Без права на ошибку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

© "Газета журналистских расслеований ДЕЛО №" 15, origindate::29.03.2006

Без права на ошибку

Мария Попова

Удивительно, насколько непредсказуемы порой бывают служители закона всевозможных чинов и рангов. Вот, например, многострадальный Ходорковский, попавшийся на уклонении от уплаты налогов (что, кстати, доказать чрезвычайно сложно, тем более в отношении человека с такими деньгами), был изобличен и изолирован от общества оперативно и надежно. А убийство, скажем, Листьева до сих пор не раскрыто. Или вот свежий пример - убийство Хлебникова - дело уже в суде, преступники со дня на день отправятся валить лес на бескрайних российских просторах, потому как, по всему видно, что с доказательствами у обвинения полный порядок. Кстати, скорость раскрытия не только громких резонансных дел не поддается никакому логическому объяснению. Уголовные дела тех, о ком не принято писать в прессе федерального уровня, не менее интересны. Особенно для того, кто хочет понять, что же движет следователями и прокурорами в тот момент, когда рука выводит очередное - «возбудить»- «отказать».

33 квадратных метра

В отношении Юрия Агафонова, директора небольшого магазинчика строительных материалов, дело таки решили возбудить. Следователь произвел все необходимые следственные действия, собрал доказательства, опросил свидетелей - в общем, все как положено. Это дело попало в наше поле зрения в определенном смысле случайно, однако некоторые несоответствия сразу обратили на себя внимание. Мы решили провести собственное расследование.

Почти год назад в магазине «Стройматериалы», расположенном в Химкинском районе Московской области, сотрудники местного управления по налоговым преступлениям ГУВД МО провели плановую проверку. Так сказать, выяснить, чем дышит подучетный контингент. В результате сего мероприятия на частного предпринимателя Юрия Агафонова завели уголовное дело, обвинив его в уклонении от уплаты единого налога на вмененный доход. Предприниматель якобы самостоятельно освободил себя от уплаты налога, ссылаясь на то, что площадь его магазина составляет более 150 кв. м. Здесь необходимо сказать, что согласно статье 346.26 Налогового кодекса РФ, ЕНВД уплачивается только теми предпринимателями, которые осуществляют торговлю на площади менее 150 кв. м. То есть владельцам маленьких магазинов с соответствующей прибылью приходиться платить много больше, чем крупным коммерсантам.

Так вот, по документам площадь торгового зала «Стройматериалов» составляет 140 кв. м., то есть по действующему налоговому законодательству с нее необходимо платить определенную сумму в местные налоговые органы, однако Агафонов заявил, что в его магазине еще в 2002 году была сделана перепланировка, в результате которой площадь увеличилась до 172 кв. м., поэтому платить ЕНВД он не должен. Стали разбираться. Дотошно изучили финансовые и прочие документы и выяснили, что буквально за месяц до описываемых событий в магазине был проведен замер торговой площади и выдан технический паспорт, в котором значится, что никакой перепланировки не было, площадь остается такой же, какой была в 2000 году. Естественно, такой наглости простить Агафонову не могли: мало того, что от налогов уклоняется, так еще и про какую-то перепланировку придумал, чтобы от ответственности уйти.

По словам адвокатов, акт инвентаризации, составленный инженером МОБТИ Ниной Козлаковой, стал одним из основных документов уголовного дела. Собственно, других доказательств и не требовалось: по мнению некоторых юристов, доказать факт налогового преступления очень сложно, обычно такие дела даже до суда не доходят, а здесь настоящий подарок - акт технической экспертизы, подтверждающий преступный умысел обвиняемого.

Фантом с рулеткой

Такова, по нашим предположениям, версия следствия. Нам удалось встретиться с господином Агафоновым и выслушать его точку зрения. Сразу насторожила фраза о том, что на самом деле никакой проверки Козлакова не производила и в магазине не была. И мнению Агафонова, сотрудница МОБТИ, дабы лишний раз не утруждать себя утомительными разъездами, взяла и подмахнула акт, составленный на основании старого технического паспорта. Проверить эту информацию труда не составило - сотрудники магазина стройматериалов в один голос твердят: никто к ним 14 февраля (дата посещения Козлаковой магазина) 2005 года не приходил и ничего не мерил. Действительно, трудно не заметить человека, ползающего с рулеткой по всему торговому залу. Кроме того, в этом увлекательнейшем процессе должен принимать участие как минимум директор магазина и ответственные лица, по-простому свидетели. Да и сам акт должны были подписать несколько человек. Те же сотрудники магазина утверждают, что перепланировка действительно была сделана до 2003 года.

К тому же сама Козлакова, отвечая на вопросы нашего корреспондента, призналась, что в магазине в тот день она была, но никаких замеров не производила. Просто посмотрела - ничего не изменилось, все стоит на своих местах, можно с легким сердцем выписывать технический паспорт. Вот так, запросто. Напомним, что инженер МОБТИ в последний раз с инспекцией навещала магазин в 2000 году, вероятно, это был не единственный объект, подвергшийся инвентаризации за прошедшие шесть лет. Неужели, вот так на глаз можно определить и тут же вспомнить, была ли тут пять лет назад перегородка?

ФНС подтверждает: состава преступления нет

Наверное, не будет лишним сказать, что же представляет собой перепланировка, из-за которой и началась вся эта история. Представьте небольшой павильон, торгующий всяким строительным товаром, вроде тех, что любой дачник может наблюдать по дороге на свою фазенду. Из всех подсобных помещений один, простите, туалет. А те самые перегородки, которые убрал Агафонов с целью максимального увеличения торговой площади, это металлокаркас, к которому с двух сторон при помощи саморезов крепиться гипсокартон. Конструкция монтируется в течение трех часов, к тому же эти перегородки не являются несущими. Что-то вроде ширмы, которая отделяет несколько метров подсобного помещения от торгового зала. Естественно, что любой разумный предприниматель стремится использовать каждый сантиметр, дабы выставить свой товар во всей красе.

Убрав ненужные ему перегородки, Агафонов продолжал торговать, не подозревая, что злодейка-судьба уже приготовилась обрушить на него всю строгость российских законов.

И утверждению героя этого материала, он честно предупредил своего арендодателя - строительную фирму «Азиндор» - о необходимости перепланировки, для чего ему требуется помощь и разрешение собственника. Письмо соответствующего содержания было направлено тогдашнему директору «Азиндора», который его подписал и даже назначил ответственных за перепланировку лиц. Этот документ есть в материалах уголовного дела.

Итак, приказ о перепланировке издан (это подтвердил и нынешний директор ООО «Азиндор» Жуков), рабочие сделали все, что от них требовалось, вот только в суматохе забыли оформить документы должным образом в Архитектурно-планировочном управлении и БТИ Химкинского района. Хотя сделать это мог только собственник, Агафонов просто не уполномочен решать вопросы с технической документацией.

В распоряжении нашей редакции имеется ответ заместителя руководителя Федеральной налоговой службы, в котором говорится: во-первых, при исчислении налоговой базы по ЕНВД налогоплательщиком учитываются площади всех фактически используемых им для ведения розничной торговли и оказания услуг покупателям помещений. То есть, если налогоплательщик использует для торговли не только указанную в правоустанавливающих документах площадь, но и различные административно-бытовые помещения, то при исчислении налога он должен учитывать и их. Во-вторых, налогоплательщик, использующий для торговли площадь более 150 кв. м., не обязан уплачивать ЕНВД.

Получается, что эти картонные перегородки, по сути, не имеют решающего значения - если предприниматель использует все помещения для торговли и оказания услуг покупателям (согласитесь, под этой формулировкой можно понимать что угодно), то и налоги он должен платить со всей площади. Правда, в нашем случае это означает не платить. Даже если согласиться с необходимостью документального оформления всех формальностей, связанных с перепланировкой, все равно - эта процедура как раз и была проведена! Сейчас у Агафонова в наличии весь пакет необходимых правоустанавливающих документов, подтверждающих фактическую площадь его магазина (а это, кстати, 172 кв. м).

Представитель фирмы «Азиндор» подтвердил нам, что перепланировка была сделана, документы в настоящее время оформлены в соответствии со всеми требованиями, а обвинения, предъявляемые сегодня Агафонову, грубо говоря, притянуты за уши. Сотрудник юридического отдела ООО «Азиндор» также сообщил, что в 2002 году по просьбе Агафонова был сделан запрос в соответствующие организации, оплачена работа строителей по сносу гипсокартонных перегородок.

В то время документы действительно не были оформлены, но если в ходе перепланировки не были изменены несущие конструкции, то и согласование с Архитектурно-планировочным управлением, по сути, не требуется. Тем более, когда дело касается таких спорных и несущественных (что уж там) вещей, как картонные перегородки, возникает много различных трактовок налогового законодательства в части определения, что такое торговая площадь. Например, в одном областном БТИ представителям «Азиндора» так прямо и заявили: мол, как хотите, так мы и назовем ваши помещения: хотите -«подсобные», хотите - «торговый зал». Более того, сотрудники милиции, проводившие проверку, на основании которой было возбуждено уголовное дело, вполне могли измерить фактическую площадь, но по каким-то причинам этого не сделали, хотя это было бы вполне логично. Вместо этого следователь, по имеющейся у нас информации, строит обвинение на том самом техническом паспорте, который составила инженер Козлакова без замера площади, и, вполне вероятно, не вставая из-за рабочего стола.

Тайны следствия

Кстати, помимо нежелания принимать во внимание фактический размер площади магазина, в поведении следователя можно обнаружить еще массу странного. Вот как объяснить то, что он, по словам адвокатов, отказывается допрашивать важных свидетелей (сотрудников магазина, которые говорят, что Козлаковой в магазине не было, а перепланировка, наоборот, была и есть)? Или то, что он не приобщает к материалам дела ответ ФНС, который объясняет, что состава преступления в действиях Агафонова нет, не принимает во внимание заключения технических экспертиз (одно из которых, кстати, составлено позднее той же Козлаковой, только с другими результатами), которые подтверждают фактический размер торгового зала - 172 кв. м?

Разрешить эти противоречия нам не удалось. Комментировать данное дело следователь отказался, сославшись на тайну следствия, однако пообещал, что ответит на все вопросы после суда.

Информация, которую нам удалось собрать в результате этого расследования, не является сверхсекретной, однако следователь, вероятно, трактует ее по-своему. Допросив, к примеру, Козлакову, можно выяснить, что ничего она не мерила, соответственно акт ее экспертизы не может являться доказательством. Надо сказать, что в ходе следствия инженера БТИ допрашивали, но никто не задавал ей самый главный вопрос: была ли она в тот день в магазине Агафонова и что она там делала. Мы можем это утверждать, потому что в нашем распоряжении имеется протокол допроса Козлаковой.

Адвокатом Агафонова в адрес генерального прокурора, прокурора Московской области, прокурора Химкинского района были направлены несколько жалоб на неправомерные действия следователя, но ответа так и не последовало. Правда, нынешний следователь (дело находится в производстве 6 отдела СЧ ГСУ при ГУВДМосковской области) - уже второй. Защитой неоднократно заявлялись ходатайства перед первым следователем, занимавшимся этим делом, о допросе свидетелей и приобщении документов, однако они безосновательно отклонялись. В результате, следователя все же заменили, но на ход дела это никоим образом не повлияло.

Налог на правду

Невольно задаешься вопросом, почему из-за каких-то картонных перегородок заварилась вся эта каша? Нами было отработано несколько версий, однако подтвердить или опровергнуть их не удалось, поскольку уголовное дело еще в самом разгаре. Тем не менее. Наученные горьким опытом освещения всевозможных корпоративных и прочих бизнес-конфликтов, в первую очередь, мы предположили, что это мог быть заказ. Но при ближайшем рассмотрении, правда, в это верится с трудом: конкуренты у Агафонова если и есть, то заказ такого масштаба просто не их уровень. К тому же, по утверждению самого предпринимателя, проверка была плановой и коснулась не только его магазина - на некоторых его коллег-соседей также были заведены дела по идентичным статьям. Но исключать эту версию, на наш взгляд, все же не стоит. Мало ли кому за свою жизнь мог перейти дорогу скромный директор магазина.

Версия о заказе в отношении собственника магазина «Стройматериалов» - фирмы «Азиндор» - кажется более логичной. Крупный строительный холдинг может иметь огромное количество недоброжелателей, завистников и конкурентов, а начинать «подрывную» деятельность всегда проще с небольших «дочек» или подразделений, которые находятся под частичным контролем. Хотя тоже сомнительно, что репутация «Азиндора» сильно пострадает, в случае если дело Агафонова закончится признанием его вины. Все это, как говорится, рабочие версии, о которых мы не могли не упомянуть, несмотря на их маловероятность.

Другое дело - мотивы следствия. Предположим, что дело действительно началось как банальная плановая проверка, которая в начале ничем Агафонову не грозила, ну разве что каким-нибудь административным наказанием. А потом по каким-то причинам отношение следователя резко изменилось. Причины эти в качестве предположения Агафонов высказал. Собственно, и так все было ясно. Но мы не будем говорить об этом подробно, потому что, как это обычно бывает, доказательств «интересного предложения» не остается. Да и следователь теперь другой. Но машина уже завертелась.

Отсюда, кстати, и другая, наиболее вероятная, на наш взгляд версия. Теперь уже не важно, кто кому и какую взятку предлагал или просил, главное имеется технический паспорт. А на его основании можно закрутить любое дело, да еще и сделать из него показательный процесс а-ля Ходорковский, чтоб другим не повадно было. Самое странное, что никто уже не хочет разбираться, в чем там было дело. Козлакова выписала технический паспорт с неверными данными о площади помещения, следователь не принимает во внимание разъяснения обвиняемого, свидетелей и защиты, заключения экспертов вообще не имеют значения. И сути, нарушается одна очень полезная статья УПК, которую многие почему-то игнорируют. Речь идет о ст. 159 УПК РФ, которая гласит: обвиняемому и его защитнику не может быть отказано в допросе свидетелей, в производстве судебной экспертизы и других следственных действиях, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела.

Следователь, ведущий это дело, отказавшись комментировать ситуацию, резонно заметил, что подобные налоговые прецеденты обычно не интересны прессе и читателям. Может, оно и так, но дело не в этом. Суть в том, что любой человек в нашей стране не застрахован… Нет, не угадали, не от произвола чиновников, это звучит слишком пафосно. Российский гражданин должен иметь право, кстати, предоставленное ему Конституцией, на защиту. Похоже, что в данном деле предпринимателя этого права лишили окончательно и бесповоротно.

Справка

Организованный пятнадцать лет назад строительный кооператив преобразовался в строительный холдинг «Азиндор». Сегодня компания организует и направляет работу более десятка строительных фирм, проектно-конструкторского бюро и архитектурно-проектной мастерской, предприятий строительной индустрии по выпуску строительных материалов и изделий.

Строительный холдинг «Азиндор» имеет долгосрочные партнерские отношения с крупными строительными организациями, владеет векселями и акциями основных производителей и поставщиков строительных материалов.