Банковский бизнес по-русски

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Банковский бизнес по-русски

Скупить несколько банков, привлечь вклады, вывести средства в личные проекты, продать банки

Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::21.03.2013, Вклад мимо банка

Сергей Титов

Деньги банковских вкладчиков регулярно попадают в криминальные схемы, признал Центробанк. Перед крупными сделками предприниматели покупают несколько банков, собирают вклады с населения и пускают деньги на запланированное приобретение. Перспективы банка и судьба вкладчиков недобросовестных собственников не заботят — банк перепродается после заключения сделки. Банкиры обречены на такую схему, считают аналитики. Риски российской экономики так высоки, что приходится финансировать только собственные проекты.

Центробанк столкнулся с еще одной криминальной схемой по выводу денег из банков. Модель предполагает активное привлечение вкладов населения с последующим выводом средств для финансирования сторонних активов. Схему описал директор департамента банковского регулирования ЦБ Василий Поздышев.

Если проанализировать отборы лицензий в 2012 году, то подавляющее большинство причин, по которым это было сделано, криминальные, признал Поздышев. Это результат целенаправленной деятельности акционеров по выводу денег из банка, утверждает он. «А именно по использованию средств вкладчиков в своих личных целях, на свои проекты», — уточнил директор департамента ЦБ.

Сейчас в России для того, чтобы купить какой-то актив, люди предварительно смотрят, нельзя ли купить два или три банка, описывает схему Поздышев. С помощью банков предприниматели собирают средства вкладчиков и ими оплачивают свою покупку, объясняет он. Затем банки продаются.

Это является особенностью российской банковской системы, и это признают и международные аналитики, подчеркивал он. «Это нужно прекращать!», — высказал он позицию ЦБ.

Сейчас для банков действует норматив риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков, который ограничен 25% к капиталу кредитной организации. О планах ввести норматив в 20% капитала для кредитования заемщиков, связанных с собственниками и руководителями банков, 21 марта сообщила газета «Ведомости» со ссылкой на зампреда ЦБ Михаила Сухова.

«Экономика тут простая», — рассказывает «Газете.Ru» источник в инвестсообществе. Чтобы привлечь стандартное банковское финансирование в стройку, я плачу 15—18% годовых, при этом закладывается все что есть — стройка и поручительство, сетует он. «Либо я куплю банк. Будет 8% стоимость пассивов, 4% — накладные, чтобы банк никуда не делся, то есть я получу 12% годовых», — объясняет он схему. При этом обязательств гораздо меньше, добавляет он.

Простая математика, которой достаточно многие пользуются, рассказывает источник.

Из публично примеров — Газэнергобанк (находился в стадии банкротства в 2008 году), вспоминает генеральный директор «Сберстройинвест» Эдуард Малышев. «Люди работали по абсолютно такой схеме, в 2008 году схлопнулись — их забирал «Пробизнесбанк». Из кредитного портфеля в 3 млрд рублей два с половиной оказались на аффилированных структурах, на которых ничего нет. Понятно, что приходит новый собственник, но ответственность у предыдущих непрямая, доказать что-либо трудно», — объясняет он плюсы схемы.

Если сильно меньше (3 млрд рублей), связываться смысла нет, соглашается источник «Газеты.Ru» из банковского сектора. Все-таки банк стоит несколько миллионов долларов, и туда надо найти людей.

С другой стороны, за банками из топ-100 очень внимательно смотрит ЦБ, добавляет он. «Можно не проскочить», — говорит финансист, добавляя, что начиная со второй сотни любой банк «может попасть в такую историю».

«Обратите внимание на сделку с (Сергеем) Полонским: $100 млн уже проплачено, а всего будет $200 млн», — говорит банковский аналитик на условиях анонимности. Прежний владелец банка «Пушкино» Алексей Алякин заключил с Полонским сделку по покупке девелоперской компании «Поток». Сообщалось, что сумма сделки составит $200 млн, при этом $100 млн Алякин должен заплатить сразу. Но Полонский обвинил Алякина в выводе активов «Потока». Вскоре после этого Алякин вышел из капитала банка «Пушкино».

«Они не понимают, о чем говорят: сделка с Полонским была безденежной», — возмутился Алякин, добавив, что его банковский бизнес начался намного раньше, чем сделка с Полонским. Для того чтобы собирать много вкладов, нужна разветвленная сеть, покупка такого банка — сам по себе крупный проект, объясняет предприниматель. «К тому же ты попадаешь во второй контур надзора ЦБ — когда тебя регулирует не территориальное отделение, а напрямую ЦБ», — добавил он. В этом случае банкира ждут другие требования и более жесткий надзор, пояснил Алякин.

Это и схема Международного промышленного банка (у банка в 2010 году была отозвана лицензия, после проверки ЦБ, показавшей, что Межпромбанк активно занимался выводом средств. — «Газета.Ru»), говорит начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий. Вклады населения собирала его дочерняя структура «Межпромбанк плюс» (признана банкротом вскоре после отзыва лицензии у Межпромбанка. — «Газета.Ru»), которая была зарегистрирована в системе страхования вкладов, объясняет аналитик. Аналогичной деятельностью занимался Петрофф-банк, кредитовавший девелоперские проекты группы «Бородино» (лицензия отозвана в 2010 году, в 2012 году на собственников заведено уголовное дело по факту преднамеренного банкротства).

[mvd.ru, origindate::19.07.2012, "По факту преднамеренного банкротства "Петрофф-Банк" возбуждено уголовное дело": По информации ГУЭБиПК, в период с 2009 по 2010 год подозреваемые приобрели у подконтрольных фирм-«однодневок» ценные бумаги на сумму более 650 млн рублей. В результате — высоколиквидные активы были замещены не обеспеченными акциями, что привело к уменьшению достаточности капитала и неспособности банка в полном объеме удовлетворять требования по денежным обязательствам. — Врезка К.ру]

["Коммерсант", origindate::19.10.2012, "ЦБ вскрыл западные депозиты": [...] несколько лет назад Петрофф-банк разместил в швейцарском Russian Commercial Bank Ltd, Zurich депозиты на $50 млн и открыл счет на более чем 600 млн руб. Этими средствами, согласно трастовому договору об их управлении, российский банк гарантировал возвратность кредита, выданного по его поручению швейцарским банком офшорной компании Alborg Premium LTD. Кредит возвращен не был, и за несколько месяцев до отзыва лицензии швейцарский банк безакцептно списал в уплату по кредиту средства с депозитов и счетов Петрофф-банка. Таким образом, результат, казалось бы, надежного размещения денег в западном банке оказался таким же, как если бы на них был выдан невозвратный кредит.
Подобные схемы действительно могут использоваться российскими банками, говорит управляющий партнер GSL Law & Consulting Александр Алексеев. "Основными поставщиками таких услуг выступают европейские банки, специализирующиеся на private banking, в основном из Швейцарии, Австрии, Люксембурга и Лихтенштейна — тех стран, где этот вид банковского бизнеса наиболее развит,— говорит он.— Так, по моей информации, только в Швейцарии порядка 30 банков готовы работать с российскими клиентами, в Австрии их около десятка, в Люксембурге и Лихтенштейне — по нескольку штук". По его словам, оказывать такие услуги зарубежные игроки готовы за комиссию, сами при этом ничем особенно не рискуя. "Основное ограничение — это сумма депозита, оптимально — несколько десятков миллионов долларов,— отмечает он.— Впрочем, слишком крупные сделки такого рода банками-нерезидентами не приветствуются, поскольку привлекают повышенное внимание в том числе и местного регулятора". "Схема достаточно изящная,— говорит директор московского офиса Tax Consulting U.K. Эдуард Савуляк.— Это вам не поддельные выписки о наличии депозита в каком-то непонятном зарубежном банке, у которого и вовсе, может, нет банковской лицензии (такую схему практиковал, в частности, Межпромбанк в начале 2000-х годов, — "Ъ"). Более того, схема — кредит некоей компании под депозит российского банка — выглядит практически белой и зачастую такой и бывает". — Врезка К.ру]

Банк Москвы — та же тема, добавляет аналитик (находится в процессе финансового оздоровления из-за кредитования аффилированных с бывшим менеджментом компаний).

Российский банковский бизнес обречен на эту схему, защищает банкиров Осадчий. Очень плохо работает система защиты прав кредитора, поясняет аналитик. Банкам можно работать либо по кэптивной (кредитование бизнеса собственников банка) схеме, либо в агрессивной рознице, зарабатывая на дорогих потребительских кредитах.

О том, что источником серьезных кредитных рисков для многих российских банков является высокая степень аффилированности со связанными сторонами, сообщали в конце прошлого года два рейтинговых агентства — Fitch и Moody's. Особую обеспокоенность агентств вызывали именно розничные банки, активы которых растут рекордными темпами. В Fitch отмечали быстрорастущие ХКФ-банк, банк «Русский стандарт» и КБ «Ренессанс капитал», так как интересы их контролирующих акционеров распространяются далеко за пределы банковского сектора как в России, так и за рубежом.


***

Каждый пятый российский банк совершает незаконные операции

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::22.03.2013

Герман Греф сосчитал отмывочные конторы

Антон Трифонов, Галина Камнева

Не менее 20% российских банков по большей части занимаются не своей основной деятельностью, а операциями, которые сложно назвать легальными, заявил вчера в интервью каналу «Россия 24» президент Сбербанка Герман Греф. [...]

О масштабе проблемы в конце февраля в интервью «Ведомостям» рассказывал действующий председатель ЦБ Сергей Игнатьев. По его словам, только в прошлом году из России на зарубежные счета было незаконно переведено $49 млрд: [...]

["Ведомости", origindate::20.02.2013, "1% организаций не платят налогов", — Сергей Игнатьев, председатель Банка России":
— [...] В Банке России накоплен значительный опыт их выявления: в 2012 г. таких операций выявлено на $49 млрд. Соответствующая информация направляется в Росфинмониторинг, ФНС, правоохранительные органы. При этом $14 млрд мы отнесли к текущему счету (например, оплата серого импорта), эта цифра непосредственно в платежном балансе отсутствует. Остальные $35 млрд мы включили в финансовый счет и в отток капитала. Это прирост иностранных финансовых и других активов российских резидентов, накопленных в результате теневой, незаконной деятельности. Ущерб для бюджетной системы в результате таких операций я оцениваю примерно в 30% от объема потока сомнительных операций — порядка 450 млрд руб. в год. Если добавить сюда внутренние операции по обналичиванию, которые организуются теми же людьми, я думаю, общий ущерб для бюджетной системы превысит 600 млрд руб. в год.
— И все сомнительные операции проводятся с использованием подставных компаний, так называемых фирм-однодневок?
— Фирмы-однодневки — это просто беда нашей экономики. Чтобы понять масштабы проблемы, приведу несколько цифр. Всего «действующих», зарегистрированных в ФНС России коммерческих организаций 3,9 млн, из них в форме ООО — 3,6 млн. Реально действующих организаций, т. е. тех, которые проводят хоть какие-то платежи через банковскую систему, примерно 2 млн. Остальные — примерно половина, — видимо, ждут своего часа. Из числа организаций, проводящих платежи через банковскую систему, 11% организаций не платят вообще никаких налогов, еще 4-6% организаций платят чисто символические суммы.
Всем советую прочитать замечательный материал в «Ведомостях» от origindate::28.01.2013 под названием «Шутник со справкой». Читатель получит представление о том, как создаются фирмы-однодневки.
Дело доходит до абсурдных ситуаций. Налоговики и правоохранители часто выходят на номинального директора такой компании. Тот заявляет: «Ничего не знаю, ключ для дистанционного управления банковским счетом я передал какому-то незнакомому человеку, получил 500 руб.». На этом проверка заканчивается. А банковский счет такой компании продолжает активную жизнь. Однако, даже если банк узнает, что номинальный директор вовсе не директор, что банковский счет управляется дистанционным способом непонятно кем, он не имеет юридического права ни закрыть счет, ни приостановить операции по нему. В этих условиях борьба с отмыванием денег во многом теряет смысл. — Врезка К.ру]

Греф погорячился, считают топ-менеджеры нескольких банков. Может, лет 10 назад число таких банков и составляло 20-30%, но их доля кардинально уменьшилась, полагает предправления «Нордеа банка» Игорь Буланцев: «Сейчас она составляет процентов 5». [...] Другое дело, что и банки, занимающиеся нормальной деятельностью, могут оказывать сомнительные услуги подобного рода, добавляет Буланцев. Время от времени такие операции отлавливают все банки, для этого они и содержат специальный штат контролеров, отмечает другой собеседник «Ведомостей». Но осознанно, пусть и не постоянно, незаконные операции могут совершать 10-15% игроков, считает банкир. Наиболее востребованы три типа операций: вывод за рубеж, обналичивание и транзитные переводы для «заметания следов», перечисляет он. Причем для последней цели банки часто используются «вслепую», т. е. менеджмент банка не вовлечен и не посвящен в намерения нечистоплотных клиентов. […]

Доход тех, кто обслуживает отток, составляет $1,4-2,5 млрд. Из них банкам достается 1% или чуть больше, остальное — организаторам операций и силовым либо другим структурам, покровительствующим данному бизнесу, уверяют участники рынка. Такого же порядка доходы и от обналичивания. […]

На 1 февраля в России действовало 955 кредитных организаций.