Беженец №1: как Ринат Ахметов превратился из хозяина Донбасса в гостя

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Всего за год богатейший человек страны потерял почти половину состояния

Ахметов.jpg

В мае 2014 года Ринат Ахметов официально покинул Донецк. Теперь он стал чаще бывать в офисе своей компании СКМ на улице Десятинной в Киеве. Бизнесмен выходит из бронированного автомобиля Mercedes S‑класса и быстро поднимается в кабинет, из панорамных окон которого открывается вид на парадный вход МИДа и купола Михайловского собора. Но радуют ли богатейшего человека страны столичные пейзажи?

Он не переехал в Киев ни тогда, когда впервые стал депутатом парламента, ни тогда, когда масштабы его бизнеса вышли за пределы Донецка. «Даже с выездных матчей «Шахтера», как бы поздно они ни заканчивались, Ринат Леонидович всегда старался возвращаться домой, в Донецк», – рассказала Forbes пресс‑секретарь бизнесмена Елена Довженко. «Для меня самая большая санкция – когда я не смогу ходить по донецкой земле и дышать с вами этим воздухом», – говорил и сам Ахметов год назад землякам. Но в мае 2014‑го он присоединился к сотням тысяч переселенцев, покинувших Донбасс из‑за войны.

С 2005 года, когда Forbes впервые начал считать состояния богатейших украинцев, капитал Ахметова вырос с $2,4 млрд до $11,2 млрд в 2014-м. За последний год бессменный лидер украинской сотни потерял почти половину: в этом году Forbes оценил его состояние в $6,7 млрд.

Причин этому несколько. Но самый сокрушительный удар миллиардер получил из родного Донбасса. Призывы к миру, не подкрепленные решительными действиями, обернулись разорительной войной. Такого поворота событий миллиардер едва ли ожидал. И потери измеряются не только деньгами. Почти 17 лет и десятки миллионов долларов хозяин Донбасса потратил на то, чтобы создать имидж добропорядочного бизнесмена, имя которого должно ассоци­ироваться не с мутными 1990‑ми, а с ярким футболом, белыми зарплатами и благотворительностью. В Донецке Ахметова любили больше, чем президента Виктора Януковича.

Сейчас такой любви уже нет. «Я ему ничего плохого не желаю, но дела у него ухудшились. Я не думаю, что жители Донбасса хотят видеть там Рината Леонидовича», – цинично заметил Игорь Коломойский.

Менеджеры группы СКМ строили бизнес грамотно и последовательно, сопровождая выверенной PR‑стратегией, чтобы компания такого масштаба стабильно работала при любом политическом режиме, говорила в интервью Forbes в ноябре 2013 года Ярына Ключковская, недавно возглавившая агентство GROU, которое специализируется на работе с репутацией. Как же «уважаемому акционеру» удалось так быстро потерять капиталы, авторитет, любовь и доверие своих соотечественников? Сам Ахметов, как и многие его топ‑менеджеры, отказался говорить на эту тему с Forbes.

Роковой матч

27 февраля 2014 года на стадионе «Донбасс Арена» проходил матч между донецким «Шахтером» и чешской «Викторией». Уже почти неделя прошла после бегства Януковича. Но политика не может помешать Ахметову болеть за любимую команду. VIP‑места на трибуне он делит с ближайшими соратниками – Борисом Колесниковым, главой Донецкой ОГА Андреем Шишацким и мэром Донецка Александром Лукьянченко. Диктор приглашает болельщиков почтить минутой молчания память погибших на Майдане. Но в ответ добрая половина стадиона взрывается свистом и криками: «Беркут! Беркут!»

Роковой матч.jpg

Позже политологи скажут: вой­на в Украине началась именно в тот момент, на стадионе. Ахметов стал безучастным свидетелем ее начала. Такое поведение болельщиков продемонстрировало глубокий раскол в украинском обществе. Чуть более чем через месяц будет создана так называемая Донецкая народная республика.

Все это время – и в период противостояний на Майдане, и с самого начала волнений на востоке – Ахметов занимал подчеркнуто нейтральную позицию. Его призывы к миру были адресованы всем сразу и никому одновременно. «Ахметов делает все от него зависящее, чтобы в области не было кровопролития и сепаратистские идеи не прошли», – утверждала тогда директор по связям с общественностью СКМ Наталья Емченко.

Все ли? Поведению Ахметова часто противопоставляют стратегию Коломойского. В марте 2014‑го он стал главой областной администрации Днепропетровской области, финансово и организационно поддержал формирование добровольческих батальонов и взял область под полный контроль. Закрепить административно статус главного человека в Донецкой области предлагали и Ахметову. Он отказался, поддержав кандидатуру другого участника списка Forbes – Сергея Таруты. «С возможностями Рината Леонидовича и Сергея Алексеевича можно было справиться с ситуацией», – говорил замглавы Днепропетровской ОГА, компаньон Коломойского Борис Филатов.

Почему Ахметов не пошел на сделку с новой властью и не стал на защиту родного региона в буквальном смысле? «У него нет желания быть администратором. А туда нужен генерал‑губернатор. Это же полувоенная обстановка», – оправдывал его партнер по бизнесу Антон Пригодский. «Кое‑кто меня к этому подталкивал – создать свой батальон. Но я этим путем никогда не пойду. Мы говорим, что идем в Европу, так какие частные батальоны? Собственные армии – это Сомали, а не Европа», – объяснил свое решение украинский миллиардер №1 в книге Сони Кошкиной «Майдан. Нерассказанная история». Ахметов так долго боролся за имидж бизнесмена западного образца, что разрушить его, ассоциируя себя с криминалитетом, казалось недопустимым. Или ненужным.

Представлялось, ничто не сможет пошатнуть позиции его тщательно отстроенной бизнес‑­империи, взлет которой пришелся на период президентства Виктора Януковича. Флагман СКМ – крупнейшая в стране вертикально интегрированная металлургическая компания «Метинвест» – закончила 2013 год с выручкой в $12,8 млрд. На ее долю приходится примерно половина всего украинского экспорта железорудного сырья и 60% экспорта стали. Хотя еще с 2013‑го экспортные рынки «Метинвеста» переживают спад потребления, следуя в фарватере всеобщей мировой экономической рецессии.

Ахметов считал, что своей непоколе­бимой репутацией может переломить ситуацию

Еще один «кит» бизнеса Ахметова, энергетическая компания ДТЭК, обладает доминирующим положением в отрасли. Ей принадлежит 28% рынка производства электроэнергии (76% – в теплогенерации), половина добычи угля и почти 100% рынка экспорта электроэнергии. С 2010 по 2013 год под крыло ДТЭК в формате концессии перешли самые перспективные шахты комплексов «Ровенькиантрацит», «Свердловантрацит» и «Добропольеуголь». Группа вышла победителем в пяти из восьми конкурсов по продаже госпакетов энергокомпаний. Правда, производство и экспорт электроэнергии снижались, но это было прогнозируемо – в стране падало промышленное производство.

Казалось, что все под контролем.

Тот матч с чехами «Шахтер» проиграл со счетом 1:0. Главное поражение Ахметова было впереди.

Цена авторитета

«Ринат, ты с Украиной или с Кремлем?», «Ты предал Донбасс или продал?». Такими граффити одним апрельским утром оказались расписаны стены столичного ЦУМа, реставрацией которого занимается компания Ахметова «ЭСТА Холдинг». В то время в Донецке уже была создана ДНР, пролилась первая кровь. Ахметов взял на себя роль арбитра между украинской властью и сепаратистами. Именно его усилиями была предотвращена зачистка Донецкой ОГА, которую захватили представители ДНР. Если бы штурм произошел, как накануне в Харькове, последующего «расцвета» самопровозглашенной республики могло бы и не быть.

«Он считал, что своей непреклонной репутацией сможет переломить ситуацию», – скажет позже Тарута.

Формально оставаясь нейтральным, Ахметов все же принял одну из сторон. В своих призывах к миру он ни разу не осудил сепаратизм. В мае, когда АТО вошла в жесткую фазу, потребовал немедленно вывести войска и тяжелое вооружение с Донбасса. Правда, сделал это через своих менеджеров. «Украинские военные должны покинуть город (Мариуполь. – Forbes)», – говорилось в сообщении «Метинвеста», подписанном его директором Юрием Рыженковым, руководителями ММК им. Ильича Юрием Зинченко и «Азовстали» Энвером Цкитишвили. Маски были сброшены.

«Ринат Леонидович – молодец, он всегда предвосхищает события и имеет козыри, которые готовит заранее», – говорит Юрий Воропаев, близкий к Ахметову депутат от Оппозиционного блока. Так в чем же был план Ахметова?

Журналист, а сейчас народный депутат Сергей Лещенко писал, что, по информации из «заслуживающих доверия источников», в марте-апреле Ахметов летал в Москву на встречу с Владимиром Путиным. «Ахметову и донецкой элите выгоден сценарий федерализации, чтобы единолично контролировать регион с населением примерно 11 млн человек», – политолог Вадим Карасев озвучил мысль, закравшуюся в умы многих. «За предложениями олигарха революционной власти в Киеве (гарантировать мир на Донбассе. – Forbes) могут скрываться планы по превращению области в его личный феодальный удел», – писала итальянская газета Il Giornale о событиях тех дней. Ахметов и его представители отрицали, что в этот период бизнесмен встречался с президентом РФ.

Занимавший тогда пост главы Администрации Президента Сергей Пашинский заявлял СМИ, что Ахметов и Колесников торговались и с украинской властью и даже требовали «финансовой независимости Донбасса со всеми налогами плюс 30 млрд гривен дотаций» в обмен на украинский флаг над Донецком.

В пользу этой версии говорит и тот факт, что донецкая милиция также действовала на стороне сепаратистов. До октября прошлого года начальником ГУ МВД в Донецкой области был Константин Пожидаев, которого называют человеком Ахметова.

Дорога раздора

Игра была недолгой – 19 мая случился первый серьезный удар по бизнесу. Вооруженные люди захватили управление Донецкой железной дороги, движение грузовых поездов в регионе было остановлено на пять часов. Террористы требовали национализации ДЖД и направления всех ее налогов в ДНР. Годовая выручка донецкого филиала «Укрзалiзницi» – около 9 млрд гривен, примерно треть ее грузопотока обеспечивает транспортная компания Ахметова «Лемтранс».

Донецкая дорога – кровеносная система всего бизнеса СКМ. Остановка перевозок – угроза прекращения сообщения между предприятиями группы, а значит, и производства. Посягательство на «сердце Донбасса», как высказался сам олигарх, стало последней каплей. Хотя признаки выхода правителей ДНР из‑под контроля наметились и раньше. Например, один из лидеров сепаратистов Павел Губарев в интервью «Российской газете» заявил, что «две трети активистов (ДНР. – Forbes) – на содержании у Ахметова». Миллиардеру потом пришлось оправдываться: «Я никого не перекупал, я их переубеждал».

Вечером в день захвата железной дороги появилось видео­обращение Ахметова, который впервые публично осудил действия сепаратистов. И предложил всем своим предприятиям каждый день начинать с сигнального гудка в знак протеста против действий ДНР. Акцию потом в шутку окрестили «Гудок Ахметова».

С этого заявления миллиардер начал разворот на 180 градусов. 21 мая в следующем видеообращении он назвал сепаратистов «кучкой проходимцев, которые терроризируют Донбасс», и окончательно открестился от них, когда их лидеры открыто призвали к национализации предприятий Донбасса, в том числе группы СКМ. «С господином Ахметовым больше никаких переговоров. Мы объявляем полную национализацию всех предприятий области. Это связано с тем, что олигархи Донбасса отказались платить налоги в ДНР и продолжают отчисления киевским властям», – заявил глава Верховного совета ДНР Денис Пушилин.

Через три дня представители пророссийской организации «Оплот» взяли под охрану имение Ахметова в Донецке, а сам бизнесмен срочно переехал в Киев. Впереди будут выборы президента, попытки наладить отношения с новой киевской властью и заверения в готовности строить «новую единую Украину».

Болезни «китов»

С лета прошлого года дела у Ахметова пошли еще хуже. На Донбассе развернулась настоящая война. В июне перестали спускаться в шахты горняки «ДТЭК Свердловантрацит»: бои велись в непосредственной близости, жизням шахтеров стали угрожать артиллерийские обстрелы. В июле боевики обстреляли автобусы с работниками шахты «Краснопартизанская» в Луганской области: погибли четыре человека, 16 получили ранения. ДТЭК вынуждена была приостановить работу четырех шахт. «Один из бизнесов ДТЭК, цепь: добыча антрацитовых углей – производство электроэнергии – полностью нарушена, поскольку этот уголь оказался на оккупированной территории», – констатирует аналитик Concorde Capital Александр Паращий. Из‑за дефицита в стране угля антрацитовой группы компания вынуждена искать альтернативы поставкам из зоны АТО. ДТЭК даже заявила, что готова выкупить у государства уголь, импортированный из ЮАР.

В августе остановилось сразу пять предприятий «Метинвеста»: Авдеевский и Енакиевский коксохимы, Харцызский трубный, Енакиевский и Макеевский металлургические заводы. Главная потеря – почти полная остановка Авдеевского коксохима, который обеспечивал поставку двух третьих кокса для производства чугуна на всех комбинатах группы. «Отгрузка кокса осуществляется по‑прежнему нерегулярно и зависит от боевых действий в районе Авдеевки», – говорит Рыженков. По его словам, степень загрузки АКХЗ на данный момент – около 30%.

Уже и сами сотрудники сбились со счета, сколько раз предприятие было обстреляно и восстановлено силами энергетиков и ремонтных бригад «Метинвеста». Производство чугуна в III квартале 2014‑го обвалилось на 44%, стали – на 42%.

Остановлен и один из двух основных поставщиков коксу­ющегося угля – предприятие «Краснодонуголь» в Луганской области. «Если говорят, что надежность цепи определяется надежностью ее самого слабого элемента, то для «Метинвеста» это кокс, и с ним сейчас все плохо. Как решать – непонятно», – констатирует Паращий.

По словам Юрия Рыженкова, серьезный урон наносит разрушение транспортных цепочек. Даже в компании «Укрзалiзниця» затрудняются точно подсчитать, сколько километров полотна выведено из строя из‑за войны. Над его восстановлением трудится весь «Метинвест», в частности сотрудники того же АКХЗ.

Поскольку невозможно доставить кокс, на данный момент остановлены ЕМЗ и его макеевский филиал. Из‑за отсутствия сырья два месяца в простое Харцызский трубный завод. Существенно снизили объемы производства ММК им. Ильича и «Азовсталь».

Как компания собирается в таких условиях действовать дальше? Об этом сейчас думать некогда. «Главное – установление мира», – подчеркивает Рыженков. Сотрудники донецкого офиса компании эвакуированы в Мариуполь и Запорожье.

Машиностроительная компания Corum Group лишилась трех из шести производственных площадок, которые оказались на захваченных территориях. 28 августа «Корум Донецкгормаш» захватили представители ДНР. Тогда же под контроль сепаратистов ушли Донецкий энергозавод и Горловский машиностроительный.

«Препятствовать как‑либо вооруженным, агрессивно настроенным людям сложно, даже если на предприятии работает отличная охрана», – говорит гендиректор Corum Group Евгений Ромащин. Какова судьба захваченных предприятий сейчас, ему неизвестно. В конце лета производственные площадки перенесли в Харьков, Дружковку и Кривой Рог. Центральный офис переехал в Киев. «Из 340 человек, которые работали в хед‑офисе, в другие города отказались переехать менее 10 человек», – отмечает Ромащин.

По оценке старшего аналитика «АРТ Капитал» Алексея Андрейченко, три ныне потерянных завода в 2013 году заработали 123 млн гривен, или 5% всей выручки. По итогам 2014‑го компания понесла убыток и сократила выручку на 30%. Зато кризисные обстоятельства стали толчком для ускоренного перехода на инновационную бизнес‑модель OEM‑производителя (от англ. Original equipment manufacturer). «Она предусматривает выведение в аутсорсинг и инсорсинг неключевых функций бизнеса и фокусирование внимания на сборке, обслуживании и продаже техники. Тот путь, который многие компании прокладывают к такой модели годами, мы прошли за несколько месяцев», – рассказывает Ромащин. Хотя Андрейченко менее оптимистичен: по его словам, около 30% выручки Corum обеспечивалось заказами ДТЭК, которая сейчас переживает не лучшие свои времена.

Вызовы нового времени

С конца лета Ахметов почти не появлялся на публике. Над его бизнесом начали сгущаться тучи. Например, у ДТЭК обострились взаимоотношения с регуляторами рынка. Президент Порошенко ликвидировал Нацкомиссию, осуществлявшую регулирование в сфере электроэнергетики, которую долгое время возглавлял близкий СКМ Сергей Титенко. Вместо НКРЭ был создан орган, который должен регулировать также и коммунальные тарифы – НКРЭКУ. Новую комиссию сейчас возглавляет 24‑летний Дмитрий Вовк, бывший менеджер Roshen. НКРЭКУ снизила вдвое зеленый тариф, который позволял зарабатывать ветряной генерации ДТЭК. В феврале 2015‑го госпредприятию «Энергорынок» запретили рассчитываться за электроэнергию, произведенную на подконтрольной боевикам территории. Решение коснулось трех станций «ДТЭК Востокэнерго» – Зуевской, Луганской и Кураховской. И затронуло еще и угольный бизнес, который снабжает станции сырьем.

Министр топлива и энергетики Владимир Демчишин тоже, мягко говоря, не лоялен к ДТЭК. Он вступил в открытый конфликт с компанией, обвинив ее во всем сразу: монополизме, умышленной остановке своих ТЭС с целью шантажа власти и манипулировании себестоимостью в тарифе на экспорт электроэнергии. Дело в вертикальной интеграции бизнеса: ДТЭК утверждает, что энергоэкспорт убыточен, однако это не исключает того, что компания зарабатывает на других звеньях цепи.

Что по этому поводу думают в самой компании? «Последние девять месяцев регулирование энергетической отрасли осуществляется в ручном режиме людьми, не имеющими опыта работы в энергетике. В результате были приняты непрофессиональные решения, которые спровоцировали череду громких скандалов – с углем из ЮАР, с импортом электроэнергии из России, с незаконным снижением зеленых тарифов, с отставками руководителей государственных энергетических компаний», – горячится генеральный директор ДТЭК Максим Тимченко.

Коломойский требует пересмотреть результаты приватизации госактивов в период президентства Януковича. Речь может идти о части энергетических активов Ахметова. Особенно интересен Коломойскому может быть «Днепроблэнерго», в котором ДТЭК принадлежит 51,5%. Кроме того, подконтрольная «Привату» компания «Бизнес‑Инвест» начала судебный процесс по отмене продажи Ахметову 45,1% акций «Захiденерго» в 2011 году.

Но есть вероятность того, что Ахметов сумеет договориться. В начале февраля Совет оптового рынка электроэнергии (ОРЭ) – главный орган, контролирующий ТЭК, – имел возможность обновить состав, но шесть из 10 членов сохранили посты. Это значит, что орган остается под контролем донецкого миллиардера.

О том, насколько главный акционер вмешивается в бизнес в таких кризисных условиях, в компании не признаются. «Я нахожусь в постоянном контакте с акционером. И я знаю о его приоритетах – это безопасность сотрудников, сохранение рабочих мест и выплата зарплат, активное участие бизнеса в решении социальных проблем», – уверяет Тимченко.

С конца мая СКМ осуществляет эвакуацию населения из зоны боевых действий и помогает беженцам. В августе инициатива оформилась в виде Гуманитарного штаба Рината Ахметова, и помощь пострадавшим поставили на поток. Сейчас она предоставляется по нескольким направлениям: эвакуация людей, доставка продуктов и лекарств, расселение беженцев, адресная помощь особо нуждающимся. Были запущены проекты «Поможем детям» и «Поможем». Штаб уже оказал помощь около 712 400 человекам.

Гуманитарный штаб не отчитывается о суммах, потраченных на благотворительность. По словам Рыженкова, акционер использует, в частности, деньги, полученные в качестве дивидендов. Вопреки сложной финансовой ситуации, по итогам 2014-го «Метинвест» планирует выплатить акционерам $400 млн.

По информации газеты «Зеркало недели», в конце января прошлого года, в самый разгар противостояний на Майдане, Ахметов встречался в Киеве с послом США Джеффри Пайеттом. Тот якобы сообщил бизнесмену о реальном сценарии введения жестких санкций против него, вплоть до ареста счетов и блокировки активов, в случае если тот не использует свое влияние для предотвращения силового варианта. В итоге санкции так и не были введены. Но, если верить самому миллиардеру, то они все‑таки имеют место. Сегодня у него нет возможности жить в родном Донецке, он не в состоянии обеспечить любимому ФК «Шахтер» тренировки на собственной базе и игры на своем стадионе. Все то, что когда‑то было предметом гордости самого богатого человека страны, – шикарный стадион и новенький аэро­порт, непререкаемый авторитет у жителей региона – у него отнято или разрушено. Он вынужден держать удар и бороться за ключевые активы, спасая их одновременно от угрозы банкротства, убыточности и реприватизации. По большому счету, санкции Ринат Ахметов применил против себя сам.

Ссылки