Бараны угрожают всей вертикали

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Туве идет бурная политическая жизнь — со стрельбой, погонями, мордобоем и клановой борьбой в рамках двух партий власти

1277464453-0.jpg Бывший первый вице-премьер Тувы, бывший спикер, а ныне депутат законодательной палаты Великого хурала Тувы, бывший член партии «Единая Россия», а теперь член «Справедливой России» Василий Оюн избил чабана, которого заподозрил в причастности к краже то ли шести, то ли восьми баранов.

У Чингиса Оюна, однофамильца депутата, из местечка Каак Чеди-Хольского кожууна (района) в республиканской больнице зафиксировали сотрясение мозга и множественные следы на голове и спине от ударов железными путами для стреноживания коня. Пастух написал заявление, из которого следует: депутат Оюн в сопровождении двух мужчин приехал на стоянку якобы в поисках воров, укравших овец из отары его родной сестры. Депутат решил, что налетчики пастуху известны, и начал выбивать из него признание — ногами и железным прутом. Чабан вырвался, но далеко не убежал: депутат принялся стрелять по нему из карабина и устроил погоню за беглецом на двух автомашинах. Чингиса загнали как зайца, и депутат снова взялся избивать его — теперь уже прикладом. Потом приставил ствол к голове чабана и пригрозил выстрелить, если тот не скажет, кто украл овец.

Телефон Василия Оюна молчит. Верны ли детали, так ли именно обстояло дело, пока не скажет никто. Но именно эта версия произошедшего звучит повсюду, она обнародована на официальном сайте Тувы. Там же подчеркивается, что проверка следственного управления СКП РФ по Туве подтвердила описанную картину преступления. Действительно, на сайте СКП РФ с радующей оперативностью — уже на следующий день после шумного поиска овец — появилось сообщение о возбуждении «по результатам проведенной процессуальной проверки» уголовного дела в отношении депутата Оюна, подозреваемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 115 ч. 1 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью) и ст. 119 ч. 1 УК РФ (угроза убийством). Удивляет не только скорость принятия решения, но и то, что о других участниках разборок и их роли не говорится ничего.

На официальном сайте «ЕР» принялись своего бывшего члена, а теперь «политического конкурента» вбивать в придорожную пыль, заодно прошлись по Сергею Миронову и всей «Справедливой России». Несколько высказываний по существу. Депутат Госдумы Владимир Матханов: «Произошел возмутительный по своей циничности инцидент <…> Оюн нанес побои своему земляку, молодому человеку 23 лет, огульно обвинив его в краже. Самое ужасное, что при избиении народный избранник использовал плеть». Руководитель фракции «ЕР» в нижней палате Великого хурала Тувы Виталий Бартына-Сады: «Когда представитель законодательной власти ставит себя вне закона и позволяет избивать человека, да еще применяет огнестрельное оружие — о каком авторитете власти можно говорить?! В той же Киргизии все начиналось именно со вседозволенности, с пренебрежительного отношения так называемой элиты к простым людям». Председатель администрации Чеди-Хольского района, член «ЕР» Эрес Хуурак: «Он (Оюн. — А.Т.) захватывает лучшие пастбищные земли и ведет себя как бай. И даже не утруждает себя оформлением земли надлежащим образом. В администрацию постоянно поступают заявления от родственников Василия Майлоловича (Оюна. — А.Т.), написанные одним почерком, с просьбой о предоставлении земель. Но не дожидаясь решения комиссии, земли захватываются самовольно. Все возмущены. А последний факт избиения чабанов переполнил чашу терпения».

В общем, если во многих деревнях современной России царит первобытно-общинный строй, а в городках при заводах — рабовладельческий, то в Туве доросли до феодализма. Вообще возвращение средневековья в Чеди-Хольском кожууне заметно отчетливо. Раньше здесь коптил небо комбинат «Тувакобальт». Гигант союзного цветметпрома. В начале 90-х он остановился — в результате массовых национальных волнений славяне, прибывшие сюда по комсомольским путевкам, бежали из Тувы. Было битье стекол, поджоги, стрельба по машинам, приехавшим с той стороны Саян, поножовщина. Комбинатовские ложились спать с заряженными ружьями. Потом начали уходить на север. Руководство штаба гражданской обороны разрабатывало планы эвакуации всего русскоязычного населения Тувы. Очередь на багажные контейнеры была расписана на пять месяцев вперед. Переселялись целыми трудовыми коллективами. Новая счастливая жизнь с изгнанием чужаков, их богов и их машин-конвейеров-станков, однако, вышла совсем уж фантастической жестью.

Началась она, собственно, с образованием этого района в 1993 году. Поскольку были нужны деньги и должности, а разрушенная экономика не позволяла иметь ни того, ни другого. С появлением района (в нем 9 тысяч жителей) появилась его многочисленная администрация. Управлял всем Василий Оюн. Ему долгое время благоволил правивший с 1992 года Тувой президент Шериг-оол Ооржак. Он и забрал затем Оюна первым вице-премьером к себе (а позже продвинул в спикеры нижней палаты). Район оставили на бывшего зама Оюна и его однокурсника Николая Дартай-оола.

Весной 2008-го того осудили за взятку. В тот самый день, когда вступил в силу приговор, Дартай-оол возложил исполнение обязанностей по руководству районом на Саяну Ховалыг. Это сестра Василия Оюна (из чьей тысячеголовой отары и пропали овцы). Сестра тут же, когда формировалась комиссия для проведения выборов главы района, попалась на взятке: как сообщали в следственном комитете, Саяна Ховалыг через двух посредников — республиканского депутата Викторию Кысыгбай, а также своего мужа Буяна Ховалыга — предложила двум местным депутатам по 50 тыс. рублей за то, чтобы они помогли ввести в избирком нужных людей.

В отношении сестры Оюна возбудили дело. Удивительно, но она по примеру предшественника издает распоряжение, коим возлагает исполнение обязанностей главы района снова на Николая Дартай-оола. Сказка про белого бычка. Позже это назначение суд отменил.

Судебный процесс по делу о взятках депутатам длится до сих пор, однако с 11 августа прошлого года Саяну Ховалыг восстановили в должности замглавы администрации кожууна по социальной политике. В течение прошедших десяти месяцев, как сообщает «Тува-онлайн», сестра экс-спикера исправно предоставляет больничные листы, получая компенсацию по бюллетеням в размере среднемесячной зарплаты.

В июле 2008-го оказался под следствием и сам Василий Оюн. Счетная палата РФ обнаружила в декабре 2006 года финансовые нарушения в подведомственной Оюну нижней палате парламента на 39 млн рублей. Последовала еще одна проверка, выявившая еще 17 млн нецелевого использования. Однако обвинение Оюну предъявить никак не получалось — он заболел, как сестра, и надолго.

Оюну инкриминировалось, в частности, незаконное создание хозяйственного управления нижней палаты, занимавшегося предпринимательской деятельностью и уклонявшегося от уплаты налогов, передачу госимущества в коммерческую организацию без разрешения собственника. Дело закрывали и открывали вновь, Оюна отстраняли от должности, он на нее возвращался, предъявлялись новые факты, он уходил на больничный… Так что случай с пастухом — лишь эпизод в многотрудной и многогранной государственной деятельности Василия Майлоловича. Несомненно одно: о случае на чабанской стоянке заголосили вдруг повсюду не потому, что произошло нечто из ряда вон, и не потому, что Оюн внезапно переродился в бая. Просто того потребовал очередной этап долгой клановой борьбы в Туве.

Она никогда не заканчивается, и постоянно в ней меняются нюансы, оттенки, газетный формат не заточен под передачу этих хитросплетений. Попробуйте уследить, скажем, за метаниями Оюна из партии в партию (и с каждым его переходом политическая обстановка в Туве резко менялась, а московские лидеры партий охотно потакали причудам Василия Майлоловича). В 2002-м он в правительственном блоке «Выбор народа». В 2004-м вступил в «ЕР», в 2006 году покинул ее и вступил в Российскую партию жизни (позже вошедшую в «СР»). Вышел из «СР» и в 2007-м снова был принят в «ЕР». В прошлом году исключен из «ЕР» и снова подался в «СР». Эти танцевальные па — движения неутомимого борца за власть в Туве. Схватка кланов, называемая политическим кризисом (в Туве он перманентен все последние годы), временно затихла весной 2007 года, когда президентом стал лидер местного отделения «ЕР» Шолбан Кара-оол. За его поддержку Оюн получил место спикера нижней палаты. Но такова уж Тува с ее семейно-родовыми узами — Кара-оол и Оюн почти сразу вновь начали воевать. Год назад Оюна исключили из «ЕР», и он ушел в отставку с поста спикера. Сейчас его группа, уйдя в оппозицию, парализовала работу парламента. Нижняя палата не может провести ни одного заседания, поскольку не собирается кворум — Оюн и его люди не приходят на заседания сессии.

Осенью пройдут новые выборы в Великий хурал. И, понятно, в Туве случившееся на чабанской стоянке проецируют на клановую (если угодно, политическую) борьбу. Сторонники Оюна называют это заказным делом и провокацией. Один из моих собеседников в Туве недоумевал: как чабан с сотрясением мозга смог так грамотно написать заявление? Как эта информация моментально попала в руки врагам Оюна и разошлась в СМИ? Не показательна ли начавшаяся кампания — в Москву потоком пошли письма от общественности с обвинениями в «байстве, произволе, захвате земель»?

Источник в МВД Тувы согласился говорить лишь на условиях анонимности. Сказал: никакого заказа. Депутат проехал с родственниками на трех машинах на чабанскую стоянку, принадлежащую Ульяне Ондар, главе сумона (села) Элегест. Здесь и попался под руку Чингис Оюн. В избиении участвовал также личный шофер Василия Оюна, водитель автобазы Закпалаты Вячеслав Доо. Ондар немедленно обратилась за помощью к правоохранителям.

Кстати, если это и провокация, непонятно, кому она на руку и кто ее автор. Оюн, жестко разобравшись с заподозренным, ничуть в глазах своего электората не упал. Скотокрадство в Туве — наверное, главная проблема народа. Кайгалов (скотокрадов) здесь могут убить, посадить в мусорную яму и морить голодом. И потом, в Туве каждый третий судим, здесь жизненные ценности немного другие, и ковбойство Оюна в них не то что вписывается, а дает ему дополнительные очки. И если чабан попался — значит, он просто проиграл, и поделом ему. А Оюн — герой. Если его не успеют осудить, он станет триумфатором предстоящих выборов.

И это тоже Россия. Единая и справедливая.

…Незадолго до Оюна его коллега, депутат Роман Монгуш избил на дороге инспектора ГИБДД — тот посмел остановить его авто. До этого, когда Оюн еще был спикером, он подрался с Монгушем в своем служебном кабинете. Депутаты долго ходили по парламенту с фингалами. Тогда парламент распространил заявление об активизации криминала, «теневого бизнеса и отдельных кланов» и их посягательстве на жизнь спикера Оюна.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::25.06.10