями России — "Брынцалов А" и "ЦВ Протек"

1149059108-0.jpg Очередной скандал разразился вокруг банка «Кредиттраст». Еще в 2004 году он был признан банкротом, тогда же Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту его преднамеренного банкротства путем незаконного вывода активов. В октябре прошлого года неизвестные киллеры расстреляли фактического владельца банка Александра Слесарева (он также являлся владельцем обанкротившегося Содбизнесбанка), вместе с ним погибли жена и дочь. Последним в этой цепи событий стал вынесенный в начале мая этого года приговор Замоскворецкого райсуда столицы в отношении заместителя председателя правления «Кредиттраста» Валерия Комарова-Зелинского и двух московских предпринимателей — Максима Сибирцева и Марии Корольковой.

Они были признаны виновными в совершении мошенничества в особо крупном размере, а именно в хищении у банка обманным путем свыше 27,5 млн долл. Комаров-Зелинский получил согласно приговору три года колонии общего режима, Сибирцев — шесть лет, а Королькова — пять с половиной лет условно. Кроме того, их обязали полностью возместить нанесенный банку ущерб. Этот приговор открывает совершенно новый аспект в таинственной и запутанной истории как банкротства самого «Кредиттраста», так и убийства его владельца. До сих пор причины этих скандальных событий оставались для большинства наблюдателей полной загадкой.

Как установил суд, все преступления были совершенны в 2001 году. Так, в феврале Сибирцев как руководитель ООО «Фармамаркет», а Королькова как замгендиректора этого предприятия заключили сделку с компанией «Брынцалов А» на поставку партии лекарственных средств. В качестве обеспечения этой сделки они через заместителя председателя правления КБ «Кредиттраст» Комарова-Зелинского оформили банковскую гарантию. Однако, как гласит приговор, оплачивать полученную продукцию предприниматели не собирались, «а похитили лекарственные средства и обратили их в свою пользу». Таким образом, компании «Брынцалов А» был нанесен ущерб почти на 4 млн руб. То же самое Сибирцев проделал и с компанией «Фирма «Центр внедрения «Протек», а сумма ущерба составила около 8 млн руб. Согласно приговору суда, Комаров-Зелинский хотя и помогал предпринимателям в оформлении банковских гарантий, но сам при этом не был осведомлен «об их преступным замысле». Однако именно он, как гласит тот же приговор, привлек их к совершению более крупной аферы.

«Комаров-Зелинский примерно в 2001 году, планируя совершение мошеннических действий в отношении КБ «Кредиттраст» с целью незаконного получения денежных средств путем оформления кредитных договоров между КБ и подконтрольными организациями, привлек Сибирцева и Королькову, которые, войдя в преступную группу, получали от него указания о необходимости выполнения определенных действий для получения желаемого преступного результата», — сказано в приговоре. Эти «определенные действия» совершались по следующей схеме. Комаров-Зелинский был учредителем и гендиректором пяти фирм, расчетные счета которых были открыты в КБ «Кредиттраст». Он же, будучи зампредседателя правления банка, занимался оформлением кредитов для этих фирм, вместе с Сибирцевым в качестве физических лиц они выступали поручителями по этим кредитам. Полученные средства при посредничестве Комарова-Зелинского переводились «на счета других организаций, не ведущих финансово-хозяйственной деятельности, тем самым запутывая следы хищения».

Королькова же, занимая руководящие посты в двух фирмах, подконтрольных Комарову-Зелинскому, как установил суд, также способствовала получению кредитов и дальнейшему их хищению. Согласно приговору, «таким образом, в период с 5 сентября по 13 сентября 2001 года при руководстве Комарова-Зелинского и помощи входящих в созданную им преступную группу Сибирцева и Корольковой и не установленных следствием лиц» на счета фирм были перечислены «денежные средства в размере 27 млн 500 тыс. долл.», которые сразу же были перечислены на счета других фирм «путем заключения сделок купли-продажи векселей с целью их дальнейшего хищения».

После этого в течение полутора месяцев — с 7 сентября по 22 октября — Комаров-Зелинский, Сибирцев и Королькова «в целях достижениях задуманного преступного результата» получили по кредитам банка около 802 млн руб. наличными.

Ни один из подсудимых вины своей не признал. В частности, Сибирцев на суде утверждал, что самостоятельно принимать какие-либо решения, касавшиеся как покупки лекарственных средств, так и оформления кредитов, он не мог, поскольку был всего лишь менеджером. Руководил же всеми операциями, по его версии, «Кредиттраст» и лично Александр Слесарев, «без одобрения которого ни в банке, ни в принадлежащих ему фармацевтических и других фирмах не принималось ни одного важного решения».

Сибирцев также рассказал, что в 2001 году произошел серьезный конфликт между фактическим владельцем банка Слесаревым, его президентом Комаровым и зампредом правления Комаровым-Зелинским. Касался он деятельности банка в области фармацевтических фирм. В результате все это направление было буквально парализовано — проводились постоянные проверки, были опечатаны склады фирм, и «всей банковской фармодеятельности был нанесен колоссальный ущерб». Впоследствии Слесарев предложил Сибирцеву заняться оздоровлением банка в этой сфере, для чего, в частности, от него требовалось подписать договоры поручительства на получение кредитов для фирм, что Сибирцев и сделал. А потом Слесарев «неожиданно прекратил все контакты», Сибирцева перестали даже пускать на порог банка, а на фармацевтические компании «обрушились многочисленные милицейские проверки». В декабре 2001 года Слесарев объявил Сибирцеву, что продал банк, потребовал заплатить всю сумму по договорам поручительства, в противном случае обещая посадить его в тюрьму. Арестовали Сибирцева в сентябре 2003 года. В суде он заявил, что стал жертвой хорошо продуманной провокации Слесарева.

Зампред правления «Кредиттраста» Комаров-Зелинский в свою очередь показал, что все сделки по выдаче кредитов были формальными. «Часть кредитных средств не списывались со счета «Кредиттраста» в РКЦ ГУ ЦБ РФ, а совершили путем проведения записей работниками самого банка оборот по внутренним счетам этого счета, начиная со счета «собственные средства» КБ и заканчивая им же. В результате такого формального кругооборота денежных средств «Кредиттраст» не понес никакого ущерба», — сказал он на суде. Комарова-Зелинского арестовали в феврале 2004 года.

Убитый в октябре прошлого года Александр Слесарев на суде показания дать не успел, поэтому в приговоре упомянуто лишь то, что он рассказал на предварительном следствии. В частности, Слесарев сообщил, что «ни он, ни его родственники учредителями «Кредиттраста» либо других организаций не были», не являлся он и «фактическим руководителем КБ». По его словам, в банке он работал «в должности помощника председателя правления с апреля 2002 года, в состав кредитного комитета не входил, с представителями фирм, которые хотели бы получить кредит, не беседовал, решения о выдаче кредита не принимал». Слесарев показал также, что Комарова-Зелинского он знал как сотрудника КБ, который познакомил его с Сибирцевым, и каких-либо совместных проектов с ним никогда не было.

Суд полностью признал вину подсудимых в хищении обманным путем у «Кредиттраста» 27,5 млн долл. Хотя за совершение подобного преступления ч. 4 ст. 159 предусматривает наказание до десяти лет лишения свободы, все предприниматели получили довольно мягкие сроки, а учитывая давность их ареста, уже в скором времени у них будет возможность условно-досрочно выйти на свободу. Правда, по приговору суда они должны полностью возместить нанесенный «Кредиттрасту» ущерб.

Екатерина Буторина

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::31.05.06