Без права на суд

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Общая газета.Ру", origindate::09.10.2006

Без права на суд

Сфера нацбезопасности – дело особой, государственной важности, серьезных масштабов, и попробуйте это утверждение опровергнуть перед европейцем или американцем.

По-иному обстоит дело с мнением о спецслужбах в России, и неспроста. Видимо, привычные, "советские" навыки работы дают о себе знать и сегодня. Создается впечатление, что в последние годы объектом охоты сотрудников службы нацбезопасности выступают не только и не столько чеченские или иракские террористы, а некоторые представители обыкновенного российский бизнес. Отношение и методы и к одним, и к другому – как к «врагам народа». К примеру, следствие по заурядному мелкому «контрабандному» делу длится уже шесть лет. И уже не суть важно, что это дело о контрабанде, видимо, не боле чем продукт служебного рвения отдельных представителей госорганов нацбезопасности. В центре ситуации - поломанные судьбы, искалеченное здоровье одних и нешуточные злоупотребления служебным положением другими.

Однажды российская компания, не большая и не маленькая, самая средняя, занимающаяся импортом товаров народного потребления из Китая, попала в поле зрения российских спецслужб. Оказалось, «попала» серьезно, на 6 лет и без права на нормальное следствие и правосудие. Под расплывчатое обвинение в совершении контрабанды с 2000 года попали самые обычные россияне: переводчик, работавший в китайском аэропорту с российскими экипажами, несколько сотрудников фирмы «Ист-Лайн», грузополучатель и таможенный брокер. При очевидной невнятности обвинительного заключения и грубых нарушениях следствия, уже несколько лет подследственные живут прямо по жанру детектива.. Вот только происходит все это в жизни.

Converted 22367.jpg

Максим Коршунов

Примечательно, что первое уголовное дело, из которого впоследствии было выделено сегодняшнее, уже вызвавшее широкий отклик в российских СМИ, было возбуждено еще 7 августа 2000 года. Тем не менее, те, в отношении кого оно было возбуждено, спокойно работали, а те, кто возбуждал дело, спокойно на это смотрели. Все изменилось осенью 2003 года. Что послужило толчком к взрыву служебного рвения сотрудников ФСБ, непонятно. Тем не менее, 21 ноября 2003 года было произведено первое задержание. И не где-нибудь, а в Китае, в г. Шеньян. Как вспоминал позже задержанный, работавший переводчиком в аэропорту Шеньяна, Максим Коршунов, в его дом ворвались сотрудники Китайской национальной безопасности и, надев ему на голову мешок, доставили в местное отделение НБК. В местном изоляторе он пробыл 4 дня. Его пребывание у китайских властей официально оформлено не было. 25 ноября 2003 г. в аэропорту Пекина Коршунов был передан сотрудникам ФСБ РФ, и это опять нигде не фиксировалось. Между тем, в соответствии с международным договором Российской Федерации и ст. 460 УПК РФ, единственным законным основанием выдачи Максима Коршунова с территории иностранного государства мог бы быть только специальный запрос. Чего в материалах дела опять-таки нет. 26 ноября 2003 г. в Следственном управлении ФСБ Коршунову было предъявлено обвинение и избрана мера пресечения – заключение под стражу. С тех пор, уже почти 3 года, переводчик находится в заключении. Из-за отсутствия в материалах дела процессуальных документов, позволяющих установить дату, место, время, обстоятельства задержания и доставки подозреваемого в СУ ФСБ России, а также сведений о должностных лицах, производивших эти действия, до сих пор так и не ясно, начиная с какого дня считать «отсидку» Коршунова под стражей. В то время как максимально возможный срок содержания под стражей, по статье 109 УПК РФ, - 12 месяцев, в исключительных случаях - 18. Выходит, случай с Коршуновым – вдвойне исключительный, поскольку сидит он под стражей без приговора уже 35 месяцев.

Converted 22368.jpg

Владимир Говорушко

Еще один фигурант этого дела бывший начальник таможенно-экспедиторского отдела компании «Ист Лайн» Владимир Говорушко находится в заключении с января 2005 года. За это время у немолодого человека, проработавшего в Домодедово более 30 лет и имеющего ведомственные награды, в тюрьме обострилось сразу несколько хронических заболеваний. Владимир Говорушко был взят под стражу 17 января прошлого года. Кстати, в тот же день, под подписку о невыезде, был отпущен другой сотрудник «Ист Лайна», давший показания против Говорушко после месяца «отсидки». Вообще, ряд странностей в этой истории сложно объяснить. Их можно только констатировать. По действующему законодательству, ФСБ России не уполномочен взаимодействовать с КНР по вопросам выдачи. Тем более, с такими, как в случае Коршунова.

За рамками остается вопрос о стоимости для России незаконного ареста в Китае и экстрадиции на родину обыкновенного переводчика с китайского языка. Однако очевидно, что обошлось это в сумму, намного большую, чем 1,5 млн. рублей – суммы возможного ущерба государству по делу, которое ФСБ расследует уже шесть лет. И во сколько тогда оценить те три года, которые из своих четырех сын Максима Коршунова провел без отца, незаконно содержащегося в заключении?

После длительного, протяженностью в 6 лет, следствия, уже при предъявлении обвинения Автозаводский районный суд г. Нижнего Новгорода обнаружил серьезные нарушения в обвинительном заключении и 23 марта 2006 г. возвратил уголовное дело в Генпрокуратуру. Однако вышестоящая инстанция посчитала, что даже самые серьезные нарушения не могут помешать вынести объективное решение, вернула тому же составу судей.

Сегодня судебное следствие продолжается. Однако, по свидетельству всех фигурантов, рассмотрение дела проходит под психологическим давлением. Подследственных, особенно тех, кто освобожден с подпиской о невыезде, сотрудники ФСБ не выпускают из вида. Постоянное воздействие оказывается на свидетелей по делу и на родственников подсудимых. Как пишет журналист "Версии", прокурор открытым текстом предлагает заключенным освобождение под подписку о невыезде в обмен на признание вины.

Особый интерес в этой истории представляет отсутствие на данные момент всех вещественных доказательств. Речь идет об изъятых у подследственных промышленных товарах народного потребления иностранного производства. К примеру, как писали ранее «Новые известия» по одному из эпизодов проходил груз общей стоимостью около 18 млн. руб. Однако по постановлению следователя товар был продан в 5,5 раз дешевле. По информации газеты «Версия», эти деньги поступили на счета ФСБ. Кому была выгодна эта сделка?

Главное же во всей этой истории – отношение органов госбезопасности к россиянам. Конечно, для сотрудников ФСБ обвинительный приговор тех, кого годами незаконно держат в тюрьме, - уже дело принципа. Хотя лучше бы речь шла о законе и «деле чести». Тогда бы и россияне своей службой нацбезопасности гордились не меньше, чем герой очередного американского «боевика».