Белорусские невесты для исламских принцев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


После того как принц Дубая Саид бен Мактум женился на официантке Наталье Алиевой, арабские женихи активно выбирают своих жен из девушек, живущих в Белоруссии

51062-150x107.jpgВ столице Беларуси – столпотворение арабских женихов. Несколько лет назад моду на жен из последней европейской диктатуры ввел принц Дубая Саид бен Мактум аль-Мактум, племянник нынешнего правителя страны и потомок рода, который правит эмиратом с 1830 года.

20-летняя Наташа Алиева жила в пригороде и работала официанткой в одном из лучших отелей Минска, где принц со свитой остановился на время участия в турнире по стрельбе. Саид заказал

51062-2.jpg

Наташа Алиева

свежевыжатый апельсиновый сок, и, по его утверждению, когда увидел девушку, которая принесла напиток, влюбился без памяти. Настойчивый принц приглашал барышню на стрельбище, интересовался, как она относится к исламу – наполовину азербайджанка, Наташа ничего не имела против этой религии. И через пять дней принц сделал девушке предложение – приехал в обшарпанную хрущевку в городок Смолевичи и сказал отцу Наташи: «Я, шейх Саид, принц Дубая, встречался с вашей дочкой шесть раз, она мне нравится, хочу на ней жениться». Белорусская официантка и не подумала отказываться от перспективы сладкой жизни, ее не смутило, что у Саида не только есть первая жена, но и пятеро детей от нее – разве такие мелочи могут скрыть блеск 16 миллиардов долларов, наследником которых стал Саид после смерти отца.

51062-3.jpg

Наташа, ставшая госпожой Аишей

Наташа приняла ислам, стала госпожой Аишей и живет в собственном дворце со слугами и домашним леопардом вместо котенка. В прошлом году она родила Саиду дочку, и в Эмираты переехала вся белорусская родня, прихватив даже друзей, чтобы было кому прислуживать маленькой принцессе и ее маме. В прессе постоянно появлялись сообщения о том, как все прекрасно и все счастливы. Но наводненный друзьями Саида Минск стал полниться слухами о том, что Наташу-Аишу держат, скорее, как любовницу – наведывается Саид к ней нечасто, увлеченный стрельбой и охотой, ради которых даже уступил место правителя страны своему дяде, на всех официальных мероприятиях появляется исключительно с первой женой, которая вторую терпеть не может, и сидит нынче бедная богатая Наташа в своем дворце, не зная, чем заняться, потому что попытка что-то сделать без Саида, закончилось тем, что прознавший о такой дерзости благоверный гонялся за ней с ружьем и пытался застрелить за такую дерзость!

Чем закончится эта специфическая сказка – неизвестно, но новоиспеченной Аише есть у кого спросить совета – осенью этого года другая белоруска, Екатерина Шулькевич, перестала быть женой турецкого миллионера Суди Озкана,несмотря на то, что в их семье законами шариата никто не руководствовался.

51062-1.jpg

Озкан и Катя

17-летняя Катя из провинциальных Барановичей закончила среднюю школу и поехала в Турцию работать танцовщицей в одном из отелей, владелец которого так в нее влюбился, что в Беларусь Катя больше не вернулась. Ее не смущала ни 40-летняя разница в возрасте, ни то, что целых 8 лет Суди на ней не женился. Мировой гостиничный магнат, владелец сети отелей и казино «Принцесс», на Катю денег не жалел: открыл для нее сеть салонов красоты, купил личный самолет и дом на карибском острове Сен-Мартин – одних слуг в этом развалившемся семейном гнезде более 30 человек. За 14 лет белоруска родила мужу четверых детей. И вот теперь Суди Озкан подал на развод в Стамбуле, а сам приехал в Минск, поселился в своем отеле, и, пока жена на Сен-Мартине готовится стать свободной женщиной, охотно встречается с журналистами в баре, рассказывая о несправедливости судьбы. Повезло пообщаться с турецким олигархом и корреспонденту «СП»: «Сейчас бракоразводный процесс на стадии завершения, и я уже не надеюсь восстановить отношения с Катей. Она там, на Сен-Мартине, находится под влиянием каких-то людей, они нас и поссорили. Все ведь было хорошо столько лет, а потом вдруг она стала как чужая, говорит – хочу свободы и самостоятельности. Как будто я ей что-то запрещал! Она разбила мне сердце! Но она была прекрасной женой и остается отличной мамой, дети останутся с ней, они ни в чем не будут нуждаться!».

Однако 70-летний господин Озкан точно знает рецепт лечения разбитого сердца, и не собирается скрывать своих намерений: «Я приехал в Минск, чтобы найти себе девушку, но чтобы она была не только красивая, а еще и с медицинским образованием, ведь у меня диабет, давление, другие проблемы со здоровьем. Но жениться больше я не собираюсь!».

Нет сомнений, что пожилой ловелас не останется без любовницы-сиделки – белорусские девушки выстраиваются в очередь перед ночным клубом в его отеле, они уже многие годы знают, что там можно «подцепить» состоятельного араба – если не для замужества, то для развлечения. Восточные мужчины, приезжая в Беларусь, чувствуют себя королями мира и могут позволить очень многое, даже если у себя на родине не считаются обеспеченными.

Правда, для барышень в коротких платьях, призывно вертящих филейными частями тела на танцполе, желание стать принцессой часто заканчивается банальной проституцей – в Минске пачками закрывают бордели, специализирующиеся именно на поставке юных белорусок гостям из Эмиратов, для которых Беларусь открыл и сделал модной шейх Саид. Но стать проституткой – еще не самая печальная участь.

Многие белорусские невесты не понимают, что их муж в Минске и у себя на родине – это два разных человека. Основательница программы по безопасному выезду за рубеж «Ла Страда» Ирина Альховка рассказала про самые типичные проблемы в браке с арабскими женихами: «Не секрет, что мусульмане, приезжающие в Минск учиться и работать, очень быстро очаровываются отсутствием необходимости соблюдать моральные и этические нормы, принятые на родине, сбривают бороды и пускаются во все тяжкие. И белоруски, соглашаясь на брак, думают – чего там, он же совсем, как наши парни, подумаешь – ислам, это все средневековые сказки. Но реальность оказывается гораздо хуже. Девушек заставляют перед отъездом восстанавливать девственность, при приезде на родину мужа белоруска может столкнуться с тем, что у него уже есть одна-две жены, в некоторых странах заключенный в Беларуси брак не признается, в случае развода в исламском мире вопросы об опеке чаще всего решаются в пользу отца, а мать выдворяют из страны и вносят в список невъездных. Из недавних «возвращенок» могу вспомнить девушку, которая вышла замуж за студента мединститута из Сирии, а он привез ее в глухую деревню, где даже электричества не было, и ежедневной обязанностью девушки был выпас овец вместе с двумя другими женами. Ей не удавалось сбежать полгода, потому что просто не оставляли без присмотра, а за попытки ускользнуть били и запирали в сарае. В итоге девушка каким-то образом смогла отправить письмо домой, и дальше вопросы решались уже на уровне МИДа».

Не скрывает своей озабоченности браками белорусок с гражданами мусульманских стран и начальник департамента по гражданству и миграции МВД Алексей Бегун: «Много проблем с интернациональными браками в государствах Ближнего Востока. Белорусские девушки уверены, что будут играть там такую же социальную роль, как у себя на родине. Они морально не готовы становиться прислугой, обслуживать не только собственного мужа, но и членов его семьи. Ухаживать за свекровью, братьями супруга. В одной из таких ситуаций это привело к тому, что наша женщина не выдержала и убила своего мужа».

51062-500x358.jpg

Но девушкам, ищущим богатого ухажера в ночных клубах при гостиницах с турецкими владельцами на все увещевания наплевать – каждая из них хочет из Наташи стать Аишей если не на всю жизнь, то хотя бы на несколько лет или даже на одну ночь.

Минск

Оригинал материала: "Свободная Пресса"