Башкирский парламент выступил против антикоррупционны законов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Чтобы лишить депутата Ганцева спокойного сна теперь достаточно решения главы следственного управления Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ по Башкирии"

Оригинал этого материала
© "Нацбез", origindate::18.02.2009

Башкирский парламент выступил против антикоррупционных законов

Converted 28429.jpg

Виктор Ганцев

Депутаты парламента Башкирии - курултая - порой являют миру невиданную расторопность. Казалось бы, только-только вступил в силу Пакет антикоррупционных законов (если точнее - 10 января этого года). А уже в конце того же месяца башкирские парламентарии направили в Конституционный суд РФ запрос о проверке антикоррупционных законов на соответствие их Основному закону. Правда, не только и не столько по своей инициативе, а с подачи республиканского руководства.

Подобная оперативность вызвана желанием "прикрыть" своего коллегу, депутата башкирского парламента Виктора Ганцева. Генеральная прокуратура вот уже шесть лет пытается привлечь его к ответственности, но пока без особого успеха.

Дело не только в депутатской неприкосновенности Ганцева. В Башкирии он еще известен как "правая рука" сына президента Башкортостана Муртазы Рахимова - Урала. Так что покой депутата Ганцева до начала этого года был под надежной защитой.

А начались "взаимоотношения" прокуратуры и Ганцева еще в 2003 году, когда было возбуждено дело по факту уклонения от уплаты налогов.

Следствие пришло к выводу, что в начале 2000-х предприимчивый генеральный директор ОАО "Башнефтехим" Виктор Ганцев заключил фиктивные договоры с двумя компаниями, зарегистрированными в офшорной зоне "Байконур". Эти компании якобы перерабатывали нефть для четрыех уфимских НПЗ. Акцизы мнимые нефтепереработчики не платили. В результате, по подсчетам следователей, государственный бюджет не получил 8 миллиардов рублей.

Однако все это дело закончилось только уплатой недоимки. Обвинения Ганцеву (ставшему в том же 2003 году депутатом курултая) не предъявили.

До начала этого года за свою судьбу депутату-нефтехимику особо волноваться не приходилось. Но с 10 января его положение существенно изменилось. К примеру, была отменена норма, по которой привлечь депутатов к ответственности можно было только после получения заключения о "наличии признаков преступления" от коллегии из трех судей, представителей суда субъекта Федерации. К слову, дело Ганцева все эти года трижды застревало на уровне Верховного суда Башкортостана.

Теперь же для того, чтобы лишить депутата Ганцева (и любого другого обладателя "иммунитета") спокойного сна достаточно решения главы следственного управления Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ по Башкирии.

Поняв, что к чему, башкирские руководители бросились спасать депутата, развернув поистине кипучую деятельность. 29 января было инициировано принятие курултаем запроса в Конституционный суд РФ. Который был сформулирован так: "Обратиться в Конституционный суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности подпункта "д" пункта 1 статьи 13 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона "О противодействии коррупции".

Понятно, что руководству Башкирии очень хотелось бы вернуть столь удобное для них "правило" трех судей из местных. А попутно республиканские власти поставили под сомнение правильность и правомочность действий главы государства, очень много сделавшего для того, чтобы антикоррупционный пакет не просто вступил в силу, но и работал.

К слову, о национальном плане противодействия коррупции стало известно еще летом прошлого года. Почему-то башкирские власти тогда не озаботились конституционным соответствием антикоррупционных законов... А в ноябре Дмитрий Медведев в Послании Федеральному Собранию говорил о значении Конституции "для избавления от коррупции и правового нигилизма".

Очень похоже на то, что некоторые представители башкирского истеблишмента осознали угрозу своим деловым интересам и принялись апеллировать к Конституции, по ходу творчески ее переосмысливая и не забывая при этом о "своих людях".

В конце декабря 2008 года, когда антикоррупционные законы обсуждались в Госдуме и Совете Федерации, очень активно выступал председатель башкирского парламента Константин Толкачев. На заседании Ассоциации законодательных органов государственной власти регионов Приволжского федерального округа он много рассказывал о том, что Башкирия - первый регион в стране, где еще в 1994 году был принят закон по борьбе с коррупцией. И даже напомнил о том, что Башкирия предлагала провести ревизию всех олигархических структур, но не была поддержана, отмечает "Российская газета".

Ныне Константин Толкачев тем же постановлением курултая, что и о запросе в Конституционный суд, назначен следить за его судьбой в КС. Судя по всему, некоторые местные структуры видятся республиканским властям неизменными. Видимо, считают в Башкирии, ради этого можно выступить и против столь необходимого стране закона.