Банкформирование Владимира Романова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Банкформирование Владимира Романова Экс-владелец банка "Электроника" и бывший топ-менеджер "Сбера" Алтунин увели "в кредит" 10 млрд руб. и никому не должны

Оригинал этого материала © "Новая газета", 24.04.2014, Банкформирование, Фото: РИА "Новости", via s-pravdoy.ru, Иллюстрация: "Новая газета"

Ирек Муртазин
D6291609c8bd1898890a83ad8c4ccbc5.jpeg
Владимир Романов

Если вы ограбите банк, вас, скорее всего, найдут и посадят. А вот если вы банкир и ограбили клиентов, то в девяти случаях из десяти вы потеряете только деньги. И не потому, что правоохранительные органы заставят вас вернуть их законным владельцам — этого как раз не произойдет. Они просто возьмут свою долю и решат за вас все остальные проблемы.

Арбитражный суд Москвы отказался удовлетворять требование Агентства по страхованию вкладов (АСВ) о взыскании 3,108 млрд рублей с бывшего председателя правления банка «Электроника» Владимира Романова и его заместителя Евгения Майорова. Окончательный текст судебного решения появился 2 апреля. В прошлый четверг, 17 апреля, АСВ опротестовало определение Арбитражного суда Москвы в апелляционной инстанции.

История одного банкрота

Банк «Электроника» был признан банкротом еще 6 марта 2009 года. После отзыва лицензии у «Электроники» функции временной администрации банка были возложены на АСВ, которое, в свою очередь, привлекло Национальный резервный банк (НРБ) для возврата денег частным клиентам, суммы вкладов которых не превышали 700 тыс. рублей. НРБ вернул 17 тысячам частных клиентов «Электроники» 1,6 млрд рублей. Для этого ему пришлось потратить и свои деньги — около 700 миллионов рублей.

Незастрахованным клиентам повезло меньше. По данным АСВ, остались неудовлетворенными требования более 1 тысячи клиентов банка на сумму 11,3 млрд рублей. При этом нереализованных активов банка оставалось всего на 300 миллионов рублей. Примечательно, что среди клиентов банка «Электроника» основными пострадавшими оказались предприятия, входящие в структуру Минкомсвязи и Росатома. Пострадали и полтора десятка банков, включая иностранные, которые выдавали «Электронике» межбанковские кредиты.

Сразу после отзыва лицензии у «Электроники» специалисты АСВ и НРБ приступили к исследованию банковских документов. И вскоре пришли к выводу, что банкротство банка произошло не столько из-за финансового кризиса 2008 года, сколько из-за действий топ-менеджмента банка и аффилированных с ним персон, которые вывели около 10 миллиардов рублей.

Специалисты АСВ установили, что незадолго до отзыва лицензии банк «Электроника» выдал 49 кредитов на сумму 3,108 млрд рублей. Примечательно, что все кредиты были предоставлены на приобретение ценных бумаг — векселей. При этом протоколы заседаний правления банка о выдаче кредитов подписывались Владимиром Романовым и Евгением Майоровым. В ходе внутреннего расследования возникло подозрение, что экс-руководители «Электроники» подписывали протоколы единолично, а информация о заемщиках может иметь признаки фальсификации. Все эти обстоятельства АСВ изложило в исковом заявлении, поданном в Арбитражный суд Москвы в сентябре прошлого года.

Но арбитражный судья Олег Мишаков, рассмотрев иск, записал в судебном решении, что доводы о том, что в протоколах «указана ложная информация, нельзя признать обоснованными. Указанные обстоятельства нельзя считать установленными, поскольку подобные деяния являются преступными, а приговора суда по данному факту не имеется».

И в этом судья Мишаков прав. Приговора в отношении руководителей рухнувшей «Электроники» действительно нет.

Уголовное преследование банкиров и их подельников, причастных к выводу активов, разорению и банкротству банков, редко доходит до суда. Потому что очень сложно доказать, к примеру, непосредственную связь краха банка с управленческими решениями банкиров о выдаче необеспеченных кредитов фирмам, имеющим признаки однодневок. Или с хитроумными схемами продажи нефинансовых активов, когда внешне все выглядит вполне законно, но денег от сделки банк не получает, а актив стремительно переходит из рук в руки и после нескольких таких переходов оказывается в собственности «добросовестного приобретателя».

Но даже когда в результате кропотливого исследования документов разорившегося банка удается найти подтверждение возможной причастности менеджеров к краху финансово-кредитной организации, не всегда получается отправить их на скамью подсудимых. Особенно если начинает работать коррупционный фактор и покровителям горе-банкиров удается развалить уголовные дела.

Банкротство банка «Электроника», похоже, именно из таких случаев.

В распоряжении «Новой газеты» оказались документы, из которых четко видно, что происходило в банке непосредственно перед тем, как 25 декабря 2008 года Центробанк отозвал лицензию «Электроники», а через три месяца банк был признан банкротом. И у нас есть возможность составить четкое представление, как выводились активы банка, как было возбуждено уголовное дело и как оно было тихо закрыто.

Кто обанкротил "Электронику"?

Председатель правления НРБ Антон Дорохов уверен, что к выводу активов может быть причастен экс-руководитель АКБ «Электроника» Владимир Романов:

— Представляется, что в действиях Романова и его подельников есть все признаки преступлений, предусмотренных статьями 159 («Мошенничество») и 174 УК РФ («Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем»).

Собственник НРБ Александр Лебедев в своих заявлениях в правоохранительные органы предположил, что банк «Электроника» мог стать жертвой деятельности организованной преступной группы, специализирующейся на незаконных финансовых операциях по выводу активов. По предположению Лебедева, преступное «банкформирование» мог создать еще в начале 2000-х бывший начальник управления операций на фондовых рынках Сбербанка Александр Алтунин при участии председателя правления «Электроники» Владимира Романова. Несколько позднее, по мнению Лебедева, в состав группы вошли и другие. К примеру, Павел Лучкин (бывший исполнительный вице-президент «Электроники») и Игорь Речистер (экс-совладелец Мультибанка). Фирмам, контролируемым этими персонажами, выдавались огромные кредиты, которые в дальнейшем не возвращались.

Антон Дорохов называет конкретные организации, через счета которых выводились деньги:

— Это ООО «Овертрайд», ООО «Делком МТК», ООО «ФК «Росбытсоюз-Инвест» и многие другие.

Как выводились активы

Схема, примененная для вывода денег, была предельно примитивна.


Все начиналось с регистрации фирм-однодневок (на схеме обозначены как фирма «А»). Эти фирмы открывали в банке «Электроника» расчетный счет и устанавливали систему «банк–клиент», которая позволяет совершать операции по счету, обмениваться документами и информацией с банком без посещения офиса кредитной организации. Конечно, для открытия счета необходимо или личное присутствие клиента, или нотариально заверенная доверенность.

Но после отзыва лицензии «Электроники» выяснилось, что у большинства этих фирм были подставные учредители и руководители, которые, похоже, даже не догадывались, что ворочали сотнями миллионов рублей. Следующий шаг — на фирму-фантом оформлялись кредиты, которые тут же перекидывались на счета других предприятий по договорам вексельных займов (большая часть из 49 кредитов, о которых мы уже говорили, была выдана именно этим фирмам. — И.М.) Эти организации (на схеме обозначены как фирма «Б») могли быть как легально действующими, так и такими же фантомами-однодневками, как и фирмы «А».

Дальше у фирмы «А» под видом поставки несуществующего товара или оказания каких-либо услуг искусственно создавались финансовые обязательства перед организациями следующего эшелона преступной финансовой схемы (на схеме обозначены как фирма «В»). Расчеты по этим обязательствам проводились либо передачей векселей, полученных у фирм, входящих в группу «Б», либо фирмы из группы «А» направляли в фирмы «Б» письма с просьбой рассчитаться с фирмой «А» в счет обязательств по вексельным займам.

Через какое-то время фирма из группы «В» предъявляла векселя по долгам фирмы из группы «А». Но погасить векселя предлагалось фирмам из группы «Б». Как правило, фирмы из группы «Б» выдавали новые векселя, очень редко расчет осуществлялся реальными деньгами.

Реальные же деньги перекидывались на счета организаций следующего эшелона финансовой схемы (на схеме обозначены как фирма «Х»).

Поскольку у организаций из всех четырех групп были открыты счета в банке «Электроника», создавалась видимость мощного денежного потока. Что позволяло «Электронике» сдавать в ЦБ вполне приличные отчеты.

Но в результате движения денег в течение очень короткого времени легально действующие организации из группы «Х» получали в свое распоряжение финансовые средства от фирм из групп «А», «Б» и «В». При этом они не имели перед «Электроникой» никаких обязательств. А банк не имел никаких правовых оснований для предъявлений претензий организациям, кроме фирм «А», потому что остальным участникам схемы формально никаких заемных средств не предоставлял. С организаций, на которые первоначально оформлялись кредиты, взять было нечего, их счета были обнулены.

У специалистов АСВ и НРБ, анализировавших движение денег, были все основания предполагать, что организации, входящие во все четыре группы схемы вывода активов «Электроники», контролировались Александром Алтуниным и Владимиром Романовым.

Александр Алтунин 

Вот конкретные примеры.

К моменту банкротства банка «Электроника» некое ООО «Аудит-Омега» должно было банку 437,8 млн рублей. ООО «Юрсервисконсалт» задолжало 438 млн рублей, ООО «ТехПрограммСервис» — 437,8 млн рублей, ООО «Новая Якиманка» — 70 млн рублей. При этом долги этих предприятий были признаны безнадежными, то есть невозвратными.

Формально ООО «Аудит-Омега» руководила Марина Овсюк. По «случайному» совпадению Овсюк по совместительству работала и представителем EUROTEX CONSALTING Ltd, зарегистрированного на Британских Виргинских островах. А конечным бенефициаром EUROTEX CONSALTING Ltd был… Vladimir Romanov. Об этом сам Романов написал в письме в латвийский Krājbanka, когда уже после банкротства «Электроники» в ноябре 2009 года оформлял в Латвии кредитную линию под строительство коттеджного поселка в Шаховском районе Московской области.

«ТехПрограммСервис» и ООО «Новая Якиманка» также могут быть связаны с Романовым. Потому что учредителем обеих компаний выступало ЗАО «ЭЛИМ-Инвест», учредителем которого была Елизавета Романова — супруга экс-руководителя «Электроники». Соучредителем компании «ЭЛИМ-Инвест» была и Майя Филатова, которая совершенно «случайно» оказалась в числе учредителей и руководителей ЗАО «Кронкус», задолжавшего «Электронике» 424,5 млн рублей.

Еще один серьезный участник вывода денег «Электроники» — ООО «Овертрайд». Через счета этой компании «банкформирование» прокачало сотни миллионов рублей. Главным образом по сделкам с векселями. При этом никаких следов существования такой организации найти не удалось. Когда в «Электронике» открывались счета предприятия (в том числе и валютный), в банк не были представлены даже такие документы, как свидетельство о регистрации компании, учредительные документы, свидетельство о постановке на налоговый учет, копии документов, удостоверяющих личности руководителей организации, имеющих право подписи на платежных документах.

На счета ООО «Овертрайд» поступали деньги от фирм, входящих в группу «А». Взамен ООО «Овертрайд» выписывало векселя, что принимает на себя обязательства выкупить эти ценные бумаги по первому же требованию. Аккумулированные средства на счетах этого предприятия не задерживались, а стремительно перекидывались на счета ООО «Финансовая компания «Росбытсоюз-Инвест» и ООО «АлвоМенеджментГрупп», которые контролировал Александр Алтунин.

Мне удалось заглянуть в учредительные документы ООО «Финансовая компания «Росбытсоюз-Инвест» и узнать, что у фирмы три учредителя. 88,06% (40,11 млн рублей) уставного капитала принадлежит ООО «АлвоМенеджментГрупп», 10,98% (5 млн рублей) — супруге Александра Алтунина Ольге Владимировне и 0,97% — ООО «ОРДОС». В свою очередь, у ООО «АлвоМенеджментГрупп» два учредителя — контролируемые Алтуниным офшорные компании ALTERO LIMITED (99,03%) и IMPENSUS LIMITED (0,97%).

Не сообщники?

АСВ и НРБ передали в правоохранительные органы все материалы своего расследования, и 1 июля 2009 года ГСУ при ГУВД Москвы возбудило уголовное дело №304286 по статье 196 УК РФ («Преднамеренное банкротство»). Следствие было вынуждено признать, что с 29 октября 2007 года по 20 октября 2008 года банк выдал 8,992 млрд рублей кредитов без обеспечения в виде залогов или поручительства. Но сотрудникам ГСУ не удалось обнаружить по месту регистрации фирмы, которым выдавались кредиты. И в марте 2013 года уголовное дело было закрыто. Пресс-служба ГСУ при ГУВД по Москве сообщила, что в результате проведенных экспертиз не было обнаружено состава преступления в действиях сотрудников банка. Следствие не увидело или не захотело разглядеть, что деньги «Электроники» выводились через организации, контролируемые, как можно предположить, Алтуниным и Романовым. У каждого участника вывода денег была своя роль. И проворачивание этих сомнительных операций было бы невозможно, если бы действия участников вывода банковских активов не были согласованы и у «банкформирования» не было бы неформального руководителя.

На состоявшемся в конце прошлого года заседании Межрегионального банковского совета при Совете Федерации был предложен целый комплекс мер для снижения криминальных рисков в банковской сфере. В том числе и введение уголовной ответственности за фальсификацию банковской и бухгалтерской отчетности. Но среди огромного количества предложений нет главного — рассматривать как организованную преступную группу банкиров и их пособников, сообща выводящих из банков активы.

Где деньги?

В ходе поиска активов банка «Электроника» мне удалось выяснить, что как минимум часть денег, выведенных из «Электроники», предположительно могла быть вложена в строительство жилого комплекса в Сочи. Напомню: 25 декабря 2008 года Центробанк отозвал лицензию «Электроники». А 18 февраля 2009 года администрация города Сочи выдала «Разрешение на строительство» жилищного комплекса «Голубые Дали», расположенного в 600 метрах от моря. Разрешение было оформлено на ЖСК «Железнодорожник», которое еще в 1998 году на паритетных началах учредили Александр Алтунин, его супруга Ольга, его отец Александр Иванович и влиятельный сочинский бизнесмен Ушанги Квашилава.

P.S. В ходе подготовки публикации я предпринял попытки связаться с ключевыми героями расследования — Александром Алтуниным и Владимиром Романовым. Но, по моим сведениям, они выехали за пределы России. Под текст "Меньше 500 миллионов никто уже не ворует" Александр Лебедев, шеф бюро расследований "Новой газеты": — Это не первая и не последняя публикация «Новой» на тему криминального вывода денег из банковской системы. Нет оснований полагать, что ситуация как-то изменилась за последнее время или что она улучшится в ближайшем будущем.

Например, Владимир Путин приезжает на коллегию ФСБ, одна из главных тем — борьба с коррупцией. Предлагают шире использовать в ней граждан и даже платить им деньги за выявление коррупционеров.

Но послушайте: каждая статья «Новой» о банкирах-мошенниках — это фактически заявление. А я от себя лично каждый раз пишу и собственно заявление о преступлении, но все они ложатся на один и тот же стол в том самом ведомстве, куда Путин приезжал на коллегию. Раньше за ним сидел полковник Фролов , его уволили, потому что он дискредитировал службу, но принцип работы не поменялся.

Более того, банкиры расслабились и обнаглели — меньше 500 миллионов никто уже не ворует. Схема простая: собираешь с рынка клиентские деньги по высоким ставкам, выводишь их и едешь отдыхать. Зная, что никто не будет толком искать ни тебя, ни деньги.

Я постоянно называю в СМИ фамилии банкиров-мошенников, но почему-то ни один из них до сих пор не подал на меня в суд, ни в России, ни в Англии. Очевидно, потому, что все, что я говорю о них, — чистая правда. Справка "Новой" В конце прошлого года на заседании Межрегионального банковского совета при Совете Федерации был оглашен доклад о результатах проверок Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Ключевой вывод доклада: предположительно до 80% банкротств в российской банковской системе носит криминальный характер. Но привлечь банкиров к ответственности удается крайне редко. По данным ЦБ, в 2005–2013 годах к уголовной ответственности были привлечены всего 20 бывших собственников и руководителей банков-банкротов. И всего пятеро — по ст. 196 УК РФ («Преднамеренное банкротство»). Еще восемь банкиров получили сроки по ст. 159 («Мошенничество»), шестеро — по ст. 201 («Злоупотребление полномочиями») и один — по ст. 160 («Присвоение и растрата»). В отношении 24 бывших банкиров следствие продолжается.

А ведь за 10 лет работы АСВ инициировало возбуждение около 200 уголовных дел, из которых 50 — по ст. 196 УК РФ.  

Ссылки

Источник публикации