Банкротство – двигатель бизнеса по-русски

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Банкротство – двигатель бизнеса по-русски FLB: Почему чиновникам ФСФО и управляющим НП «МСО ПАУ» выгодно не оздоровлять предприятия, а банкротить?

" Вкус к банкротству Глава "Энергомаша" Степанов находится в СИЗО, но дело его, похоже, живет «Коррупция остается одной из самых опасных и самых тяжелых проблем нашего общества», – сказал недавно Дмитрий Медведев. Президент, правда, отметил некоторые подвижки, которые наметились в связи с появлением антикоррупционного законодательства, тем не менее поставил это крайне негативное явление третьим в списке извечных российских бед, сразу за «дураками» и «дорогами». Дороги, конечно, не радуют. Но назвать «дураками» чиновников, которые своеобразно «экономят» на их строительстве, язык не поворачивается. Жадные – да, но далеко не глупые. Опыт и связи, полученные за долгие годы государственной службы, многие из них успешно используют, открывая потом собственное дело. Служба по банкротству Возглавляющая некоммерческое партнерство «Межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» (НП «МСО ПАУ») Наталья Коцюба накопила достаточный опыт в должности первого заместителя руководителя Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству России (ФСФО) . И в бытность государственной служащей, и ныне главным в своем деле Наталья Владимировна считала правильный выбор арбитражного управляющего . При этом, как показывает практика, не всегда главное для арбитражного управляющего – спасти предприятие . Порой (и даже слишком часто) арбитражные управляющие гораздо больше усилий прилагают в другом направлении – в деле банкротства предприятий . Так было, и не без участия ФСФО, кстати, со многими предприятиями, интерес к которым проявлял владелец группы компаний «Энергомаш» Александр Степанов . Недавно Тверской районный суд города Москвы в очередной раз продлил срок содержания Степанова в СИЗО , где тот ожидает суда по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере . Компании бизнесмена одолжили 17,5 млрд. руб. у Сбербанка России и 365 млн. долл. у казахского БТА Банка , но отдавать не спешили, а когда кредиторы пригрозили судом , неожиданно выяснилось, что . Но об этом немного позднее. Одним из лакомых кусков, приглянувшихся в свое время Степанову, было принадлежащее государству «Волгодонское производственное объединение атомного энергетического машиностроения «Атоммаш» , которое в советские времена производило уникальное оборудование для атомных электростанций. Позже предприятие было акционировано, и у государства в АООТ «Атоммаш» осталось 30% плюс «золотая акция» . К середине 90-х годов из-за отсутствия профильных заказов «Атоммаш» еле сводил концы с концами и в итоге накопил существенную кредиторскую задолженность . В компании была введена процедура внешнего управления: с иском в суд обратилось Ростовское территориальное агентство ФУДН (Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве), позже преобразованное в ФСФО). Руководила агентством в Ростовской области Татьяна Грамотенко , которая нынче трудится в НП «МСО ПАУ» у Коцюбы . Именно с ее подачи внешним управляющим «Атоммаша» был назначен Александр Степанов , который тогда был первым вице-президентом, а с 1996 года гендиректором АООТ «Энергомашкорпорация» . Счетная палата России установила, что всего за год этой компании удалось скупить около 11% акций и более 40% долгов по кредитам «Атоммаша» , что, надо полагать, наглядно демонстрирует, в чью пользу арбитражный управляющий Степанов «спасал» стратегическое предприятие . Дальше – больше. Согласно отчету Счетной палаты, Степанов, чтобы вывести активы из предприятия, создал совместное ОАО «ЭМК-Атоммаш», в которое «Атоммаш» внес все свое ликвидное имущество и основные производственные фонды, а взамен получил ничем не обеспеченные акции новоиспеченной компании, огромные убытки и возросшие в несколько раз долги . Более того, вскоре акции «ЭМК-Атоммаш» перекочевали в «Энергомашкорпорацию» . Арбитражному суду Ростовской области ничего не оставалось, как прекратить внешнее управление на «Атоммаше», а само предприятие признать банкротом. Счетная палата дала вполне ясную оценку действиям чиновников: « При прямом участии должностных лиц ФУДН и его территориального агентства в Ростовской области (Т.А.Грамотенко) государству фактически был нанесен материальный ущерб: изъяты из государственной собственности 30% акций АООТ «Атоммаш» и переданы ОАО «ЭМК-Атоммаш» . Вот только активное расследование деятельности степановской «Энергомашкорпорации» так ни к чему и не привело: компания с пропиской в Москве неожиданно была объявлена банкротом, а вместо нее появилась другая с точно таким же названием, но только в Архангельской области и со стопроцентным иностранным капиталом . Все свои После случая с «Атоммашем» НП «МСО ПАУ», куда переместились многие чиновники службы, стало более чем тесно сотрудничать со структурами Александра Степанова. Памятна история рубежа веков с Ленинградским Металлическим заводом . «В начале августа этого года (дело происходило в 2000 году. – «НГ») Федеральная служба по финансовому оздоровлению приостановила действие лицензии внешнего управляющего Ленинградского Металлического завода (ЛМЗ) Евгения Гуляева , – сообщала тогда «Новая газета» (см. номер от 09.11.2000). – «Вина» внешнего управляющего заключалась в том, что вопреки сложившейся в России традиции он не позволил довести это крупнейшее энергомашиностроительное предприятие до банкротства . Напротив, принятые им меры позволили ЛМЗ привлечь гигантские инвестиции и открыли перед предприятием перспективы выхода из кризиса уже в ближайшее время. Иными словами, Гуляев поплатился за то, что слишком буквально понял задачу внешнего управления – «способствовать финансовому оздоровлению предприятия ». Возмущению руководства ФСФО не было предела. Мало того, что лучшие умы этого «оздоровительного» ведомства уже давно зачислили ЛМЗ в разряд «банкротов» . Действия Гуляева посягнули на самое святое – давнюю дружбу руководства «Финоздоровления» с «Энергомашкорпорацией» (ЭМК), до недавнего времени крупнейшего акционера ЛМЗ и главного организатора процедуры банкротства завода . Дружбу, заметим, настолько крепкую, что разрушить ее не смогли ни активное расследование деятельности ЭМК со стороны правоохранительных органов, ни более чем сомнительная история банкротства московской «Энергомашиностроительной корпорации» с ее последующим «воскрешением» в далеком северном Вельске – но уже как компании со стопроцентным иностранным капиталом. Ни даже решения Арбитражного суда, признавшего действия внешнего управления ЛМЗ соответствующими закону ». Параллельно с ЛМЗ Степанов вел борьбу за ОАО «Петрозаводскмаш» , расположенное в Республике Карелия, где Наталья Коцюба , возглавлявшая до переезда в Москву местное отделение ФСФО , была хорошо известна. На пресс-конференции Степанов, как сообщала газета «Карелия» (см. номер от 06.05.2000), пытался втолковать журналистам, как для завода жизненно необходимо, чтобы его 75% акций оказались у предпринимателя дополнительно к тем 20%, которые он уже скупил . В чем конкретно выражалась эта необходимость, так никто и не понял, однако, как писало издание, «в приватной беседе одним из столичных журналистов было сказано, что, со слов Степанова, «Петрозаводскмаш» как промышленное предприятие ему не нужен, так как это уже позавчерашний день . Сам же Степанов эту мысль подтвердил, сказав, что от завода он не ждет прибыли в принципе ». Создается впечатление, что тогда Степанов имел в виду вывод ликвидных активов в офшоры, как и в случае с «Атоммашем» . К слову, схема контролируемого банкротства предприятий посредством чиновников ФСФО – куда менее затратная, нежели участие в конкурсных торгах . А потому с тем, что давалось легко, Степанов расставался без сожаления. Если, конечно, это нужно было для дела, как в случае с непрофильными активами предприятий в Белгородской области. В 2007 году глава «Энергомаша» подарил администрации Белгорода санаторий «Сосновка», который находился на балансе «Энергомашкорпорации» . Еще несколько строений общей площадью более 2,5 тыс. кв. м на территории санатория были проданы всего за 4,2 млн. руб. ООО «Новая эра» . Одним из соучредителей фирмы является Александр Пашков, который до того, как уйти в бизнес, занимал пост вице-мэра Белгорода . А вот как 49 тыс. акций ЗАО «Энергомаш (Белгород)-БЗЭМ» , что еще несколько месяцев назад составляло 49% капитала, оказались в собственности у городской администрации – загадка . 30 ноября 2011 года Арбитражный суд Белгородской области удовлетворил иск администрации Белгорода к этой компании Степанова. Чиновники пожаловались на то, что в реестре акционеров предприятия не указан местный комитет имущественных и земельных отношений. Теперь право администрации города Белгорода считаться полноправным акционером ЗАО «Энергомаш (Белгород)-БЗЭМ» подтверждено судом , но эти 49 тыс. акций сейчас составляют не 49% уставного капитала, а всего лишь 0,49% . Согласно данным СПАРК, 08.11.11, то есть во время судебного разбирательства, компанией Степанова было произведено увеличение уставного капитала со 100 тыс. руб. до 10 млн . Видимо, подарив акции и не получив от белгородских властей должной отдачи, Александр Степанов свой подарок решил забрать обратно. Примечательно, кстати, что буквально в октябре с.г. первым замом мэра Белгорода стал Олег Абрамов , который до того работал в областной администрации, где курировал промышленность и предпринимательство, а ранее трудился у Степанова на «Энергомаше» . Партнеры Хотя Александр Степанов уже десять месяцев находится под арестом, кредиторы его предприятий вернуть себе долги не могут . Не в последнюю очередь из-за того, что на предприятиях группы – ОАО «Энергомашкорпорация», ЗАО «Энергомаш (Белгород)», ОАО «УЭТМ-УГМ», ООО «Энергомаш-Атоммаш» – инициированы процедуры банкротства. Арбитражные управляющие, все члены НП «МСО ПАУ», – Данил Агапов, Алексей Варыгин, Александр Гладков, Сергей Каяткин и уже знакомая нам Татьяна Грамотенко . К примеру, Гладков сейчас «отбивает» от кредиторов ЗАО «Энергомаш (Белгород)» . Заметим, что он в свое время был временным управляющим ООО «Производственно-торговая фирма» . Независимые эксперты выяснили, что в 2009 году фирма продавала недвижимость по ценам ниже балансовой стоимости, заключала контракты с клиентами, находящимися в предбанкротном состоянии, предоставляла отсрочку по платежам, что привело к увеличению дебиторской задолженности, сдавала помещения в аренду по ставкам ниже рыночных . «Имеются основания полагать, – пишут эксперты, – о наличии признаков преднамеренного банкротства в действиях руководства ООО «Производственно-торговая фирма» . В той истории, получается, Гладков действовал как минимум странным, но очень удачным для должника образом . Нет гарантий, что он будет вести себя по-другому в случае с компанией Степанова. Еще один подчиненный Коцюбы Данил Агапов был назначен арбитражным управляющим на «Энергомашкорпорацию» , но был отстранен от должности решением Арбитражного суда Белгородской области . Такое впечатление, что и его основной задачей было >b>не допустить возврата долгов кредиторам . Для этого Агапов в 2010 году признал обоснованным требования офшорной компании Olana Trading Inc . Эта фирма была учреждена в Белизе в 2001 году. С ее помощью Степанов предпринял попытку уйти от расплаты с кредиторами . В Арбитражный суд Белгородской области были переданы поддельные документы о якобы наличии у «Энергомаша» перед Olana задолженности на сумму более 15 млрд. руб., что превышает половину долгов белгородского предприятия перед всеми остальными кредиторами . То есть Olana могла получить половину всего, что причиталось бы кредиторам. Вот только выяснилось, что эта Olana была ликвидирована еще в 2006 году . К Агапову , кстати, возникли претензии не только у кредиторов, но и у Росреестра , контролирующего всех арбитражных управляющих страны. По заявлению Управления Росреестра Белгородской области суд привлек Данила Агапова к административной ответственности за его нарушения на посту руководителя «Энергомашкорпорации» . Что там привлечение к административной ответственности! Соратники Коцюбы раньше пусть и временно, но лишались своих статусов . Так, например, случилось с Алексеем Варыгиным , который был сначала временным, а потом конкурсным управляющим ЗАО «Энергомаш (Белгород)» и тоже изо всех сил старался сделать так, чтобы имущество Степанова не досталось кредиторам . Дошел даже до Высшего арбитражного суда РФ, где пытался оспорить договоры поручительства между «Энергомашем» и Сбербанком , заключенные при получении кредита, но проиграл. Как и Агапов, он также признал законными требования несуществующего офшора Olana . В декабре прошлого года Варыгин вышел из состава НП «МСО ПАУ». Впрочем, уже 15 сентября 2011 года Алексей Варыгин вернулся в команду Натальи Коцюбы, чтобы продолжить выполнять распоряжения своей начальницы так, как он это умеет. Несмотря на то что над Степановым нависла вполне реальная угроза получить солидный тюремный срок, расставаться со своими ликвидными активами и расплачиваться по кредитам предприниматель, видимо, не собирается. Благо предприятия группы «Энергомаш» сегодня успешно банкротятся . Хотя на территории самих предприятий ведется какая-то деятельность, а значит, кто-то получает прибыль. При этом кредиторы предприятий-банкротов вынуждены ждать. Вот такая закрученная детективная история, сюжету которой позавидовали бы многие писатели. Но, к сожалению, это реальная жизнь. Страна уже несколько лет борется с коррупцией, а ей ни конца, ни края не видно. Кажется, наоборот, чиновники и прочие участники этого процесса все больше входят во вкус. Получается, как и в прежние времена, закон что дышло...» «Независимая газета»"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации