Без плаща, но с кинжалом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Парламентская газета", origindate::06.10.2005

Без плаща, но с кинжалом

Николай Белоусов

Московские предприятия подверглись очередному «налету» рейдеров – захватчиков чужой собственности, о которых СМИ писали неоднократно. Однако с недавних пор в действиях бизнес-пиратов прослеживается пугающая тенденция: силовым захватам все чаще стали подвергаться оборонные заводы, чья продукция и технологические разработки представляют немалую ценность для западных спецслужб.

8 августа 2004 года на территорию столичного НИИ Шинной промышелнности (НИИ ШП) на улице Буракова ворвались несколько десятков крепких молодых людей в спортивных костюмах с бейсбольными битами и кастетами. Нейтрализовав охрану, боевики заняли «круговую оборону» возле центрального офиса предприятия и предъявили администрации ультиматум: исполнительный лист о вселении в заводские корпуса некоей компании «Внешпроект». Налетчиками руководил вполне официального вида человек, который предъявил документы на имя судебного пристава Чижова Д.В. С тех пор вокруг старейшего в стране шинного НИИ, разрабатывавшего в том числе и заказы для «оборонки», идут судебные тяжбы. Однако история с захватом НИИ ШП не так проста и связана с интересами национальной безопасности.

Как говорят специалисты, силовые захваты российских стратегических объектов – практика не новая, и за многими из них стоят одни и те же компании, зарегистрированные в оффшорных зонах. В частности, к ситуации с НИИ Шинной промышленности имеет непосредственное отношение оффшорная компания «Стоуб Гезельшафт ЛТД», зарегистрированная якобы на Кипре. На самом же деле она зарегистрирована на Британских Виргинских островах. Существует мнение, что эта фирма на протяжении последних лет проявляла весьма настойчивый интерес к некоторым стратегическим НИИ и заводам, расположенным в Москве и других городах страны.

Особый интерес заокеанских бизнесменов почему-то вызывают предприятия ВПК, занятые разработкой систем для тактической авиации, бронетанковых войск и химических компонентов. Странное, надо отметить, направление для развития мирного бизнеса.

Практика рейдерства показывает, что, заполучив предприятие, захватчики делают все для скорейшего уничтожения его научно-производственной базы. При этом бесследно исчезает служебная документация, которая наверняка представляет несомненный интерес и для разведок многих стран. Кстати, как только российские правоохранительные органы заинтересовались действиями «Стоуб Гезельшафт», владельцы оффшора сначала затаились, а затем пошли в наступление: в прессе была развернута настоящая кампания травли законных собственников НИИ ШП.

При посредничестве некоторых государственных структур захватчики придали своим действиям видимость законности и теперь пытаются отстаивать свои фиктивные права при помощи российских судов. Однако в результате такого попустительства государственных органов в проигрыше могут оказаться не только законные владельцы предприятия, в данном случае, это российское ОАО «Недвижимость индастриз», но существенный урон может быть нанесен и оборонным интересам страны.

Экономический ущерб от действий «Стоуб Гезельшафт» и прочих подобных компаний сейчас, похоже, до конца осознают только профессионалы.

- Подобная антигосударственная практика зародилась еще при Борисе Ельцине, вспоминает депутат Госдумы, заместитель председателя Комитета по обороне Александр Коржаков. – Вновь назначенный тогда председателем Госкомимущества Владимир Поливанов, заметивший странный интерес определенных западных фирм к нашим стратегическим предприятиям, попытался этот процесс остановить. Но не успел: имевший прямой контакт с этими структурами Чубайс тут же бросился к Ельцину, и Поливанова немедленно уволили…

Кстати, о последствиях подобных действий подобных структур говорил и депутат ГД Александр Хинштейн: «Жертвами таких захватов становятся режимные предприятия ВПК, где идёт разработка и выпуск продукции военного профиля. А это - прямая угроза безопасности страны».

Жаль, что большинство государственных органов, в том числе арбитражные суды и регистрационные палаты, еще не дошли до понимания этой несложной истины.