Бедолага - родственник?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Прокуратуру не устраивает, что руководивший бандой воров тесть племянника Слиски может быть полностью оправдан

© "Московский комсомолец - Саратов" , origindate::01.10.2008, Фото: "Коммерсант"

Бедолага - родственник?

Converted 27724.jpg

Банда воров, которой руководил тесть племянника вице-спикера Государственной Думы России Любови Слиски Николай Трепачев (крайний слева)

1 октября областной суд [принял к рассмотрению] кассационную жалобу на вердикт Волжского районного суда по "делу Трепачева" - родственника вице-спикера Государственной думы Любови Слиски.

Надзорный орган не устраивает, что главный фигурант дела может быть полностью оправдан.

В деле фигурируют четверо обвиняемых, среди которых Трепачев, не исключено, ключевая фигура. Группе вменяется семь крупных квартирных краж, совершенных в период с 2001 по 2007 год. В их числе две весьма резонансные акции: посещение без приглашения хозяев квартир руководителя управления ФСБ по Саратовской области Сергея Тимошина и транспортного прокурора области Александра Агибалова.

Чем же недовольна прокуратура? Вину троих из четверых в той или иной мере суд признал. И только Николай Трепачев избежал наказания. Хотя остальные неоднократно и подробно описывали его роль в планировании краж в ходе предварительного следствия. Однако Волжский районный суд был донельзя снисходителен к Николаю Трепачеву. Он посчитал, что если часть группы откровенно "светилась" в деле в качестве непосредственных исполнителей, то вину организатора следует доказывать дополнительно.

Суд не посчитал веским аргументом, например, тот факт, что трое обвиняемых, чью вину суд признал, перезнакомились между собой буквально за пару недель до первой кражи при посредничестве Трепачева. Интересно, часто ли в криминальной практике встречаются такие прецеденты, когда банда идет "на дело", требующее тщательной подготовки, через несколько дней после знакомства? Суд не посчитал такое совпадение чем-то из ряда вон выходящим. Так же как и проигнорировал то, что во многих других эпизодах Трепачев странным образом ходил вокруг людей, имевших ключи от вскрытых позднее квартир. Сначала он гостил в одном из офисов, у хозяина которого вскоре пропали векселя Сбербанка. В другом случае плотно общался с водителем прокурора Агибалова.

Такие возможности сами по себе ничего не значат, как посчитал суд. Даже то, что после пропажи векселей Трепачев, предположительно, в тот же день участвовал в обналичивании векселей на ту же сумму через подставных лиц, не заставил суд вздрогнуть.

Выходит, что Трепачев и не преступник вовсе, а просто такой якобы бедолага, приносящий несчастья окружающим? С кем ни подружится - тот станет либо вором, либо обворованным.

Впрочем, злые языки больше склонны полагать, что источник снисходительности суда следует искать все-таки в родственных связях между Трепачевым и Слиской. Неизвестно, просила ли высокопоставленная депутатка за свояка своего брата, но некоторые считают, что судейские могли в глубине души потрафить землячке. Даже не на всякий случай, а просто из уважения к ее сединам и заслугам.

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Волгоград", origindate::25.07.2008

В Саратове осудили банду воров vip-специализации

Татьяна Никитина, Саратов

Вчера Волжский райсуд Саратова полностью оправдал обвинявшегося в нескольких квартирных кражах Николая Трепачева, который приходится тестем родному племяннику вице-спикера Госдумы Любови Слиски. Трое других членов преступной группы получили от 2,5 до 3 лет лишения свободы в колонии общего режима. Подсудимые были оправданы по пяти из семи эпизодов уголовного дела, потерпевшими по которому, в числе других, проходили родной брат вице-спикера, руководитель саратовского филиала Федеральной регистрационной службы Сергей Тимошин и глава межрайонной природоохранной прокуратуры Александр Агибалов. Прокуратура, требовавшая для обвиняемых от 5,5 до 9 лет лишения свободы, сочла приговор «незаконным и необоснованным» и намерена его обжаловать.

По версии следствия, зимой 2001 года саратовец Николай Трепачев, дочь которого Виктория замужем за родным племянником вице-спикера Госдумы Любови Слиски Денисом Тимошиным, а также его знакомые, жители Саратова и Энгельса Андрей Павленко и Александр Тимонькин, решили организовать собственный бизнес. Достаточных средств на его открытие у них не было, поэтому решить свою финансовую проблему приятели вознамерились с помощью квартирных краж у состоятельных саратовцев. В том же году к компании присоединился Андрей Гениборг, роль которого заключалась в сборе информации о потенциальных жертвах, как правило, своих знакомых, а также в получении ключей от их квартир и изготовлении дубликатов. А непосредственно кражами занимались господа Трепачев, Павленко и Тимонькин.

Как рассказал на процессе гособвинитель Алексей Корниенко, первой жертвой воров в марте 2001 года стала неработающая состоятельная дама Анжела Костычева. Обвиняемые похитили из платяного шкафа ее квартиры $ 5 тыс. и полтора десятка дорогих ювелирных украшений на сумму 218 тыс. руб. Общий ущерб, нанесенный ей, госпожа Костычева оценила в 382 тыс. руб. Деньги подельники поровну поделили между собой.

Как утверждал прокурор Корниенко, вторую кражу преступная четверка совершила спустя два месяца — в этот раз у Игоря Хохлова, директора саратовской компании, в которой работала госпожа Костычева. На квартиру предпринимателя подельников навел двоюродный брат его супруги Андрей Гениборг, задолжавший родственнику $ 3,6 тыс. Он был хорошо осведомлен о тайнике в квартире Хохлова под ванной, где коммерсант хранил большую сумму денег, оставшуюся от продажи одного из своих магазинов. Из квартиры предпринимателя воры вынесли $ 6,3 тыс., дорогую видеокамеру и радиотелефон. Деньги снова поделили между собой.

Выйти на след воров оперативникам помог случай. На одной из шумных вечеринок приятель Игоря Хохлова обмолвился, что его родственник Андрей Гениборг искал покупателя на золотой браслет с рубинами. При этом, по словам приятеля, в компании друзей он хвастался, что не так давно подарил одной из своих подружек дорогое кольцо с бриллиантом. Сопоставив факты, предприниматель пришел к выводу о том, что его родственник замешан в краже драгоценностей у Анжелы Костычевой, и сообщил о своих догадках в милицию. Задержанный Гениборг пизнался в совершении краж и назвал имена своих подельников.

В рамках возбуженного в отношении четырех обвиняемых уголовного дела по ч. 3 ст. 158. («Кража, совершенная в крупном размере, с незаконным проникновением в жилище») по этим двум эпизодам Николай Трепачев был полностью оправдан. Суд счел его вину недоказанной и освободил в зале суда. Свое решение суд мотивировал тем, что сам Трепачев в ходе процесса свою вину в совершении всех инкриминируемых ему краж не признавал, а обвинение строилось только на показаниях его приятелей, не нашедших фактического подтверждения в ходе судебного разбирательства. Александр Тимонькин получил 2,5 года лишения свободы без штрафа с отбыванием в колонии общего режима, Андрей Павленко и Андрей Гениборг — по 3 года лишения свободы, правда, Гениборг — условно.

Все четверо обвиняемых были полностью оправданы еще по пяти эпизодам уголовного дела. В частности, гособвинению не удалось доказать причастность обвиняемых к произошедшей в ноябре 2006 года краже в саратовской квартире руководителя саратовского филиала Федеральной регистрационной службы Сергея Тимошина, родного брата вице-спикера Госдумы Любови Слиски. Напомним, воры вынесли из дома деньги и ценности на 1 млн 96 тыс. руб. Гособвинению не удалось убедить суд в виновности четверых подсудимых и в эпизоде с кражей ценностей на сумму 2,5 млн руб. из квартиры главы саратовской межрайонной природоохранной прокуратуры Александра Агибалова.

Итогами процесса прокуратура осталась недовольна. Как заявил „Ъ“ Алексей Корниенко, доказательства, собранные органами предварительного расселедования, полностью подтверждают причастность четверых обвиняемых к совершению инкриминируемых им преступлений. «Я просил для Трепачева и Тимонькина по 9 лет, для Павленко 8 лет, для Гениборга — 5,5 лет, — напомнил гособвинитель. — Именно такой приговор устраивал бы прокуратуру. Но суд принял иное, незаконное и необоснованное решение. Поэтому мы будем его обжаловать в областном суде».