Банкротство с особым цинизмом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Московский комсомолец", origindate::15.03.2004

Банкротство с особым цинизмом

Будет ли московская прокуратура разруливать конфликт вокруг Московского нефтеперерабатывающего завода

Николай Витушкин

МНПЗ лихорадит с середины прошлого года – с тех пор как к руководству завода пришла команда во главе с Сергеем Лебедевым. За минувшие полгода новым управленцам удалось добиться потрясающих результатов: высокорентабельное производство изделий из полипропилена парализовано, работники этого производства оказываются на улице, завод перестал получать прибыль, а в последние месяцы и вовсе превратился в убыточное предприятие. Одновременно с этим новая команда менеджеров старательно пыталась избавиться от зарубежного партнера – американской компании «Джой-Лад», при сотрудничестве с которой в 90-е ОАО «МНПЗ» стал лидером российской нефтепереработки, сумел в сложные годы запустить уникальные комплексы по выпуску полипропилена, битума, наливные автомобильные эстакады и т.д.

Однако после того как «Джой-Лад» удалось выиграть несколько судебных процессов в Московских арбитражных судах (кстати процессы были инициированы российской стороной) к борьбе подключили московскую прокуратуру. С подачи нового директора Сергея Лебедева возбуждено уголовное дело в отношении бывшего директора Анатолия Самохвалова. Из заявления Лебедева в Прокуратуру г. Москвы можно сделать вывод, что его предшественник целенаправленно вел завод к банкротству.

Надо сказать, что Самохвалов проработал на МНПЗ 26 лет, его деятельность не раз была отмечена правительством: он награжден Знаком Почета и дважды – орденом Трудового Красного Знамени.

Именно при Самохвалове Московский НПЗ пережил трудные для российской промышленности 90-е годы, поднял высокорентабельное, уникальное полипропиленовое производство.

Напомним, что в 1995 году Московский НПЗ заключил контракт с американскими компаниями «Файбер-Текнолоджис лтд» и «Джой-Лад Дистрибьютерс» на строительство комплекса по производству изделий из полипропилена. Новое руководство уверяет, что на самом деле этот проект был реализован не в пользу МНПЗ – подписанные контракты, якобы, предусматривали непомерные финансовые обязательства и фактически обрекали завод на банкротство.

Попробуем, однако, разобраться, насколько обоснованны эти обвинения. Необходимо отметить, что строительство огромного полипропиленового производства (да еще в тяжелые для большинства российских предприятий 90-е годы) – дело очень хлопотное. Так что если завод хотели бы обанкротить, то для этого есть схемы и попроще, вовсе необязательно вкладывать 220 млн. долларов в развитие производства.

Наверное необязательно для этого было не только исполнять в полном объеме программу по поставке нефтепродуктов на Московский рынок, но и пускать новые производства о которых говорила вся страна (для их строительства даже выпускались распоряжения Правительства. Об этих достижениях завода хорошо знал и знает Московский мэр Ю. Лужков). Не говоря уже о том, что распланировать банкротство на 10 лет вперед, в России с ее непредсказуемой экономикой - непосильная задача ни для директора завода, ни для бизнесмена. Один только кризис 1998 года чего стоил, а он случился уже через 3 года после начала работы над новым проектом. Если следовать логике г-на Лебедева, то любые инвестиции в производство можно расценивать как попытку «вогнать в долг».

Кроме того, схема финансирования полипропиленового завода была разработана по поручению Правительства РФ, министерством топлива и энергетики и Комитетом РФ по химической и нефтехимической промышленности с участием ГТК РФ. При этом были изучены не только финансовые возможности, но и опыт строительства завода по производству полипропилена в 1992-1994 г.г. Правительству было представлено технико-экономическое обоснование, разработанное ВНИПИнефть, а само строительство проводилось в рамках Федеральной программы «Топливо и энергия» на 1996-2000 гг.

Примечательно, что и сам С. Лебедев в своем заявлении в прокуратуре признает, что полипропиленовые проекты на заводе готовило и курировало Правительство РФ, но почему-то называет распоряжения правительства «формальным основанием» для заключения контракта. Очевидно, что позиция ряда так называемых «топ-менеджеров», на деле не имеющих соответствующего опыта работы в промышленности, позволяет им называть распоряжения Правительства РФ «формальным», на деле же складывается впечатление, что эти менеджеры формально относятся к производству и ведут дело к его разрушению.

Тезис Лебедева из заявления в прокуратуру о том, что решения на заводе принимались без одобрения совета директоров, мягко говоря, звучит неубедительно. Имеется целый ряд протоколов заседаний совета директоров (за 1995-1998 гг.), на которых принимались решения по капиталовложениям в строительство завода по производству изделий из полипропилена. Говоря же о демпинговых ценах на нефтепродукты и завышенных комиссионных (до 40 %), для фирмы « Джой–Лад », г-н Лебедев, может, забывает, а может быть просто и не знает о порядке формирования цен. Цены же формировались на основании плац -листов Лондонской биржи и соответствовали мировым.

Проверку цен при выдаче паспортов сделок, а также таможенных деклараций проводили Министерство экономики, Таможенный комитет, Федеральная служба валютно-экспортного контроля, Налоговая полиция и т.д. (понятно ведь, что контракты такого уровня находятся под особым контролем).

Что же касается комиссионных для фирмы «Джой-Лад», то хотелось бы обратить внимание на следующее. В международном праве существует понятие комиссионное соглашение. По контракту, одна из сторон может получить комиссионное вознаграждение. Так вот к огорчению г-на Лебедева договор между заводом и фирмой «Джой-Лад» носил прямой характер, без посредника комиссионера. Поэтому он не мог предусмотреть комиссионного вознаграждения ни 40%, ни даже 1% .Не выдерживает критики и заявление о том, что сразу после заключения контракта завод оказался в долгах перед коммерческими структурами. Да, задолженности действительно появились, но гораздо позже – в 1997 г., с приходом на МНПЗ ОАО «Центральная топливная компания», которое получило 50,67% акций и фактически стало управлять заводом. Необходимо отметить, что вся эта информация – вовсе не чьи-то предположения, а конкретные факты, подтвержденные документами, которые, кстати, содержатся в делопроизводстве МНПЗ и вполне доступны, в том числе и новому руководителю завода Лебедеву. Хотя вполне вероятно, что сам Лебедев является лишь марионеткой «в ловких и натруженных руках».

Впрочем о марионетках и их хозяевах в следующих материалах.

Ну а пока остается надеяться, что прокурор Юго-Восточного округа Б. Кравцов, открывший дело по факту злоупотребления полномочиями руководителями ОАО МНПЗ (ст. 201 ч.2 УК РФ), сможет разобраться по существу. Ибо резонанс от дела стал уже достаточно громким.

Помимо возможного подрыва международного авторитета Московского НПЗ (поданные и проигранные в Московских арбитражных судах иски ЦТК против американских компаний тому свидетельство), судебные тяжбы против ген. директора Самохвалова стали материалом для депутатских запросов направленных в Прокуратуру.

Зачем же обращаться за возбуждением уголовного дела с явно «краплеными картами»? Не для того ли, чтобы отвести внимание от истинных виновников развала завода, остановки прибыльных и перспективных производств, невыполненных обязательств, растущих убытков.