Башкирское МВД стало коммерческим

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Р.Диваев За последние годы новый министр МВД Борис Грызлов изрядно «почистил» корпус руководителей региональных управлений. Глядя на участь отправленных в отставку, подтянулись и многие их коллеги. Однако остались ещё «заповедники», где время остановилось на уровне середины девяностых годов прошлого века. Башкирское МВД как раз является одним из самых типичных образцов остановленного времени. Здесь живут и работают не просто нарушая законы, а ловко их обходя.

Так, в ранге официального помощника министра Диваева трудится некий Эраст Фомичёв, по сообщению прессы, ранее четырежды судимый за различные преступления. А по совместительству он же возглавляет созданный при поддержке МВД так называемый фонд «Народный дом социальной защиты». Самым, наверное, любопытным моментом сотрудничества фонда и МВД является пролоббированное Диваевым распоряжение правительства Башкирии № 122-р от 16 декабря 1999 года, предписывающее правоохранительным органам оказывать содействие фонду «Народный дом социальной защиты» по погашению дебиторской задолженности предприятий и организаций Республики Башкортостан. Проще говоря, фонд, в котором работали три с половиной человека, получал права Арбитражного суда, Министерства по налогам и сборам и даже Минимущества и становился официальным «вышибателем» долгов — случай, уникальный даже для России, где, как выразился Юрий Лужков, всегда происходит только невозможное.

По условиям распоряжения 40% денег от коммерческой деятельности фонда должно было идти в валютный фонд Республики Башкортостан, 30% — в МВД РБ и ещё 30% — непосредственно фонду. Надо сказать, с порученной работой фонд справлялся более-менее нормально: имея за спиной такую организацию, как МВД (и в Башкирии это главное не только силовое, но и политическое ведомство), можно было воздействовать на должников без особого труда. А вот с собственно коммерческой деятельностью, которой руководство фонда занималось гораздо раньше, дела шли значительно хуже и скандальнее. Надо сказать, особых схем концессионеры не изобретали. Ходят слухи, что Фомичёв «внедрился» в МВД ещё в 1993 году благодаря начальнику следственной части СУ МВД Минькову, который вёл его уголовное дело. Неизвестно, чем он так обаял следователя, но тот пришёл к выводу о прекращении дела и даже поспособствовал попаданию Фомичёва в круги высшего руководства республики. Особо тесные отношения у Фомичёва сложились с первым заместителем министра Патрикеевым, который впоследствии и познакомил его уже с самим Рафаилом Диваевым. Вероятно, тогда же Фомичёв сделал им предложение, от которого они не могли отказаться — объединить ресурсы крупнейшего силового министерства с его, Фомичёва, предпринимательской хваткой.

Между тем по части экономики Фомичёв и впрямь вовсю стремился продемонстрировать свою предпринимательскую жилку. Так, как сообщили наши коллеги, в 1995 году в уфимском Социнвестбанке был предоставлен кредит в три миллиона долларов, который до сих пор не погашен. А в ГУП «Башхлебопродукт» получили рожь на сумму порядка 6 миллионов долларов. Рожь переработали в спирт и реализовали, однако расчёт с предприятием так и не произвели. Самое интересное, что у потерпевших претензий к Фомичёву и его команде, как правило, не бывает. Может, и эти долги ему предприятие и банк простили, ведь связываться в Башкирии с человеком, имеющим столь высоких покровителей в МВД, может обойтись для любой структуры ещё дороже?

Через год, как поговаривают, не без поддержки Диваева и Патрикеева наш герой стал своим человеком в башкирском правительстве и местной нефтяной отрасли и блага посыпались как из рога изобилия. Он, видимо, просто попросил друзей из МВД переговорить с руководством «Башнефти» и, как сообщила одна из центральных газет, на свет появилось распоряжение КМ РБ № 11-р от origindate::09.01.2001г. , на основании которого фонду АНК «Башнефть» выделила нефть в объёме аж 50 тысяч тонн. Чуть позже к делу были привлечены другие старые друзья — братья Серебровы, а также некие Адигамов и Симахин, которые главным образом выступали в роли реализаторов нефти и нефтепродуктов.

Понятно, что не всем нравилась такая «неприкасаемость» Фомичёва и его друзей. Ещё в конце 1997 года тогдашний глава президентской администрации Габитов отправил письмо министру внутренних дел России Куликову с резким протестом против назначения Патрикеева на должность замминистра. В результате давно уже нет ни Габитова, ни Куликова, а Патрикеев живёт и процветает. Пытались с ним бороться и в республиканской прокуратуре: результат нулевой, а следователь по особо важным делам Каримов и прокурор республики Титов ушли с работы и уехали из республики. На интернетовских сайтах «Компромат. ру» и «Скандалы. ру» приводится расшифровка прослушки разговора Патрикеева с Фомичёвым. Патрикеев требует себе среди ночи водки и женщин, причём сразу трёх. Лексикон разговора таков, что покраснели бы некоторые зэки, а уровень интеллекта не тянет даже на московского постового. И такой человек со своими подчинёнными должен нас защищать?

Как могло случиться такое, чтобы лица с сомнительной репутацией не только оказались сращёнными с милицией, но фактически и подмяли её, создав, можно сказать, параллельную систему власти? И почему Борис Грызлов так милостив к министру МВД Башкирии, хотя сменил уже не один десяток его коллег за куда более мелкие грехи?