Банк "Нефтяной" поставил под угрозу безопасность целого региона

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::30.01.2006, Фото: "Коммерсант"

Линшицу не до политики

Генпрокуратура обвиняет бизнесмена в отмывании денег

Алексей Никольский, Игорь Цуканов, Елена Руднева, Анна Николаева

Converted 13312.jpg

С главой концерна «Нефтяной» Игорем Линшицем (в центре) дружат и политики, и финансисты. Слева – член политсовета СПС Борис Немцов, справа – вице-президент Альфа-банка Александр Гафин

Президент концерна “Нефтяной” Игорь Линшиц пополнил ряды опальных бизнесменов и уже покинул РоссиюГенпрокуратура обвинила его в отмывании денег и объявила в федеральный розыск. В деле Линшица некоторым видится политическая подоплека, но большинство считают, что банк “Нефтяной” стал очередной жертвой антиотмывочных законов.

С 1993 г. основной пайщик банка “Нефтяной” – одноименный концерн, возглавляемый Игорем Линшицем. По данным “Интерфакс-ЦЭА”, на 1 октября активы “Нефтяного” составляли 6,9 млрд руб. (129-е место), капитал – 1,7 млрд руб. (89-е место), частные депозиты – 514 млн руб. (258-е). 

Банкир, знакомый с материалами следствия по делу “Нефтяного”, отмечает, что на предмет причастности к обналичиванию средств проверяли многие банки, но только в “Нефтяном” следователи смогли найти полноценную доказательную базу. “Нефтяной” сам дал повод, — рассуждает банкир. — Он всегда был одним из крупнейших банков, и его руководители, наверное, считали себя неуязвимыми. Большая часть материалов по сделкам обналичивания хранилась в архиве “Нефтяного”.

Председатель правления банка “Нефтяной” Марина Чекурова через секретаря от комментариев отказалась, как и прочие сотрудники банка. Связаться с Линшицем не удалось.

Неофициальную информацию, что Линшиц объявлен в федеральный розыск, Генпрокуратура подтвердила в минувшую пятницу: бизнесмену заочно предъявлено обвинение в преступлениях по ст. 172 ч. 2 (незаконная банковская деятельность в крупном размере) и ст. 174 ч. 2 (отмывание средств, приобретенных другими лицами преступным путем, в крупном размере) Уголовного кодекса. А источник в правоохранительных органах сообщил “Интерфаксу”, что Линшицу вменяется получение дохода от незаконной банковской деятельности на 57 млрд руб., а по ст. 174 — легализация 610 млн руб. До сих пор претензии владельцам банков за подобные правонарушения их подопечных не предъявлялись. “Сложно представить, на основании чего можно обвинить председателя совета директоров банка — ведь не лично же он совершал все операции”, — недоумевает совладелец одного из банков. “В былые времена банк обналичивал до $1 млн в день, и часть этих денег могла осесть у собственников банка. И, возможно, следствие нашло тому подтверждения”, — объясняет знакомый с ходом следствия источник.

Неприятности банка начались в декабре 2005 г.: Генпрокуратура провела в банке обыск и обнаружила “черную кассу”, печати фирм-однодневок и документы, подтверждающие легализацию денег. Несколько лет назад “Нефтяной” считался одним из наиболее активных игроков на рынке обналичивания средств, вспоминают финансисты. Но в последнее время банк постепенно вылезал из этого бизнеса. Это было видно по снижению оборотов с наличностью по кассе: если в III квартале 2005 г. через его кассу прошло 1,4 млрд руб., то годом ранее — 14,5 млрд руб. По словам вице-президента РСПП Игоря Юргенса, глава “Нефтяного” выступал как “сторонник цивилизованного прозрачного рынка и информировал нас, что в банке принимаются меры по ликвидации "грешков", которые имеются, наверное, у всех кредитных организаций из-за нашего налогового законодательства”.

“Борьба с отмыванием набирает обороты, а причастными к этому нелегальному бизнесу могли быть многие”, — говорит президент консалтинговой фирмы БФИ, бывший зампред ЦБ Александр Хандруев. Он не исключает, что Линшиц стал очередной жертвой, хотя готов поверить и в политическую версию происходящего.

Еще один знакомый Линшица не исключает, что кому-то из конкурентов Линшиц перешел дорогу. Сейчас, признается он, в “Нефтяном” планируется сокращение штата и вывод активов, “в Москве продается ряд зданий”. Источник в РСПП называет конкурентом “Нефтяного” банк “Нефтегазпром” — структуру, аффилированную с “Газпромом”. По его словам, атака лично на Линшица связана именно с этим: “Без Игоря они "Нефтяной" подомнут под себя”. Один из знакомых Линшица думает, что причиной атаки могли стать проекты в недвижимости, противоречившие интересам высокопоставленного чиновника: “Нефтяной” купил около 90% акций “Мосинжстроя” в 2004 г., и сделка стала сюрпризом для столичных властей, считавших “Мосинжстрой” городской компанией. Эта компания специализируется на инженерной инфраструктуре, подземных работах, дорогах и мостах. Среди ее проектов — фонтан у Большого театра, ТРК “Охотный Ряд”, 12 км из 37 км Третьего транспортного кольца. Игорь Линшиц говорил “Ведомостям”, что готов работать по правилам, установившимся на московском рынке недвижимости.

Вскоре после обысков в “Нефтяном” об уходе с поста председателя совета директоров концерна объявил Борис Немцов, объяснив, что хочет “исключить всякие политические риски в бизнесе” своего друга Линшица. Сам Линшиц оставил пост председателя совета директоров банка. По словам источника, близкого к Немцову, политику “поступил недвусмысленный сигнал из Кремля” — что его политическая деятельность “нежелательна для бизнеса” Линшица. Источник сообщил, что бизнесмен оказывал финансовую поддержку СПС, но “несущественную”. Сам Немцов вчера отказался от комментариев, сославшись на договоренности с Линшицем.

Бизнесмен, знакомый с Линшицем, уверен, что причины атаки на банкира политические. В 2003 г. Линшиц баллотировался в Госдуму. “Росагропром Виктора Видьманова, спонсора КПРФ, задолжал "Нефтяному" крупную сумму, и взамен платы Линшицу предложили место в списке”, — вспоминает он. Кроме того, Линшиц оказывал материальную поддержку СПС. Линшиц просто мог попасть под горячую руку, сейчас Кремль зачищает все живое на политическом поле, заключает бизнесмен. Другой знакомый Линшица полагает, что дело именно в Немцове: “У Кремля на него сильная аллергия”. Размер претензий Генпрокуратуры он называет преувеличенным. “У Игоря не было таких денег. Весь его бизнес стоил не больше $500 млн”, — поясняет он. А источник в РСПП полагает, что Линшиц мог помогать и оппозиционному экс-премьеру Михаилу Касьянову.

За Линшицем последуют остальные, пугает представитель бюро РСПП: “Он уже третий из бюро, кого сажают. Атака на бизнес только набирает силу”. Косвенные признаки, которые могут свидетельствовать о политике, в деле Линшица есть, говорит Валерий Хомяков из Агентства прикладной и региональной политики, хотя бы потому, что Немцов работал в “Нефтяном”. Но говорить о только политическом значении дела сомнительно.

А гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов считает, что “все разговоры о политической составляющей дела” играют на руку Линшицу. “Он заинтересован в этой волне, чтобы получить политическое убежище за границей. Но вряд ли ему предоставят такой статус, ведь сложившаяся репутация концерна свидетельствует в первую очередь об экономической и криминальной подоплеке происходящего”.

Бизнес в розыске

В апреле 1999 г. по делу “Аэрофлота” обвинен в незаконном предпринимательстве и отмывании денежных средств Борис Березовский. В июне 2001 г. обвинен в организации побега одного из подследственных по тому же делу Бадри Патаркацишвили. В сентябре 2000 г. обвинен в посягательстве на жизнь государственного и общественного деятеля (губернатора Амана Тулеева) совладелец Металлургической инвестиционной компании Михаил Живило. В ноябре 2000 г. обвинен в мошенничестве глава холдинга “Медиа-МостВладимир Гусинский. В июле 2002 г. обвинен в угрозе убийством высокопоставленному должностному лицу (сотруднику Минсельхоза) председатель совета директоров группы S.P.I., учредитель ЗАО “Союзплодимпорт” Юрий Шефлер. В январе 2004 г. объявлены в розыск 10 менеджеров ЮКОСа, среди них совладельцы ЮКОСа Леонид Невзлин, Владимир Дубов и Михаил Брудно. В феврале 2005 г. обвинен в мошенничестве и легализации доходов председатель совета директоров ОАО “Волготанкер” Александр Александрович. 18 октября 2005 г. обвинен в мошенничестве экс-председатель совета директоров группы “Ренессанс Капитал” Олег Киселев.

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::30.01.2006

Концерн и банк "Нефтяные"

Концерн "Нефтяной" создан в 1993 году на базе торгового дома "Нефтяной", одноименного коммерческого банка и фирмы "Контэкс". Главным структурным подразделением концерна являлся торговый дом, занимавшийся закупкой и переработкой нефти и газового конденсата, реализацией нефтепродуктов. В 1997-1998 годах концерн поменял сферу деятельности, отказавшись от нефтяного рынка. В него вошли агентство недвижимости, макаронная фабрика "Экстра-М", сеть бензоколонок и три мясокомбината на Украине. "Нефтяной" также являлся акционером телеканала ТВС. В 2003-2004 годах большинство этих активов были проданы. В настоящее время в концерн кроме банка входят компании, управляющие активами в недвижимости, строительной и телекоммуникационной отраслях. Среди них ОАО "Мосинжстрой" и интернет-портал mail.ru. Объем инвестиций, которыми управляет концерн, оценивается в $300 млн, сама компания финансовые показатели не раскрывает.

ООО "Коммерческий банк 'Нефтяной'" создан в 1991 году как банк "Дельта" (нынешнее название получил в 1993 году). Уставный капитал – 1 млрд 565 млн 628 тыс. руб., доля иностранного участия – 0,88%. Учредители – девять юридических и одно физическое лицо. На 1 апреля 2005 года собственные средства банка составляли 1,7 млрд руб., совокупные активы – 6,5 млрд руб., вложения в ценные бумаги превышали 2,8 млрд руб. На 1 октября 2005 года по размеру собственного капитала "Нефтяной" занимал среди российских банков 89-е место, по сумме чистых активов – 128-е. Среди крупных клиентов банка – ОАО "Мосинжстрой", ФГУП "Уралвагонзавод" и ФГУП "ВЭО 'Технопромэкспорт'".

11 февраля 2004 года председателем совета директоров концерна стал бывший сопредседатель СПС Борис Немцов. 19 декабря 2005 года после обысков Генпрокуратуры в банке "Нефтяной" он покинул пост. Свой уход господин Немцов объяснил "необходимостью исключить всякие политические риски в бизнесе моего друга Игоря Линшица".