Башкиргейт

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::17.11.2003

Башкиргейт

Анвар Сахибгареев

фото Борис КРЕМЕРИ без того скандальная кампания по выборам башкирского президента ознаменовалась сенсацией, из которой может вырасти полноценное уголовное дело с большими проблемами для действующей власти. В Интернете появились [page_13938.htm распечатки телефонных переговоров оппозиционных кандидатов и их сторонников], из которых следует, что милицейские «слухачи» отслеживают их разговоры ещё с июня этого года. Из Интернета сведения попали в печатные СМИ, которые сообщили, как, рискуя карьерой, группа «подпольщиков» из милицейского ведомства решила предать гласности оперативные документы этой прослушки. В письме, предваряющем распечатки и обращённом к кандидатам в президенты, говорится и о мотивах такого шага: «Мы, вместо того чтобы стоять на страже законности и правопорядка, вынуждены принимать участие в охране режима. Основное наше предназначение — это политический сыск, устранение неугодных, а не борьба с преступностью. Сегодня все силы подразделений МВД нашей республики по указанию М. Рахимова и Р. Диваева брошены на борьбу с оппозицией. Ежедневно проводится работа с задержанными, арестованными свидетелями и другими для того, чтобы получить на вас хоть какие-либо показания. Все ваши телефонные разговоры контролируются. За многими из вас ведётся скрытое наружное наблюдение. Все граждане, имеющие с вами какой-либо контакт, подвергаются преследованиям».

Как пишет газета «Трибуна» в статье «Наша задача — политический сыск», на такой шаг милиционеров толкнуло отчаяние: только широкая огласка может избавить их от необходимости нарушать закон.

Резонно задаться вопросом, почему распечатки переговоров появились в Интернете, почему стражи закона не пошли с заявлением в прокуратуру? Или почему их письмо не было напечатано башкирскими газетами, публикации в которых тоже могут стать поводом для возбуждения уголовного дела? Может быть, потому, что штабы оппозиционных политических и общественных организаций разгромлены, редакции независимых СМИ распущены, а немногие уцелевшие печатаются за пределами региона?

При этом башкирские милиционеры задерживают представителей оппозиции, проводят с ними «физико-воспитательную работу», а уж на выборах любого уровня сотрудники МВД были полными хозяевами и на многих участках делали их «под ключ»: от агитации за нужных кандидатов до контроля за «правильным» подсчётом голосов. Башкирская милиция при министре Диваеве и его заместителе Патрикееве практически перестала быть правоохранительным органом, превратившись в политическую полицию.

Из органов стали уходить профессионалы своего дела, зато встречным потоком в милицию в массовом порядке стали приходить лица с криминальным прошлым. Плюс к этому проявилась ещё одна тенденция. Как известно, когда регулярную армию заставляют заниматься не своим делом, например, борьбой с партизанами, она очень быстро разлагается и становится небоеспособной, постепенно превращаясь в сборище мародёров. То же самое происходит и с милицией, кода она также начинает заниматься не своим делом. В Башкирии разложение со временем достигло критической черты: милиция просто стала бояться бандитов.

Это и многочисленные факты коррупции в милицейских рядах, и пытки, применяемые в башкирских камерах, и использование застенков МВД в борьбе за передел собственности, и милицейские облавы на оппозиционные газеты, и преследование башкирскими милиционерами политиков и журналистов, несогласных с правящей линией Муртазы Рахимова... И это далеко не полный перечень «несвойственных функций», которыми вот уже много лет подряд грешит МВД Башкирии.

Кризис назревал: с начала этого года, возмущённая преследованиями коллег, по руководству МВД открыла массированный огонь центральная пресса. Дело дошло до анекдота: башкирский Курултай (парламент) даже принял специальное обращение по защите башкирских милиционеров от «злобных и агрессивных» московских журналистов. Летом в регион прибыла представительная комиссия из МВД России, по итогам работы которой вынужден был уйти в отставку первый зам Диваева Николай Патрикеев, а сам министр получил предупреждение о неполном служебном соответствии. Апофеозом потери милицейского контроля над ситуацией стал первый в республике теракт, когда 5 ноября от взрыва заминированной машины погибли два человека и трое получили ранения. Руководство МВД тут же обвинило в происшедшем оппозицию. И здесь нарыв, кажется, лопнул. В Интернете появились сведения: «Уважаемые кандидаты, против вас работает огромная карательная государственная машина. Мы от имени многих сотрудников милиции заявляем, что не по своей воле работаем против вас. Поэтому в знак протеста этому диктаторскому режиму мы решили ознакомить вас со сводками ПТП, которые являются доказательствами искренности нашего обращения».

Получается, что Всемирная паутина на сегодняшний день — самое свободное средство информации. Но доступно оно далеко не каждому, а потому может быть использовано и для каких-либо предвыборных провокаций. Но трудно заподозрить авторов письма в Интернете в желании скомпрометировать нынешнее руководство Башкирии. В этом случае они наверняка использовали бы «пережаренные» факты. А в самих распечатках прослушек нет ничего особо сенсационного: оппозиция давно подозревала о существовании Брата Большое Ухо и по телефону разговоры велись довольно осторожно. Впрочем, более-менее опытные профессионалы по ним могли вычислить ближайшие тактические ходы оппозиционеров, получить информацию об их альянсах, намечаемых акциях, потенциальных ресурсах.

Милиционеры в своём письме обещают кандидатам предоставить материалы прослушки полностью и в оригинале. Вот тогда может грянуть скандал, который скорее всего приведёт к окончанию карьеры генерала Диваева. И если Москва не пойдёт на это даже сейчас, то доверие населения республики к центральной власти будет подорвано уже, похоже, навсегда. Тоже не без последствий, например, для перспектив в регионе «Единой России»...