Башня отклоняет город

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Единственное обоснование необходимости «газоскреба» на Охте — экономическая выгода «Газпрома»

1277197830-0.jpg Смольнинский суд Санкт-Петербурга признал законным разрешение небоскребу «Охта-центр» возвыситься над городом на высоту 403 метра. Заявление представителей «Яблока» и движения «Охтинская дуга», которые требовали отменить соответствующее постановление правительства Петербурга, отклонено. Процесс длился восемь месяцев (из них три ушло на экспертизы), и доводы заявителей о незаконности постановления так и не опровергли ни представители Смольного, ни назначенные судом эксперты.

Суть судебного спора такова. На Охтинском мысу (участок в устье реки Охта, где собираются возвести газпромовский небоскреб) по Правилам землепользования и застройки Петербурга установлена предельная высота строительства 100 метров. Однако Градостроительный кодекс позволяет владельцу земельного участка просить об «отклонении от предельных параметров разрешенного строительства», если «конфигурация, инженерно-геологические или иные характеристики земельного участка» являются «неблагоприятными для застройки». Что и было сделано: «Охта-центр» как владелец участка попросил городские власти об «отклонении» до 403 метров (что абсурдно само по себе: под «отклонением» нельзя понимать 4-кратное увеличение), а они его любезно разрешили.

«По дороге» Смольным были проигнорированы сотни замечаний граждан и общественных организаций, требовавших не предоставлять разрешение как противозаконное; мнение Союза архитекторов и ВООПИиК, выступавших категорически против; и заключение фонда «Институт экономики города» (главных разработчиков Градостроительного кодекса), полагавших, что «Охта-центр» не имеет ни одного законного основания просить об «отклонении».

Рассмотрение вопроса на заседании городского правительства 22 сентября 2009 года заняло ровно пять (!) минут — при этом по требованию Валентины Матвиенко было проведено поименное голосование.

В суде заявители обратили внимание на то, что все доводы, изложенные в заявке на «отклонение», сводятся к одному: застройщик хочет возвести столь «объемное» здание, что не укладывается в 100-метровую высоту. Однако этот объем (1,3 миллиона кубических метров) застройщику никто не навязывал — он не установлен ни в утвержденном правительством города проекте планировки территории, ни в каких-либо других юридических актах. «Охта-центр» придумал его для себя сам — исходя лишь из своей экономической выгоды. После чего, ссылаясь на невозможность «вписаться» с этим объемом в 100-метровую высоту, потребовал «отклонения» от нее, чем буквально поставил логику закона с ног на голову. Между прочим, на прошлогодних публичных слушаниях по «Охта-центру» один из заявителей — экс-депутат питерского парламента, «яблочник» Михаил Амосов — задавал автору проекта Филиппу Никандрову вопрос: можно на этом участке построить здание 100-метровой высоты? Никандров признал: можно. И в общем простая логика подсказывает: не может быть таких характеристик участка, которые были бы благоприятны для строительства 400-метрового здания, но неблагоприятны для 100-метрового. А заявитель Николай Рыбаков привел расчеты, показывающие, что даже задуманный заказчиком объем можно было «уложить» по высоте в 48,6 метра…

На все эти аргументы представители Смольного заявили, что правительство «действовало в рамках своих полномочий». Имело право принять такое решение? Имело. А проверять, обоснована ли заявка «Охта-центра», оно было, по их мнению, не обязано. Между тем подобные решения власти не принимаются «по усмотрению». И еще: когда решался вопрос о назначении экспертизы, представитель Смольного Сергей Водовозов заявил: невозможно оценить, является ли земельный участок, отведенный для «Охта-центра», неблагоприятным для застройки, потому что «нет методики, утвержденной нормативно-правовыми актами». Но если ее нет — исходя из чего правительство сделало вывод о том, что участок «неблагоприятен», и разрешило «отклонение»?

Что касается экспертов, то их мнения разошлись, но даже те, кто поддержал Смольный, были вынуждены признать, что построить 100-метровое здание на Охтинском мысу можно, но «Газпрому» этого не хочется, и поэтому надо пойти ему навстречу. «Все решает собственник, — заявил в суде один из таких экспертов — Юрий Нифонтов. — Что ему выгодно, то и строит. «Газпром» дает треть бюджета страны — как можно это не учитывать?»

Учитывать, конечно, можно, но только не при принятии этого решения: «крутизна» владельца участка по закону основанием для «отклонения» не является. Забавно, что расчеты, приведенные в экспертном заключении, — о необходимости не менее чем 100-метрового расстояния от башни до автомобильных дорог (что сокращает площадь застройки и обосновывает вытягивание здания ввысь), — профессор Нифонтов основывал на требованиях «антитеррористической безопасности»: вдруг мимо проедет машина, где лежит 500 килограммов взрывчатки?

Территория Охтинского мыса — зона так называемой регулируемой застройки. И по питерскому закону предельные высоты на ней устанавливаются «с условием сохранения панорам и видов исторического центра города». Принимая решение об «отклонении», правительство должно было убедиться, что эти панорамы сохранятся — но из сводного заключения комитетов Смольного к проекту решения об «отклонении» следует обратное.

Комитет по государственной охране памятников истории и культуры указал, что для оценки влияния башни на исторические панорамы надо провести государственную историко-культурную экспертизу, которую, как выяснилось в суде, никто не провел. А в заключении Комитета по градостроительству и архитектуре сказано, что «Охта-центр» станет новой городской доминантой и оценить ее влияние на городские панорамы должен градостроительный совет — который, как тоже выяснилось в суде, никто по этому вопросу не проводил.

Кстати, питерский закон прямо запрещает «появление новых доминант в пределах обзора панорам исторического центра и открытых городских пространств», отрицать, что именно это и произойдет в случае появления «Охта-центра», невозможно. И это было известно правительству Петербурга: перед принятием решения было заказано исследование, которое подтвердило, что башня будет просматриваться на фоне нескольких десятков охраняемых панорам. Ну а уже после решения Смольного появилось заключение Росохранкультуры, где говорилось, что надзорное ведомство не согласовывало никакого «отклонения» для «Охта-центра» (что обязательно по закону) и считает постановление об «отклонении» принятым с многочисленными нарушениями законодательства…

То, что «газоскреб» будет виден на фоне исторических панорам, признали все эксперты, в том числе и защищавшие Смольный. «Мы не можем отрицать очевидное», — признал Валерий Нефедов (единственный из питерских архитекторов, согласившийся поддержать башню). После чего, отвечая на вопрос о том, будет ли 400-метровый объект главной городской доминантой, заявил: «Не будет! Вы его увидите, только максимально приближаясь к нему».

Заметим: о том, что «Охта-центр» должен стать именно «архитектурной доминантой» Петербурга и его «новым символом», Алексей Миллер заявляет уже четвертый год. Неужели профессор Нефедов вдребезги разбивает его мечты?

«Постановлением об «отклонении» ваши права еще не нарушены, — уверяли заявителей представители Смольного. — Никакого объекта еще нет, даже разрешение на строительство еще не получено».

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::21.06.10