БезДомное кино

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

БезДомное кино «Михалков уговорил меня не выносить сор из избы»

""Речь, правда, шла всего о миллионе рублей, но для большинства небогатых российских режиссеров-сценаристов и эта сумма звучит фантастически. – Угольников обворовывал кинематографистов, – утверждает Островский. – При нем все деньги от коммерческих мероприятий, минуя счет Союза кинематографистов, шли в неизвестном направлении. Я требовал передать дело в правоохранительные органы, но Михалков уговорил меня не выносить сор из избы. И Угольникова год назад тихо отпустили в творческий отпуск. Между тем у меня есть материалы, на основании которых можно подать на жулика в суд. Практически то же самое Островский (кстати, единственный юрист – член СК) рассказал и на съезде. Под влиянием зала председатель союза Никита Михалков пообещал выдать ему доверенность на ведение дела, но… – Прошел уже почти месяц, а вместо выдачи доверенности меня хотят исключить из СК, – сетует Островский. Любопытно, что материалы Островского не заинтересовали не только никого из компетентных товарищей, но даже коллег-журналистов. Вот «Собеседник» и решил самостоятельно разобраться, долго ли еще гулять на свободе господину Угольникову. Документов у Александра Островского оказалось немного – подписанная Михалковым доверенность, дающая Угольникову право финансовой подписи, докладные записки главного бухгалтера союза Татьяны Лузгиной и отчет ревизионной комиссии за подписью ее председателя Бориса Криштула. «Непонятно, почему певец Антонов недоплатил 50 тысяч рублей» Чем же именно проштрафился Игорь Угольников? Читаем: «...не исполняется приказ о ценах на предоставление залов Дома кино; несвоевременно оформляются и предоставляются в бухгалтерию документы; есть факты сокрытия доходов от проводимых в Доме кино мероприятий и работы бильярдного зала…» Тонкости претензий мне разъяснил председатель ревизионной комиссии СК Борис Криштул: – Приказом №74 определено, что за аренду зала некинематографическими организациями с них надо брать 100.000 рублей за вечер, но Угольников с певца Антонова, например, получил всего 50.000, и это при полном аншлаге и цене билета от двух до пяти тысяч рублей. Странная благотворительность! А когда в Дом кино въехал новый ресторан «25 кадр», он получил в аренду площадь по заниженным расценкам, да и по ним арендаторы не платили. В бильярдной тоже творилось что-то непонятное. Все три стола ее были заняты постоянно, но при стоимости игры 120–400 рублей в час официальная прибыль составляла всего 200–600 рублей за день. Кассового аппарата не было, а «живые деньги», как объяснил мне Угольников, шли на доплату уборщицам. Правда, после нашей проверки кассовый аппарат все же поставили… Не думаю, что заинтересован в нарушениях был лично Угольников. С его стороны скорее всего речь идет о банальном неумении вести финансовые дела. Но даже противники Михалкова не отрицают: доходы Дома кино при Угольникове беспрецедентно возросли. В декабре 2002 года Игорь Угольников открыл в АКБ «Лефко-банк» счет Дома кино, и за год существования счета на него поступило более 5 млн. рублей. Казалось бы, главная цель кадрового назначения Угла – сделать Дом хотя бы неубыточным для Союза кинематографистов – достигнута. Но… – СК России по-прежнему осуществлял финансирование Дома, что нанесло прямой ущерб союзу, – считает главбух СК Татьяна Лузгина. – Вся прибыль была израсходована только на нужды Дома кино. Получается, повод для недовольства у киношников вроде бы есть – нерентабельность, но ведь «нужды Дома кино» – отнюдь не нужды его директора. Откуда же тогда взялся «украденный миллион» Угольникова, озвученный на съезде? – Сколько-сколько? – переспрашивал меня управделами СК Алексей Лосев. – Миллион рублей? Хорошо, объясню. В прошлом году с некой фирмой был заключен договор на устройство новогодних елок. Эта фирма, выплатив половину прибыли, не выплатила вторую – тот самый миллион. Только при чем здесь Угольников? Может, при том, что подписывал (или разрешал подписывать) договора, позволяющие финансовым партнерам Дома кино экономить за счет союза? Сам Угольников все претензии к нему считает бредом, а на тему Дома кино и говорить не хочет. Реконструкция под снос Впрочем, все эти пропавшие копейки – пустяки по сравнению с планами грядущей «реконструкции» Дома. Его планируют снести и заменить более рентабельной высоткой, большая часть которой будет сдаваться в аренду офисам и банкам, а собственно Дому кино отведут этаж-другой. Тут речь идет уже не об одном, а о десятках миллионов. И не рублей, а долларов. – Я поверю в эту реконструкцию, только когда будет создана команда, которая станет нести за свои действия ответственность, – считает художественный руководитель Дома кино Всеволод Шиловский. – А то есть такой уважаемый человек, как Юрий Михайлович Лужков, который говорил, что на месте гостиницы «Москва» будет замечательный отель. Потом однажды проснулся и сказал: «Нет, здесь будет лужайка». кто гарантирует, что Дом будет восстановлен, что не произойдет так, как было в Болшево? А произошло там вот что. Как имя собственное, «Болшево» – подмосковный дом творчества СК России. Как имя нарицательное – положение, в котором сегодня находится весь союз. Для ремонта «Болшево» три года назад киношники продали свой загородный пансионат «Красная Пахра» по цене двух московских квартир в хорошем районе – за $2 млн. Покупатель – фирма «Контакт-плюс» – наличные пожалел, но в качестве бартера пообещал привести «Болшево» в божеский вид. В итоге дома отдыха союз лишился, а дома творчества так и не приобрел (на его ремонт у фирмы якобы не хватило средств). – Этому есть объективная причина, – уверяет управделами СК РФ Лосев. – Мы решили построить в Болшево еще один этаж, третий. Но в какой-то момент строители нам заявили: денег не хватает. Гарантии, что подобного не произойдет с Домом кино, никто не даст. Для инициаторов его сноса даже выгодно, если вместо дома появится более прибыльный бизнес-центр. Кстати, на днях я наткнулся на объявление следующего содержания: «Продается пансионат «Красная Пахра». 25 км от Москвы по Калужскому шоссе. Площадь 5,2 га. Построен в 1992 году СК. Выкуплен в 2001 году частным лицом. Последний заезд в 1998 г. Рядом лес, охраняемые законом усадьбы. Оформлены документы на реконструкцию. Земля в частной собственности. Объект на торги не выставлялся». Как рассказали мне на другом конце провода, состояние пансионата с 1998 года не изменилось (то есть его даже не ремонтировали, только подготовили документы на реконструкцию и постройку здесь бассейна и теннисных кортов). Зато цена увеличилась заметно – с $2 млн. до $7,5 млн. – Если поторгуетесь, могут отдать и за семь, – по секрету шепнул мне риэлтер. На этом фоне Угольников с вменяемым ему 1 млн. рублей кажется дилетантом. И заложником войны двух группировок, сложившихся в киносреде. В борьбе за имущество СК между михалковцами и антимихалковцами таких заложников будет еще много. И в первую очередь тех, для кого Дом кино по-прежнему что-то значит." "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации