Бараев действовал вслепую

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В предоставленных прослушках террорист Бараев признается, что получал приказ от Басаева, а об участии Масхадова только догадывается

Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::31.10.2002

Бараев действовал вслепую

Артем Вернидуб

 Фото: HTBРоссийские власти обнародовали материалы, которые, по их мнению, свидетельствуют о причастности Аслана Масхадова к захвату «Норд-Оста». Сам Бараев, как следует из этих материалов, был уверен, что выполняет приказ Басаева.

О причастности лидера чеченских сепаратистов к теракту в Москве заговорили, когда еще заложники томились в театральном центре. Приводилось два доказательства. Во-первых, видеокассета с выступлением Аслана Масхадова, во-вторых, интервью, которые террорист Мовсар Бараев дал журналистам НТВ за сутки до штурма.

«У меня нет никаких сомнений, – говорит на пленке Масхадов, – на заключительном этапе мы обязательно проведем еще более уникальную операцию, подобно «Джихаду» (так боевики называют захват Грозного в 1996 году. – «Газета.Ru»). И этой операцией освободим нашу землю от российских агрессоров».

«Мы действуем по приказу верховного военного эмира, – заявил Бараев НТВ. – Военный эмир там у нас Шамиль Басаев, вы его все хорошо знаете. Масхадов, он наш президент… Хотя мы неоднократно слышали, что Масхадов никому не подчиняется, с ним никто не считается, это – я не знаю, как сказать по-вашему, – это, как говорится, ложь и клевета. Мы очень даже подчиняемся и очень даже мы с ним считаемся. И наши переговоры с Масхадовым – наверное, моя задача приехать сюда. То, что мы хотели, с помощью Аллаха мы это сделали».

Еще до штурма «Норд-Оста» замминистра внутренних дел Владимир Васильев заявил, что есть неопровержимые доказательства вины Масхадова: записанные спецслужбами разговоры террористов по мобильному телефону со своими сообщниками.

Как террористы расположили взрывчатку
Из театрального центра на Дубровке взрывотехники изъяли 30 самодельных взрывных устройств, 16 гранат Ф-1 и 89 самодельных ручных гранат. Итого – 110–120 кг в тротиловом эквиваленте...

Спустя пять дней после штурма журналистов собрали на пресс-конференцию и дали послушать одну из записей. Это разговор Мовсара Бараева с Зелимханом Яндарбиевым, который был президентом Чечни до Масхадова.

«Мы торговаться не будем, – говорит Бараев, вернее, сотрудница ФСБ, переводившая с чеченского. – Мы готовы пойти на контакт, для подтверждения этого выпустим несколько заложников. В противном случае мы нажмем на кнопку и взорвем здание. У нас есть пять снарядов САУ и очень большое количество пластита С-4. Сейчас они там узнают нам цену, такое даже им Гитлер не устраивал. У нас снаружи много камикадзе, которые готовы работать и ждут звонка. Около 100 камикадзе (за голосом переводчицы можно разобрать, что все-таки речь идет о «ваххабитах», а не «камикадзе». – «Газета.Ru»)».

«Подожди, я не знаю, Аслан в курсе этой операции?» – интересуется Яндарбиев.

«Когда проходила подготовка операции, то Шамиль… Аслан там присутствовал. У Шамиля нет ничего, Шамиль выполнял указания Аслана. Операция была сверхзасекречена. Чисто с Шамилем, с людьми Шамиля», – переводят слова Бараева.

Яндарбиев интересуется, кто участвует в диверсии.

«Были выбраны те люди, которые не думали о возвращении домой. Они готовы погибнуть. В течение двух месяцев мы проводили набор, выбирали людей, которые готовы погибнуть, потом их вывезли, каждому объяснили, подготовили». 

Но тут Бараев резко меняет показания:

«Я точно не знаю, Аслан в курсе или нет. Но если Шамиль его подчиненный, лично с ведома Шамиля… Шамиль сказал: «Слава Аллаху, идите». 

Таким образом, в предоставленных прослушках террорист Бараев признается, что получал приказ от Басаева, а об участии Масхадова только догадывается. То же самое он говорил НТВ: «Масхадов – наш президент» – и не более. В общем, ясно только то, что известно давно – смертники в «Норд-Осте» действовали вслепую.

Руководство спецслужб эти недоговоренности не настораживают. Чтобы устранить все недомолвки, нужен был комментарий. На сегодняшнюю пресс-конференцию собрались федеральные и столичные чиновники, но главным комментатором был, разумеется, Сергей Ястржембский. Он сразу сказал, что слова Бараева о 100 камикадзе (ваххабитах), скорее всего, блеф (боевики знали, что их прослушивают), а вот ко всему остальному нужно отнестись очень серьезно. В первую очередь, он предложил обнаружить связь между захватом «Норд-Оста» и чеченским съездом в Дании, который прошел два дня назад.

«Это еще не все записи, которые ясно указывают на то, что Масхадов был в курсе подготавливаемого теракта и все действия в зале происходили с его ведома, – сказал Ястржембский. – Мы располагали информацией о том, что к началу сборища в Копенгагене будет подготовлена какая-либо провокация в Чечне… Политическое и боевое крыло террористов действовали в унисон… Задержанный в Дании Ахмед Закаев является одним из преступников, которые имеют отношение к захвату заложников в Москве».

Как уже рассказывала «Газета.Ru», просьба задержать Закаева была отправлена в Данию еще до освобождения «Норд-Оста», но выполнили ее датские полицейские только после того, как российские власти дополнили запрос обвинением в причастности к теракту в Москве. Ближайшие 13 суток Закаев проведет в тюрьме. Сам он во время съезда отвергал причастность Масхадова и себя самого к захвату «Норд-Оста». Но при этом действительно использовал теракт как аргумент в пользу переговоров.

Что же касается Яндарбиева, то в интервью одной датской газете он сказал, что случайно нашел номер мобильного Бараева и позвонил скорее из любопытства.

Комментарий же Ястржембского сводится к тому, что Яндарбиев якобы инструктировал молодых террористов. В частности, объяснял, что нельзя делать прямых ссылок на Масхадова, а лучше говорить о верховной шуре и ее начальнике Басаеве. Однако доказательств такого инструктажа журналистам представлено не было – из продемонстрированной записи создается впечатление, что Яндарбиев действительно только интересовался деталями теракта. Не более.

Впрочем, как бы то ни было, у российских властей нет больше никаких сомнений в том, что захватчиков «Норд-Оста» наставлял и Масхадов, и Яндрабиев, и Закаев. Поэтому сегодня вслед за Закаевым Москва обратилась к Катару, где в собственном особняке уже несколько лет живет Яндрабиев. Замгенпрокурора Сергей Фридинский сегодня напомнил, что и Закаев, и Масхадов, и Яндарбиев проходят по одному уголовному делу (четвертый в этом деле – бывший глава МВД Ичкерии Казбек Махашев, а пятый – министр без портфеля [page_10902.htm Хож-Ахмед Нухаев]). Всем им инкриминируются обвинения по трем статьям УК – вооруженный мятеж, организация незаконных вооруженных формирований и посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов.

***

Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::31.10.2002

Как террористы расположили взрывчатку

Из театрального центра на Дубровке взрывотехники изъяли 30 самодельных взрывных устройств, 16 гранат Ф-1 и 89 самодельных ручных гранат. Итого – 110–120 кг в тротиловом эквиваленте. Об этом на пресс-конференции рассказал замначальника Института криминалистики ФСБ Владимир Еремин. «При взрыве устройства, мощность которого оценивается в 20 кг, произошло бы полное поражение в зале, обрушение балконов здания, стен и всего здания», – объяснял он.

Было два крупных взрывных устройства – металлические баллоны. Один из них был установлен в центре зрительного зала, другой на балконе. Внутри баллонов находились 152 мм артиллерийские осколочно-фугасные снаряды, а пространство между стенками баллонов и снарядом было заполнено металлическими шариками.

Большая часть взрывных устройств находились на поясных ремнях террористов. Это были брикет пластичного взрывчатого вещества на основе гексогена.

Еще две бомбы террористы расположили на сцене и одну – в задней части зрительного зала. «Одна из террористок, которая сидела в центре зала, контролировала исполнительный механизм приведения в действие этого единого взрывного устройства», – приводит слова полковника Еремина агентство РИА «Новости».

Кроме Еремина с журналистами встречался не только Сергей Ястржембский, но и мэр Москвы Юрий Лужков, депутат Госдумы Иосиф Кобзон, прокурор Москвы Михаил Авдюков и несколько бывших заложников (в том числе корреспондентка «Интерфакса»). Лужков, в частности, говорил о том, что в связи с событиями в театральном центре столичное правительство не будет применять репрессивные меры в отношении проживающих в городе кавказцев. Он сообщил, что в Москве сейчас насчитывается 141 диаспора. «Пусть эти люди живут спокойно, к ним не будут применяться действия, которые бы выходили за рамки российского законодательства», – сказал Лужков.

Прокурор Москвы Михаил Авдюков, в свою очередь, объявил о том, что будет проведена экспертиза на схожесть взрывных устройств в «Норд-Осте» и бомбы, которая за неделю до захвата театра взорвалась в автомобиле возле «Макдональдса».