Банк отнимает квартиру у матери-одиночки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Банк Москвы

Якобы за просроченный валютный кредит. Первое показательное дело банка против валютного должника дошло до суда, но пока отложено.

С 37-летней Светланой Халевиной мы встретились на ее работе, в офисе в Перове. Дома, в Реутове, больная дочка с огромной температурой, но мама не может сейчас быть с ней — да и самой Светлане приходится выходить на службу в любом состоянии, даже если не сможет волочить ноги. Она одна из многих тысяч валютных ипотечников, на которых теперь вместе с обвалом рубля повис и гигантский долг. Известному московскому банку Халевина должна отдать десять миллионов рублей. Притом что занимала четыре.


Халевина сын.jpg

Светлана с сыном.

«А зачем вы вообще рожали второго ребенка?» — так, по ее словам, заявили Светлане в кредитном учреждении, когда после появления на свет сына она принесла туда «материнский капитал», чтобы хоть немного сократить свой кредит.

В марте Мещанский суд Москвы, где сейчас полным ходом идет разбирательство дела «Банк против Светланы Халевиной и ее двух детей», с большой долей уверенности разрешит этот вопрос в пользу банка.

И тогда мать-одиночку с 14-летней дочерью и 4-летним сыном, вполне вероятно, выгонят на улицу, чтобы пустить с молотка их единственное жилье. По существующим сегодня порядкам даже опека скорее всего не сможет предотвратить это. Ведь квартира принадлежит банку.

Но самое удивительное, что молодая женщина ни на день не прекращала платить по якобы просроченному кредиту.

  • * *

— Моя официальная зарплата в 2007 году, когда я оформляла ипотеку, была по прежнему курсу три тысячи долларов, — рассказывает молодая женщина. — Естественно, я надеялась получить кредит в рублях. Не хотела, да и боялась с валютой связываться. Но рублевый кредит мне не дали — сказали, что на него моей приличной по тем временам зарплаты почему-то не хватает. Еще сказали, что по закону не могут забирать из моего семейного бюджета больше трети, иначе мне будет не на что жить — такая вот щедрость со стороны кредиторов, зато предложили на выбор доллары, евро или швейцарские франки.

Светлана заняла у банка 148 тысяч франков. Как экономист, просчитала, что в отличие от того же доллара франк вроде бы ведет себя достаточно стабильно и сильно не скачет.

Саму банкноту она и в глаза не видела. Однако именно в этой валюте ей до 2022 года надо было ежемесячно рассчитываться. Ничего себе не позволяла, дочку не вывозила к морю, лишний раз даже фрукты не покупала, экономя буквально на всем. Кроме себя, рассчитывать было не на кого — Светлана не москвичка, родители ее умерли, с мужем в разводе, на первоначальный взнос пошла проданная в сибирском городе квартира.

Работа и возвращение гигантского долга — в этом круговороте и проходила молодость. «Тогда мне было тридцать лет, и я очень надеялась, что к 45-ти наконец стану свободной».

И вся эта каторга ради 44 квадратных метра «вторички» в Реутове. Жилая площадь — 29 метров. Детская комната — 11.

«В 2010-м я ушла во второй декрет, как и положено, пришла в банк и написала письмо с просьбой предоставить мне «платежные каникулы» на полгода из-за семейных обстоятельств».

— То есть вы могли совсем ничего не платить это время?

— Нет, разумеется. Я платила. Но я должна была только возвращать проценты, а сумма основного долга оставалась неизменной — мне позволили ее временно не погашать.

— Тогда в чем выгода?

— Ежемесячные выплаты меньше. Я на это согласилась, так как все равно другого выхода не было.

Через полгода после рождения сына — к тому времени Светлана уже вышла на работу, чтобы не умереть с голоду, — она сообщила банку, что как раз оформляет «материнский капитал» и закроет им часть кредита.

Светлана была уверена, что все в порядке. Но летом 2011 года к ней постучал в дверь сотрудник банка — он пришел, чтобы сфотографировать квартиру, и заодно отдал официальное письмо. Там черным по белому было написано, что банк прерывает в одностороннем порядке с Халевиной всяческие отношения и требует вернуть досрочно всю сумму кредита. Якобы из-за просрочек в платежах. Имеет право. Это был шок.

«К тому времени я отдала уже в общей сложности 80 тысяч франков. Собственно говоря, я не платила только первые шесть месяцев после рождения второго ребенка, но по договоренности с банком, как я думала. А впоследствии оказалось, что мой «материнский капитал» вообще не сыграл никакой роли — они выставили сразу всю сумму на досрочное погашение, при этом заявили мне, что «нечего было рожать второго, раз на вас лежат такие финансовые обязательства», — Светлана, строгая на вид «офисная дама», едва сдерживает слезы.

«Я все равно думала, что это какая-то ошибка — я же все делала по закону, но по моему договору в юридическом отделе уже готовили иск в суд. На всю непогашенную сумму насчитали штрафы и пени, они росли и росли... Но я и дальше, уже зная об этом несправедливом иске, продолжала платить, как и положено, — ни на месяц не прекращала, снова приходила к ним, объясняла свои обстоятельства, просила хотя бы перевести остаток займа в рубли, просила заключить со мной мировое соглашение, надеясь, что все образуется, что моя добросовестность в выплатах все-таки будет учтена в мою пользу. Но меня там отказывались даже выслушать».

А тут еще с 2008 года доселе спокойный франк как по закону подлости начал вдруг ползти вверх. И вместе с ним росли и ежемесячные выплаты. С 21 тысячи рублей до 40 тысяч на начало нынешнего кризиса.

В декабре 2014 года Светлана Халевина должна была отдавать банку уже 103 тысячи в месяц.

— Этого квартира в Реутове просто не стоила — гораздо проще будет снимать «однушку» в хорошем районе в Москве, — говорю я ей.

Светлана печально соглашается: «Моя квартира в залоге, за которую я выплатила уже три миллиона одних процентов, а еще должна шесть. Ни по каким законам залоговое имущество не может превышать сумму основного долга. Но мне говорят, что раз я подписала все бумаги — значит, согласилась на любые условия, даже самые бесчеловечные».

Халевина.jpg

Светлана буквально горит на работе.

  • * *

На самом деле суд по делу Светланы Халевиной начался еще в прошлом году, то есть до массового «дефолта» валютных ипотечников. Однако именно ее дело, являющееся первым в своем роде, создаст наглядный прецедент: как будут поступать банки с неплательщиками, если государство даст им полную вольницу и не станет вмешиваться.

Будут выгонять людей, даже несмотря на наличие малолетних детей, из заложенного жилья, выставлять его второй раз на продажу... «Человек человеку долг» — так называлась, кстати, моя статья о несправедливых и невыносимых процентах по ипотеке. Как рассказали «МК» специалисты по недвижимости, квадратные метры таких квартир весьма ценятся на рынке, они вообще не поступают в открытую продажу, а распространяются только среди своих, разумеется, кто же откажется купить приличную «двушку» в Москве, к примеру, за... миллион рублей.

«Особенно выгодно банкам лишать жилья тех, кто выплачивал за него уже лет восемь–десять, то есть отдал всю сумму долга и большую часть процентов, в этом случае банкиры уже не остались в накладе. Остальное — то, что они получат при продаже этого жилья налево, не просто их маржа, а сверхприбыль», — объяснили «МК» риелтеры.

«Значит, когда банкам из-за кризиса потребовались срочно деньги, государство им их сразу предоставило, учитывая форс-мажорные обстоятельства. Центробанк когда хочет, тогда и меняет свои правила. А до простых людей никому и дела нет, так выходит?» — возмущается Светлана Халевина.

Она яркий представитель мидл-класса, молодая, образованная, желающая и умеющая работать, именно на таких обычно и держится здоровое общество. В нашем же случае ее и ее детей намеренно делают банкротом, нищей, бомжем. Кому это нужно? Для чего?

Чтобы люди сначала перестали рожать — «не имеете права, раз у вас такие долги!» (Между прочим, данное обязательство можно было бы прописать и в самом договоре — странно, что до этого пока никто не додумался.)

Потом, не вынеся всех тягот ипотеки, люди перестанут платить. И в конце концов, когда припрет, просто выйдут на баррикады. Но, похоже, те, кто принимает решение, об этом пока не задумываются.

«Мы еще год назад пытались внести законопроект о помощи ипотечным заемщикам (в том числе и рублевым), оказавшимся в трудной жизненной ситуации, — объясняет занимающийся этой проблемой депутат Госдумы РФ Андрей Крутов. — Но мои коллеги высказались тогда категорически против этого предложения».

Сейчас на пике кризиса Крутов предложил новый проект Федерального закона «О реструктуризации обязательств граждан по кредитным договорам и договорам займа, выраженным в иностранной валюте, в валюту Российской Федерации».

Банкам предложено реструктурировать долги граждан и заморозить курс выплат на уровне 39 рублей за доллар. Еще будет нельзя выгонять людей из их единственного жилья, даже если они не смогут за него рассчитаться. По одному из предложений, такие квартиры должно выкупать само государство и предлагать по социальному найму прежним владельцам.

Естественно, никто из банкиров на это добровольно не пойдет — а правительство, которое должно одобрить этот законопроект, молчит три недели, как и не принимает никакого решения.

Между тем долги копятся. По информации «МК», больше половины ипотечников с января 2015 года уже не могут выплачивать непомерный кредит и проценты по нему.

Отчаявшиеся заемщики создали всероссийское общественное движение, устраивают флешмобы, митинги (последний состоялся буквально позавчера), но пока никакой реакции сверху нет.

На последнем митинге Светлана Халевина не была — дочка болеет гриппом. Ей просто не до этого. А ее долг все растет.

Ссылки

Источник публикации