Банк для дяди

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Банк Для Дяди»)
Перейти к: навигация, поиск


Темное прошлое "респектабельного" банка "Уралсиб"

1068035157-0.jpg Самые большие открытия в России случаются, как правило, при расследовании уголовных дел. В апреле этого года старший следователь МВД России Ковтун, изучая деятельность банка «Уралсиб», невольно дополнила известную теорию первичного накопления капитала .Оказывается, на «откатах» от «серых» приватизационных сделок можно построить не только особняк в Испании. Если подойти к идее разгосударствления с умом, денег может хватить на солидное финансово-кредитное учреждение республиканского значения.

ПРИВАТИЗАЦИЯ ДЕНЕГ

До недавнего времени банк «Уралсиб» считался серьезным предприятием. Правда, своим процветанием банк был, видимо, обязан скорее не талантам собственных менеджеров,а «адми- нистративному ресурсу » бессменного руководителя.

Уралсиб проделал путь, традиционный для «уполномоченного» банка. На заре деятельности он назывался Башкредитбанком. Его учредителем стало правительство республики, а директором некто Азат Курманаев, больше известный в Башкортостане как племянник жены президента Муртазы Рахимова. Времени для «раскачки» банку не потребовалось: начиная с 1993 года через «семейное предприятие» шли практически все финансовые потоки республики, начиная от бюджетных денег и счетов предприятий и заканчивая прибылью от «серых» приватизационных схем.

Единственный учредитель банка, башкирское правительство, никогда не скупился на пополнение капитала собственного детища. Например, только в 1999 году главное кредитное учреждение республики указом президента получило двухмиллиардный рублевый транш.

Кроме того, у «семейного предприятия» были и другие виды заработка. Старший следователь Ковтун нашла один из источников благосостояния Уралсиба, о котором в официальной истории банка нет ни слова. Так, в 1996 году по указу Муртазы Рахимова в оперативное управление банку передали госпакеты более тридцати башкирских предприятий. Причем семь из них были не республиканского, а федерального подчинения.

Предугадать дальнейшую судьбу дорогостоящей госсобственности несложно. Если верить постановлению о возбуждении уголовного дела №91017 (свою визу на нем поставил первый зам.генпрокурора России Юрий Бирюков), «после принятия акций в свое управление руководство РИКБ «Башкредитбанк» в декабре 1997 г. незаконно осуществило их реализацию по договорам купли-продажи дочернему предприятию ЗАО «Башкредитинвест»».

При этом цена акций оказалась бросовой, потому что определялась по информационным бюллетеням некоего информагентства «Система УД». Потом республиканские и федеральные пакеты перепродали уже по рыночным ценам, но деньги попали не в бюджет, а в уставный капитал банка.

Получив деньги, банк назвался Уралсибом и с помощью нескольких дополнительных эмиссий акций сменил форму собственности: стал коммерческим. По оценке Департамента финансового контроля Минфина РФ, государство потеряло на этом 16,2 миллиона рублей. Оппозиции оставалось только кусать локти: оказалось, что вся республика в течение многих лет выступала донором «семейного» банка. Более того, само финансовое благополучие региона теперь было неразрывно связано с личным благополучием владельцев банка: в случае банкротства Уралсиба обнулились бы счета большей части республиканских бюджетных организаций и предприятий.

МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ БАНК ПОСТРОИМ

Тем временем дела у новоиспеченного Уралсиба пошли далеко не блестяще: видимо, благодаря управленческому таланту президентского родственника в отчетности банка непомерно выросла статья расходов. Проще говоря, банк с размахом стал тратить деньги. Главные траты были списаны на широкомасштабное открытие филиалов по всей стране. Недвижимость для размещения бесчисленных банковских отделений приобреталась непростая: чего стоит один центральный офис в Уфе – небоскреб, органично смотревшийся бы в заокеанском Манхеттэне.

Понятно, что даже при явном благоволении республиканских властей и всемогущего дяди банк отчаянно нуждался в притоке новых денег. Родственник президента Рахимова не стал изобретать велосипед: счета банка пополнили сами жители Башкирии. Рекламная кампания Уралсиба напоминала агитацию разорившегося к тому времени Сергея Мавроди с его МММ: чрезвычайно выгодные процентные ставки по вкладам позволили Уралсибу за короткое время привлечь деньги двух миллионов вкладчиков.

Обжегшись на финансовых пирамидах в начале девяностых, наше государство очень внимательно следит за рецидивами «синдрома Мавроди». В случае с Уралсибом все было ясно: способ «сравнительно честного» изъятия госсобственности был прост, схема привлечения частных вкладов более чем сомнительна, а многочисленные нарушения закона в ходе осуществления банковской деятельности очевидны. Правда, дать ход расследованию оказалось непросто.

МАТРОСОВ В БРОНЕЖИЛЕТЕ

Отвечать за финансовые махинации должен был Азат Курманаев. Именно он, как директор, а потом президент банка, принимал решения и о продаже акций «дочке», и о внесении выручки в уставный капитал. Как ни странно, этого родственник президента и не отрицал. Наоборот, он демонстративно принял всю вину на себя. В заключении постановления о возбуждении уголовного дела говорится, что «действиями руководителей РИБК «Башкредитбанк» государству причинен крупный ущерб». Господин Курманаев логично рассудил, что «руководители» и «руководство» – это он сам. И подал жалобу в Кировский районный суд Уфы на решение следователя. Лояльный местный суд взял под козырек, признав, что уголовное дело заведено не против абстрактного «руководства», а против президента банка лично.

После этого К рманаев неожиданно превратился в пострадавшего. Вот цитата из его жалобы: «…постановление следователя Н.Е.Ковтун затрагивает мои интересы, способно причинить ущерб моим конституционным правам и свободам, в частности праву на свободу и личную неприкосновенность, на неприкосновенность частной жизни, на защиту своей чести и доброго имени, на свободу передвижения, другим правам и свободам».

Странное поведение Азата Курманаева вовсе не признак его готовности к самопожертвованию. Принимая удар на себя, он ничем не рисковал. Родственник президента тоже народный избранник, депутат башкирского Курултая. Пока не истечет срок его мандата, Курманаев для следствия неуязвим (см.нашу справку). Зато в его деле в самое ближайшее время может появиться новый, совершенно незащищенный законом «виновник» – сама следователь Ковтун.

Обвинить Курманаева мог только прокурор Башкирии, и то лишь после заключения коллегии из трех судей Верховного суда республики.

Решение республиканской «тройки» оказалось образцом мудрости. Судьи не стали называть черное белым и признали непосредственное участие Курманаева во всех незаконных сделках. Но они же поддержали решение уфимского суда о том, что возбуждать дело против депутата – значит действовать незаконно.По сути, решение тяжбы отложено: не век же быть Курманаеву депутатом. Правда,количество обвинений против президентского родственника растет подобно снежному кому:изначально Генпрокуратура интересовалась только незаконными сделками,а теперь на ру- ках у следователей имеются решения двух судов,признающих причастность к ним Курманаева.

Итоги затянувшегося «семейного подряда» можно подбить уже сейчас. Акции предприятий, многие из которых составляют гордость башкирского нефтекомплекса, государство потеряло безвозвратно. Деньги же еще можно вернуть. Если удастся доказать незаконность сделок, то отвечать, скорее всего, будет правительство республики, которое владело Башкредитбанком во время приватизационных махинаций. Вот только в этом случае деньги придется брать из бюджета Башкирии. А Уралсиб с точки зрения закона останется в незапятнанных белых одеждах.

ПРЕДПРОДАЖНЫЙ СЕРВИС

Впрочем, сейчас удары по репутации банка могут оказаться для него не менее болезненными,чем судебные тяжбы. В последнее время действия руководства Уралсиба очень похожи на предпродажную подготовку. Для экспертов очевидно, что невозможно в течение долгого времени активно сбивать цены на рынке частных вкладов и строить офисы по всей стране. Так обычно действуют либо финансовые самоубийцы, либо архитекторы «пирамид» типа МММ. Владельцы банка, скорее всего, предпочтут не ждать краха, продав раскрученное предприятие. А в случае срыва сделки банкротом может стать вся республика. Крах «семейного бизнеса» Муртазы Рахимова грозит стать настоящей катастрофой не только для самого президента, но и для всего региона.

В банковском сообществе слухи о возможном приобретении Уралсиба крупным иностранным инвестором муссируются уже давно. До недавнего времени перспективы у сделки были неплохие: по финансовым показателям и динамике развития, по активно продвигаемому имиджу открытого прозрачного банка Уралсиб выглядел довольно солидно. Правда, сегодня капитализация банка может заметно снизиться. Проблема состоит даже не в уголовном деле, возбужденном против Азата Курманаева. Хозяев банка поджимает фактор времени. В декабре башкирский народ выберет своего президента. Шансы нынешнего президента сохранить кресло, мягко говоря, не стопроцентные. Естественно, Муртазе Рахимову понадобятся огромные средства на предвыборную кампанию. И можно с уверенностью предположить, что для имиджмейкеров башкирбаши очень пригодятся деньги, вырученные от продажи банка его родственника.

ПРАВОВАЯ СПРАВКА

Решения районного уфимского суда и Верховного суда Башкирии о том, что «…возбуждать дело против депутата – значит действовать незаконно…», вызывают недоумение и сразу же наводят на какие-то «плохие мысли» о причине такого рода правовой близорукости.

В соответствии с действующим законодательством только члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий (ст.98 Конституции РФ). Иными словами, имеют иммунитет от уголовного преследования, и то только относительный.

Что касается депутатов законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации, то никаким подобным иммунитетом они не обладают.

Установленная же в статьях 13 и 14 ФЗ от origindate::6.10.99 г.«Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» депутатская неприкосновенность незаконна. Так как содержащая ее норма, нарушая основополагающие конституционные принципы – равенство всех перед законом и судом (п.1 ст.19) и гарантии каждому судебной защиты его прав и свобод (п.1 ст.46), противоречит действующей Конституции РФ.

Подтверждением сказанному является и Постановление Конституционного суда РФ от 12 апреля 2002 г.№9-П. Которым указанные нормы были признаны не соответствующими Конституции РФ «…в той мере, в какой ими устанавливается запрет на привлечение депутата к уголовной и административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, и на осуществление обусловленных этим мер уголовно-процессуального и административно-процессуального характера без согласия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации …»

Р.S. В порядке правового ликбеза:

1. п.1 ст.120 Конституции РФ –«Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону»;

2. п.6 ст.125 Конституции РФ – «Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу…»; 3. п.1 ст.15 Конституции РФ – «Конституция РФ имеет высшую юридическую силу…»;

4. ч.3 ст.5 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации » – «Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта … Конституции Российской Федерации … принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу»

АЛЕКСЕЙ АРХИПОВ

Оригинал материала

«Вслух о «