Банкротство в солоде

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Совладелец "Невского берега" Константин Баринов "сливает" активы и жену в попытке спастись от кредиторов

Оригинал этого материала
© The Morning News, origindate::13.09.2010

Банкротство в солоде

Михаил Червяков

На рынке появилась информация, что петербургская компания "Невский берег" банкрот. После, казалось бы, крайне успешного для пивоваренной отрасли летнего сезона намертво встали линии завода по производству солода, который принадлежит компании. Возмущённым клиентам реализуют складские остатки, а сотрудники грустно изучают списки открытых вакансий. Директор и совладелец Константин Баринов утверждает, что это временные трудности, вызванные нехваткой ячменя, который должен поступить на предприятие из-за границы.

При этом другие компании, производящие солод, почему-то работают в нормальном режиме. Ничего удивительного тут нет, поскольку все разглагольствования о будущих успехах и тайных иностранных бизнесменах, спешащих поддержать тонущую фирму, — не более чем разговоры в пользу бедных.

Как отметил руководитель общественного объединения экономистов-управленцев "Корпоративное управление в России сегодня" Максим Козырев, декларация о переходе на поставки сырья из-за рубежа может свидетельствовать о невозможности получения кредитов у отечественных партнёров и вообще спасения бизнеса без внешней поддержки. В Торгово-промышленной палате Санкт-Петербурга заявили, что хозяин "Невского берега" в нынешнем году там даже не появлялся. Возможно, во избежание встреч с кредиторами.

Судебные иски в арбитраже подтверждают, что кредиторы и поставщики уже который месяц с переменным успехом пытаются получить у господина Баринова взятые в долг деньги. Процессы затягиваются, в ответ на судебные решения следуют бесконечные жалобы и кассации, мировые соглашения не выполняются. Даже выручка от реализации складских остатков продукции утаивается от кредиторов, поступая на недавно открытый счет в питерском филиале акционерно-коммерческого банка "Образование". Одновременно дебиторская задолженность переведена на смежные фирмы, и у каждой из них деньги придется изымать отдельно с сомнительными шансами на успех. Так наличие в начале 2010 года было заключено мировое соглашение с ООО "Вилион" о выплате 139 989 826 рублей. Наличие долга "Невского берега" The Morning News подтвердил главный бухгалтер "Вилиона". Но долг по его словам погашен так и не был. В августе суду пришлось обязать судебных приставов принять исполнительный лист по этому делу.

Начальник планово-экономического отдела Орловской объединенной зерновой компании Наталья Карелина также сообщила The Morning News, что "Невский берег" остался должен, деньги по долгу им перечислены так и не были. Сумму она также назвать отказалась. Кредиторы в один голос утверждают, что Баринов мошенник. Оказалось, что в банки для получения кредитов он предоставлял поддельные документы. Другие компании активно действуют через арбитражный суд. К настоящему моменту суд постановил взыскать в пользу ЗАО "Спбвергаз" 1 589 877 рублей 95 копеек, ООО "Новые технологии" — 5 261 634 рубля 31 копейку, ОАО "Монтак" — 7 676 422 рубля 80 копеек, и ОАО "Агроинторг" — 16 318 629 рублей 75 копеек. Всё это — сущая ерунда по сравнению с суммами, которые Баринов до сих пор не выплатил. Тот же "Спбвергаз" пытается получить 4 037 345 рублей, ООО "Агроальянс" — 17 489 483 рублей 17 копеек, ООО "Триумф" — 47 831 847 рублей 21 копейку и ООО "Энергопромстрой" — 302 879 448 рублей 29 копеек. Но самое основное — задолженность перед кредиторами, где сумма, по разным оценкам, может доходить до двух миллиардов рублей. Это в полтора с лишним раза больше, чем годовой оборот предприятия за 2009 год, который, исходя из информации на рынке, составил около 1 миллиарда рублей. Максимальная производственная мощность завода — 105 тысяч тонн солода в год. Даже продавая его максимум по 20 тысяч рублей за тонну, шансов погасить долг нет. Нетрудно подсчитать, что 2,1 миллиарда так собрать можно, но ведь из них нужно платить людям зарплату, оплачивать сырье, электричество, воду, тепло и еще много чего.

Существует вариант реализации части недвижимости. В данный момент завод и земля находятся под залогом, но не очевидно, что долги будут погашены даже после продажи всех активов. Перед кризисом бизнесмен с помощью привлеченных кредитов приобрел шикарный особняк на Каменном острове. Более 600 квадратных метров и 17 соток земли в тот момент могли стоить по оценкам экспертов рынка элитной недвижимости около 15 миллионов долларов, при этом большая часть этой суммы была взята в кредит. Недвижимость была на балансе компании "Транслайн авто", которой управлял ближайший соратник бизнесмена и по совместительству финансовый директор "Невского Берега" Алексей Александров. Недавно эта недвижимость была продана, поскольку рассчитаться с кредиторами за жилье, купленное на докризисном перегретом рынке, было нереально. За 2 года данный объект потерял в цене 30% своей стоимости.

Но на этом проблемы с недвижимостью бизнесмена не закончились. Баринов лишился элитного жилья в таунхаусе на Крестовском острове в знаменитой даче Шварца на 2 Березовой аллее, где он проживал долгое время. Сейчас эта шикарная квартира выставлена на продажу. Ему пришлось переехать в загородный дом в Комарово. Но вот незадача — и этот дом с землей сейчас находятся под залогом одного из банков. То есть банкрот остался еще и без жилья, которое предоставлялось в качестве обеспечения под кредиты. Правда, для того, чтобы кредиторы не отобрали у него недвижимость Константин Баринов подал на развод со своей женой Татьяной Жарковой (с которой он, кстати, мирно проживает вместе), где одним из требований указал необходимость оставить детей себе с пропиской в том же Комарово. Очевидно, что реализовать имущество, в котором прописаны дети, банку-кредитору будет гораздо сложнее. Еще один плюс бракоразводного процесса – возможность вывести часть своих заложенных активов на якобы бывшую жену. В последние дни августа была предпринята совсем уже неприличная операция. Год назад Баринов и его партнер Андрей Манский договорились поделить бизнес, решив, что первый возьмет в свое управление производства солода, а второй – кваса. Но затем без пяти минут банкрот передумал и попытался через суд оспорить передачу торговых марок «Большой квас» и «Никола». И вот в конце августа на заводе по производству кваса в Великом Новгороде, принадлежащему бывшему партнеру Баринова Андрею Манскому, прошли обыски, что очень напоминает попытку сменить собственника. С последующей выплатой долгов за счет бывших товарищей по бизнесу. Похоже, что бизнесмен осознал свою ошибку в бизнес-планировании и разочаровался в рынке солода, который еще несколько лет представлялся ему золотой жилой.

Управляющий партнер компании "Рауд" Александр Митин отмечает, что, учитывая информацию Арбитражного суда о многочисленных исках к компании, наличие неурегулированной задолженности, подтвержденной вступившими в законную силу судебными решениями, говорит о высоких рисках начала процедуры банкротства предприятия.

"Объяснять остановку производства острой нехваткой сырья из-за неурожая ячменя в России крайне неубедительно, — прокомментировал ситуацию экономический обозреватель объединенной редакции мэрии Москвы Павел Былевский. — Поставщики сырья эту версию не подтверждают, а конкуренты спокойно продолжают работать.Куда более красноречивы другие факты: нахождение имущества предприятия под залогом, многочисленные иски в Арбитражный суд, включая уже удовлетворенные. Создаётся впечатление, что Константин Баринов пытается сделать хорошую мину при плохой игре. "Перевести стрелки" на непреодолимые объективные трудности, форс-мажорные обстоятельства вроде глобального финансово-экономического кризиса, засуху и лесные пожары — банальная попытка нейтрализовать информацию о долгах, судах, претензиях со стороны правоохранительных органов. Такое может дестабилизировать даже процветающие компании, что уж говорить о случаях, когда бизнес идет под откос".