Без суда и следствия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дело об убийстве Магомеда Евлоева утонуло в бюрократическом омуте

1241597453-0.jpeg Расследование гибели ингушского оппозиционера, владельца сайта «Ингушетия.ру» Магомеда Евлоева, который был застрелен прямо в милицейской машине окончательно запуталось в бюрократических коридорах. Управление СКП по Ингушетии приняло решение не возбуждать уголовное дело по факту его незаконного задержания сотрудниками милиции, во время которого оппозиционер и погиб. В марте СКП поначалу решил начать такое расследование, но прокуратура Ингушетии отменила соответствующее постановление по формальным причинам и вернула его следователям для доработки. «Доработка» закончилась другим постановлением — об отказе в возбуждении дела.

Кроме того, неясной остается судьба и другого уголовного дела — собственно по факту убийства Магомеда Евлоева, в рамках которого считается, что он стал жертвой случайного выстрела. В суд это дело было передано еще в конце прошлого года, но рассмотрение его по существу также никак не может начаться.

36-летний адвокат и оппозиционер Магомед Евлоев был убит 31 августа прошлого года сразу после задержания в аэропорту Магас, куда он прилетел из Москвы. По официальной версии, милиционеры решили доставить его принудительно на допрос к следователю в качестве свидетеля по одному из уголовных дел. Но по пути в машине у него якобы произошла перепалка со стражами порядка, и в сутолоке один из них — начальник охраны бывшего главы МВД Ингушетии Мусы Медова и однофамилец задержанного Ибрагим Евлоев — якобы случайно нажал на курок. В результате пуля попала оппозиционеру точно в висок, и он скончался. Официально следствие утверждало, что все это произошло именно случайно.

Но родственники и сторонники Магомеда Евлоева сразу заявили, что это была открытая расправа тогдашних властей республики с неугодным политиком. По их данным, из Москвы оппозиционер летел одним самолетом с бывшим президентом Ингушетии Муратом Зязиковым, и между ними якобы произошла перепалка. А сразу после приземления охрана главы республики затолкала Магомеда Евлоева в машину и увезла, после чего он якобы случайно и погиб.

Чуть позже родственники г-на Евлоева объявили кровную месть г-ну Зязикову, министру внутренних дел республики Мусе Медову и еще более чем десятку человек, которых посчитали причастными к преступлению. С начала расследования потерпевшая сторона настаивала, что само задержание оппозиционера в аэропорту было незаконным. По закону принудительная доставка свидетеля на допрос применяется только в том случае, если тот неоднократно и без уважительной причины игнорирует повестки следователя. Магомеда Евлоева же, как выяснилось, вызывали к следователю лишь раз, и о своей неявке по уважительной причине он предупредил заранее.

Представители семьи г-на Евлоева смогли добиться, чтобы Верховный суд Ингушетии признал факт его незаконного задержания. На этом основании они попытались добиться переквалификации уголовного дела о гибели оппозиционера — со ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) на ст. 105 (убийство), но сделать этого до сих пор не удалось.

По словам адвоката семьи Евлоева Магомеда Гандарова, следователи СКП без объяснения причин просто передумали расследовать незаконное задержание оппозиционера, хотя оснований для этого более чем достаточно. Адвокат напомнил, что факт незаконного задержания г-на Евлоева еще в ноябре признал Назрановский райсуд Ингушетии, что позже подтвердил и ВС республики. Кроме того, следователь ГОВД Назрани Джамбулат Шанхоев, подписавший постановление о приводе Магомеда Евлоева на допрос, в феврале этого года публично признался, что сделал это уже после смерти оппозиционера и под давлением своего начальника, главы ГОВД Назрани Ахмеда Котиева.

На основании этих материалов и по настоянию близких оппозиционера управление СКП по Ингушетии 11 марта возбудило против проводивших задержание сотрудников милиции дело о злоупотреблении. Но на следующий день прокуратура республики признала постановление о возбуждении дела незаконным.

Прокуроры направили дело на доработку, посчитав, что доследственная проверка была проведена не должным образом и не в полном объеме. Прокуратура пояснила, что следователь СКП в постановлении не указал, кто конкретно подозревается в незаконном задержании г-на Евлоева, речь в документе якобы шла лишь об абстрактных «сотрудниках МВД». Как заявил тогда зампрокурора Ингушетии Сергей Жилин, после дополнительной проверки должно быть принято повторное решение о возбуждении либо об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако от СКП тогда никаких дополнительных заявлений не последовало.

Как сообщил адвокат Гандаров, о том, что СКП решил не возбуждать дело против милиционеров, проводивших задержание Евлоева, ему стало известно в конце апреля, когда он обжаловал в Назрановском суде решение прокуратуры по данному вопросу. По его словам, судья лично обратился в СКП Ингушетии за разъяснениями, на что следователи заявили, что отказываются от дальнейшего расследования. Адвокат отметил, что копию постановления об отказе в возбуждении дела он должен получить только сегодня.

Г-н Гандаров не сомневается, что на следствие оказывается давление со стороны бывшего руководства республики, которое в случае объективного расследования может оказаться на скамье подсудимых. По его мнению, после публичного признания следователя Шанхоева достаточно «потянуть за ниточку», чтобы по цепочке выйти на непосредственного инициатора и организатора как незаконного задержания, так и самого убийства Магомеда Евлоева. Но, как считает адвокат, правоохранительным органам Ингушетии это невыгодно и они умышленно затягивают расследование.

В республиканском управлении СКП вчера в ответ на письменный запрос «Времени новостей» о судьбе уголовного дела против милиционеров, проводивших задержание Евлоева, заявили, что никакой информации по этому вопросу предоставить не могут.

Неопределенной остается ситуация и вокруг основного дела по факту гибели Магомеда Евлоева, которое было возбуждено против сотрудника МВД Ингушетии Ибрагима Евлоева по ст. 109 УК. В Назрановский райсуд оно было передано еще в прошлом году, но рассмотрение по существу по разным причинам все время откладывалось. И когда процесс начнется, неизвестно до сих пор.

В последнее время причиной задержки стали ходатайства защиты обвиняемого о перенесении слушаний в другой регион. По мнению адвоката обвиняемого, проведение процесса в Ингушетии небезопасно для бывшего начальника охраны главы МВД, так как в отношении него объявлена кровная месть, а сам он находится не под стражей, а под подпиской о невыезде. Назрановский суд первоначально принял решение оставить данное ходатайство без удовлетворения, однако затем Верховный суд Ингушетии этот вердикт отменил, направив дело в тот же суд на новое рассмотрение. Райсуд вновь постановил рассматривать уголовное дело в Ингушетии, и защита обвиняемого вновь это решение опротестовала. 21 апреля Верховный суд Ингушетии окончательно постановил рассматривать уголовное дело на территории республики, однако дата начала слушаний и после этого не была определена.

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::06.05.09