Беглые свидетели гуляют по Москве. Скуратов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


" Кроме недосягаемых для российского правосудия жуликов, оказывается, существуют и недосягаемые свидетели. Живут они, как правило, там же, где и жулики, — за границей. Но их экстрадиции никто не требует даже для проформы. Мало того, когда они приезжают в Россию по каким-то своим коммерческим делам, даже мысль вызвать их, например на Большую Дмитровку, и поговорить не посещает ничьей прокурорской головы. Хотя люди эти знают много, может быть, даже почти все, и уж точно в состоянии помочь закрыть отдельные «висяки».
Одним из таких «висяков» можно считать дело о «нехорошей квартире», в которой был снят фильм с бывшим генеральным прокурором Скуратовым в главной роли. Известно, что Юрия Ильича элементарно подставили, заманив в оборудованную специально по такому случаю квартиру на Большой Полянке. Потом были скандал, демонстрация сомнительных видеокадров по ТВ, отставка и… уголовное дело. Шантаж все-таки, шантаж высшего должностного лица.
Вместо Генеральной прокуратуры, которая как-то не особо пыталась установить истину в деле своего бывшего шефа, расследование провела «Новая газета». И установила всех фигурантов. Напомним. «Нехорошую квартиру», в которой попался генпрокурор, оборудовали видеотехникой специалисты Уникомбанка. Магнитофон марки «Мицубиси» находился на балансе службы безопасности этой коммерческой структуры, а указания по его установке давал бывший член правления этого банка, бывший сотрудник «Альфы» г-н Зайцев. Технические работы на Большой Полянке проводил сотрудник службы безопасности Уникомбанка г-н Кучумаров, бывший инженер одной из войсковых частей КГБ СССР, а спешный демонтаж после разразившегося скандала – г-н Полевой – экс-подполковник ФСБ. (Так, традиционно для наших олигархов, была укомплектована служба безопасности коммерческого банка.)
Но понятно, что все эти господа – исполнители. Хозяином Уникомбанка был нынешний депутат Госдумы Ашот Егиазарян. А покупал «нехорошую кваритру» его сводный брат Сурен.
Надо сказать, что с 1996 года Сурен Егиазарян активно занимался скупкой недвижимости. Но весьма странным образом. При покупке одной из квартир деньги за нее так и не были выплачены, а специалист, проводивший сделку, столкнулась с откровенными угрозами в свой адрес, когда попыталась все-таки добиться оплаты.
История там приключилась запутанная, в нее оказались втянуты и РУБОП Центрального округа, и следственное управление Московского ГУВД, и Хамовнический суд, тяжба в котором тянется до сих пор.
А главный фигурант «дела Скуратова» и дела о неоплаченных квартирах — Сурен Егиазарян — благополучно отбыл в Америку, от греха подальше. Скандал-то ведь с бывшим генеральным прокурором вышел нешуточный. И даже влиятельный друг семьи Егиазарьянов – Надир Хапсироков, бывший завхоз Генпрокуратуры, а ныне – сотрудник уж совсем больших президентских организаций, мог оказаться бессильным.
Но скандал забылся. «Дело Скуратова» легло в самый долгий ящик Генеральной прокуратуры. И в апреле 2003 года ответственный квартиросъемщик «нехороших квартир» Сурен Егиазарьян прибыл в Москву – поучаствовать в заседании Хамовнического суда. Естественно, в качестве свидетеля… А вы что подумали?
Казалось бы, вот оно, следовательское счастье… Приглашай ценного свидетеля, снимай показания, закрывай громкое дело и — получай очередных «мух» на погоны. Ага, сейчас… Такое впечатление, что вместо щита на гербе нашего уважаемого правоохранительного ведомства стоит изобразить трех известных мартышек, тех, которые ничего не видят, ничего не слышат и никому ничего не скажут. И если уж бывший их коллега – целый экс-генеральный прокурор – не может добиться, чтобы его дело хоть как-то, но расследовалось, то что уж говорить про обычных налогоплательщиков…

P.S. Кстати, насколько нам известно, все остальные участники кинопостановки, включая видеоинженера и самого продюсера, заседающего ныне на Охотном Ряду, также допрошены не были. Хотя фамилии их были известны давно и даже опубликованы в «Новой газете». "