Банколомы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Банколомы В России появилась новая разновидность киллеров - специалисты по убийству коммерческих банков

"Взломать и ограбить банк сегодня можно без помощи фомок и других специальных приспособлений. Российский опыт последних лет свидетельствует - бывалые "медвежатники" с кувалдами в руках уходят в прошлое. Их место в криминальной табели о рангах сегодня прочно заняли "понятливые" менеджеры, в определенном кругу именуемые "пацанскими клерками". Послужной список у каждого такого "клерка" свой, но всех объединяет одно - именно благодаря усилиям этих людей процветающие предприятия и банки вдруг в одночасье становятся банкротами, пополняя и без того обильную казну воровских "общаков".

На минувшей неделе страну облетела новость о погроме в офисе КБ "Легпромбанк" на Зубовском бульваре в Москве. Как водится, начались пересуды, СМИ привычно выдвигали диаметрально противоположные версии произошедшего, однако все они сводились к одному - то ли новые хозяева побили старых, то ли старые новых. И хотя истинное положение вещей было достаточно очевидным - некоторые свидетели и пострадавшие в тот день до сих пор находятся в больнице - разбираться в хитросплетении юридических документов никто не стал. В итоге цель погромщиков была благополучно достигнута - большинство журналистов сошлись во мнении, что речь идет об очередном "переделе собственности", а потому быстро потеряли интерес к этой теме. И совершенно напрасно. Ведь за рамками общественного внимания оказалась ключевая фигура этого конфликта - скромный менеджер, успешно выполнивший очередной "пацанский заказ" и сегодня готовый произвести "контрольный выстрел" в затылок некогда процветающего банка. 
Имя Андрея Дробинина хорошо известно не только в банковских кругах. Впервые он фигурирует в сводках правоохранительных органов в середине 90-х годов в связи с деятельностью подконтрольной ему группы компаний "Супримекс". Сам Дробинин в те годы уже занимал пост президента одноименного банка (прославившегося, среди прочего, финансированием избирательной кампании одного из демократических кандидатов в президенты на выборах 1995 года), а в деловой среде ходили упорные слухи о его связи с рядом организованных преступных группировок. Забегая вперед, скажем, что от этих связей господин Дробинин не отказался и по сей день. Однако уже тогда фигура Дробинина не была самостоятельной, а его деятельность жестко подчинялась интересам контролирующих его "авторитетов". Иначе трудно объяснить тот факт, что буквально за два года Дробинину удается "похоронить" не только сам банк, постоянно фигурировавший в центре весьма сомнительных историй, но и подконтрольную "Супримексу" известную страховую компанию АСКО. Тем более, что после установления контроля над этой страховой компанией (к 1997 году группа "Супримекс" прибрала к рукам 90% акций страховой компании), Андрей Дробинин по совместительству занял кресло председателя ее Совета директоров. Вот тут-то и начались первые "странности" в поведении без пяти минут олигарха. Вместо того, чтобы активно развивать бизнес, господин Дробинин поступает с точностью наоборот. Прежде всего, начинает "лихорадить" АСКО. По свидетельству бывших сотрудников страховой компании, "масса денег, перечисляемых компанией "АСКО" как налоги, страховые возмещения, плата за аренду, со счета "АСКО" списывались, а к получателям не доходили". По этой причине компания потеряла многих крупных клиентов и несла многомиллиардные убытки. Тем временем Центробанк начинает проверку деятельности "Супримексбанка" и, обнаружив грубейшие нарушения финансовой отчетности, вводит в нем временную администрацию. 7 февраля 1997 года Андрей Дробинин объявляет о своем намерении существенно сократить пакет принадлежащих ему акций страховой компании. Одновременно резко возрастает уставной фонд группы "Супримекс". А спустя всего неделю Центробанк отзывает у "Супримексбанка" лицензию на банковскую деятельность. Теперь нет ни самого банка, ни предусмотрительно выведенных из него активов страховой компании "АСКО". Формально никто не виноват, однако в деловой среде поговаривают об удивительной согласованности действий Дробинина и чиновников Центробанка. Тем временем изрядно набравший в политическом "весе" Андрей Дробинин ищет новую сферу приложения своих незаурядных способностей. И находит - в банке "РосИта". 
На "умерщвление" своей второй жертвы Дробинину потребовалось совсем немного времени - чуть более года. При этом дело обошлось без лишнего шума. По слухам, уголовное расследование этой истории благополучно кочует из одной инстанции в другую - благо, что на деловых встречах господин Дробинин и по сей день не прочь похвастаться своими "связями" в правоохранительных структурах. Впрочем, не исключено, что дело "РосИты" не получило широкой огласки и по другой причине - ведь именно в этом банке находились счета Управления по обслуживанию дипломатического корпуса (УПДК). Известно лишь, что после появления Андрея Дробинина в "РосИте" активы банка стали стремительно таять, а его обязательства перед клиентами - включая УПДК - столь же стремительно расти. И когда гибель банка была уже предрешена, господин Дробинин впервые появляется в коридорах "Легпромбанка". 
"Легпромбанк", создание которого связывали с именем бывшего министра легкой промышленности СССР Александра Бирюкова, еще со второй половины 90-х годов зарекомендовал себя как устойчивый "середнячок". Банк относительно благополучно пережил финансовый кризис 1998 года, поскольку, по словам его тогдашнего руководства, никогда не играл на рынке ГКО, предпочитая пусть менее прибыльные, зато куда более надежные инвестиции в "реальный сектор экономики". В то время среди основных направлений работы Легпромбанка значилось кредитование предприятий ВПК, ТЭК, малого и среднего бизнеса, ведение торгово-посреднической деятельности. Одним из первых "Легпромбанк" стал активно осваивать тогда еще новые виды банковской деятельности, в частности, потребительское и ипотечное кредитование, финансирование муниципальных программ. Особую гордость тогдашнего менеджмента банка составляла программа работы со всемирно известными тульскими оружейными заводами. В частности, предполагалось перевести работников крупнейших оборонных заводов на карточки "Легпромбанка". Это позволило бы оптимизировать движение финансовых средств и покончить с задержками зарплаты, а самому "Легпромбанку" - существенно увеличить сеть своих частных вкладчиков из числа работников предприятий. В нынешней России оно, может, пока не очень прибыльно, но весьма перспективно. 
Почему в качестве очередной жертвы Андрей Дробинин и его "авторитетные" покровители выбрали именно "Легпромбанк", доподлинно не известно. Поговаривают, что господина Дробинина, якобы обладающего лицензией на продажу оружия и взрывчатых веществ, заинтересовали именно связи банка с оружейниками. Так или иначе, но в 1998 году Андрей Дробинин неожиданно появляется в составе Совета директоров банка, где отвечает за пиар-проекты, а сам себя именует "менеджером по рекламе". Вместо рекламы, господин Дробинин начинает одну за одной генерировать "гениальные" идеи, призванные, по его словам, повысить рейтинг и конкурентоспособность банка. Одна из таких идей, когда в 1999 году путем ряда сомнительных махинаций "Легпромбанк" увеличил свой уставный капитал едва ли не на полтора миллиарда рублей, едва не закончилась для банка плачевно - махинация была выявлена инспекторами Центробанка. Тогда же у господина Дробинина появляется "напарник" - господин Дунаев, и по сей день именующий себя Председателем Правления "Легпромбанка". Именно Александр Дунаев в 1999 году выполнил роль своеобразной "живой оффшорки", приняв непосредственное участие в сомнительном повышении уставного капитала "Легпромбанка". Тогда же в окружении Дробинина появляются новые действующие лица. Дело в том, что даже в среде "пацанов" среди характеристик Дробинина все чаще звучит слово "отмороженный". Ходят слухи, что этому в немалой степени способствовало пристрастие "рекламщица" к кокаину и другим сильнодействующим средствам досуга. Как бы то ни было, но теперь все свои действия "менеджер по рекламе" согласовывает с неким Фаридом Галеевым, которого злые языки и правоохранительные органы причисляют к лидерам Казанской ОПГ. "Пережив" проверку Центробанка, в начале нынешнего года господа Дробинин и Дунаев резко активизируют свою деятельность. 
Прежде всего, Дробинин и Дунаев пытаются всеми способами увеличить свою долю среди пайщиков банка. Для этого "лишние" совладельцы должны уйти, и к "переговорам" с ними активно подключаются криминальные дружки Дробинина. По некоторым данным, активную помощь Дробинину в его "переговорах" с другими пайщиками банка оказывает Фарид Галеев. В январе 2001 года неизвестными похищаются жена и дочь одного из пайщиков банка - И. В. Болтакова. Через несколько часов их находят в лесу и, по утверждению жертв, похитители, потребовавшие от них убедить отца и мужа "не дергаться" и выйти из числа пайщиков "Легпромбанка", по сотовому телефону связывались с человеком по имени Фарид. Почти год это дело расследовалось Одинцовской городской прокуратурой, а сегодня передано в Прокуратуру Московской области. Так или иначе, но господин Болтаков послушно выходит из состава пайщиков "Легпромбанка", зато Фарид Галеев оборудует в помещении банка на Зубовском бульваре собственный офис. Аналогичным образом своих долей в уставном капитале банка лишаются и некоторые другие мелкие пайщики, в результате чего доля господина Дробинина и Дунаева возрастает, по некоторым данным, до 20 процентов. 
Попутно господин Дробинин оказывается впутанным в другое уголовное дело - в связи с налетом на здание Тульского избиркома в ходе выборов губернатора области в апреле нынешнего года. Напомним, что тогда колонна из 21 иномарки, среди которых были "Мерседесы", "Форды", "Ауди", ВМW и отечественные "ЗИЛы" с московскими и даже с правительственными номерами в сопровождении сотрудников ГИБДД на большой скорости ворвалась в Тулу, пронеслась по городским улицам прямо к зданию местной администрации. Из машин вышли несколько десятков молодых людей, среди которых были замечены вооруженные охранники с автоматами. Незваные гости ворвались в здание и мигом заняли практически все основные кабинеты, включая заместителей губернатора, председателя облизбиркома и даже главного федерального инспектора аппарата полномочного представителя президента в Центральном федеральном округе Сергея Харитонова. Вместе с ними был и один из самых скандальных кандидатов той предвыборной гонки - предприниматель Андрей Самошин. Оправившись от первоначального шока, тульские милиционеры сумели задержать налетчиков, и тут-то выяснилось, что среди последних оказался целый ряд сотрудников "Легпромбанка", включая Андрея Дробинина. Судя по всему, не потерявший интереса к тульским оборонным предприятиям "менеджер по рекламе" решил таким экстравагантным образом поддержать Самошина в трудные для того предвыборные дни. Однако провал этой операции был полным - несмотря на гигантскую финансовую подпитку со стороны "Легпромбанка", Самошин на выборах так и не победил, зато в отношении Дробинина было открыто очередное дело. Однако это не смутило закаленного в боях за чужую собственность "менеджера по рекламе". Тем более, что уже к весне этого года у Дробинина и его команды созрел план окончательного развала "Легпромбанка". 
Судя по всему, первоначальная схема "умерщвления" "Легпромбанка" выглядела примерно так: сперва Дробинин и Дунаев становятся основными пайщиками, затем активы банка выводятся за рубеж, а сам банк, как это было с "Супримексом", лишается лицензии и прекращает свое существование. Однако для реализации этого плана необходимо было разобраться с основными пайщиками банка, интересы которых представлял И. Янковский. Вот тут-то вокруг "Легпромбанка" развернулся настоящий детектив. 
27 июля 2001 года Дробинин при поддержке Дунаева потребовал у Янковского передать имевшиеся у того в доверительном управлении акции пайщиков банка. Тот отказался, после чего Дробинин провел внеочередное собрание пайщиков (преимущественно, в собственном лице), на котором сам себя назначил председателем Совета директоров, а Янковского из состава совета директоров вывел. С тех пор начались длительные судебные тяжбы, однако тем временем Дробинин, получивший полный контроль над деятельностью банка, начинает стремительно реализовывать свою весеннюю задумку. Уже в августе 2001 года в Генеральную прокуратуру, ФСБ, МВД и ЦБ поступают сигналы о том, что Дробинин "предпринимает беспрецедентные по дерзости активные действия по установлению контроля в одном из крупнейших коммерческих банков России". На основании этого против А. Дробинина возбуждено очередное уголовное дело (предыдущие дела продолжают расследоваться и по сей день) - на этот раз, по признакам преднамеренного банкротства и хищения денежных средств в особо крупных размерах. 
Сам Дробинин, однако, пытался представить свои действия иначе. По его словам, на базе "Легпромбанка" предполагается создать некий банковский холдинг для государственных унитарных предприятий. Под этим соусом Дробинину удается уговорить руководство многострадального УПДК (счета которого и без того изрядно "похудели" после краха банка "РосИта") открыть расчетный счет в "Легпромбанке". Предыдущее руководство УПДК послушно переводит на открытый счет 30 миллионов долларов, которые тут же исчезают за рубежом. Казалось бы, все готово для гибели "Легпромбанка", однако группа г-на Янковского не намерена сдаваться без боя, несмотря на массированную кампанию в СМИ, которую Андрей Дробинин (в данном случае - в полном соответствии со своей "пиарной" должностью) организовал против остальных пайщиков. 
В сентябре проходит собрание пайщиков банка, на котором избирается новый Председатель Правления банка господин Артем Кузнецов, однако охрана Дунаева на протяжении месяца не пропускает его в помещение банка. 26 октября представителям А. Кузнецова удается-таки занять свои рабочие места в офисе на Зубовском бульваре, однако спустя час группа вооруженных людей во главе с Андреем Дробининым и Фаридом Галеевым штурмом берет помещение банка, избивая представителей законного руководства. Все эти "разборки" сопровождались боевыми репортажами по одному из каналов ТВ, где по недоброй традиции все было поставлено с ног на голову и в роли "захватчиков" выступали как раз пострадавшие. Усилиями господина Дробинина в СМИ активно вбрасывается версия о "борьбе собственников" банка. Формально это действительно выглядит так, однако для самого Дробинина важно другое - успеть перерегистрировать устав банка в ЦБ, не привлекая к этому излишнего внимания прессы. Чего он и добивается - аккурат к моменту вынесения решения Мосгорсуда, признавшего неправомерность вывода группы пайщиков во главе с г-ном Янковским из состава Совета директоров банка. Примечательно, что новую версию устава банка (где об этих пайщиках уже не говорится ни слова) господину Дробинину удается в рекордно короткие сроки - всего за один день. И вновь остается лишь поражаться умению г-на Дробинина так быстро решать сложные вопросы. Оно конечно - со временем регистрация этой версии Устава будет признана незаконной. Однако российская Фемида бывает на удивление нерасторопна. Чего не скажешь о господине Дробинине, уже поспешившем объявить о переходе "Легпромбанка" под свой контроль... 
Вместо послесловия Сознательное доведение человека до самоубийства карается по закону. С российскими банками все гораздо проще. Банк можно перерегистрировать, ограбить - наконец, просто ликвидировать, причем без особых хлопот. И - что самое главное - без каких-либо последствий для самих "киллеров". Пока в Москве представители международной финансовой элиты вовсю обсуждали с российскими властями проблему безопасности банковских операций, господин Дробинин получал поздравления в связи с перерегистрацией Устава. Пока распоряжением Президента создавалась "финансовая разведка", господин Дробинин покупал билеты в самолет. 
Вор, как известно, должен сидеть в тюрьме. Вместо этого господин Дробинин, несмотря на несколько давно открытых против него уголовных дел, сегодня прохлаждается на Мальте. То ли отдыхает от трудов праведных, то ли готовится к новым подвигам. Благо, банков в России и по сей день хватает. А значит, и высококлассные "киллеры" без работы не останутся. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации