Белый билет по-черному

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Коммерсант-Деньги", origindate::15.05.2002

Белый билет по-черному

Алексей Ходорыч

Converted 12987.jpg

Объявлениев газете «2 х 2»: «Помощь призывникам. Роза Федоровна». Позвонив по указанному телефону, можно узнать, что за $3 тыс. Роза Федоровна, которая представляется сотрудником Российского онкологического центра на Каширке, может, во-первых, завести задним числом историю болезни (речь идет о меланоме — раке кожи), а во-вторых, перед медицинским освидетельствованием во время призыва — весенний сейчас как раз в разгаре — ввести в организм клиента раковые клетки, тем самым обеспечив стопроцентное подтверждение диагноза. И все, прощай, оружие! Здравствуй, инфицирование и подорванный иммунитет (о раке речь не идет, таким способом им не заболеть)!

Рынок услуг по «закосу» от армии — это настоящий Клондайк. И не столько для мошенников, медиков и юристов, сколько для самих военных. Легализовав разработку этой золотоносной «провинции», Россия получила бы средства, необходимые для создания профессиональной армии.

Армейская хитрость

15 мая — Международный день отказника от военной службы по убеждениям совести. Международные отказники, придумавшие себе профессиональный праздник на своей первой встрече в Копенгагене в 1981 году, и представить себе не могли, каких масштабов достигнет бизнес, развернувшийся в России на почве нежелания граждан отдавать свой долг отчизне.

Справедливости ради отметим, что эти масштабы плохо себе представляют и в самой России — и депутаты, и правоохранительные органы, и те, кто в отказном бизнесе занят. Попытаемся оценить этот рынок, опираясь на экспертные оценки его участников.

По официальным данным Минобороны, в России разного рода отсрочками (здоровье, учеба, семейное положение) сегодня пользуется 88% лиц призывного возраста. Считают военные просто — лиц призывного возраста (с 18 до 27 лет включительно за вычетом тех, кто отслужил или еще служит, и тех, кто признан негодным по здоровью) в России около 3 млн, на службу же отправляется около 380 тыс. (в этом году будет призвано чуть меньше), то есть 12%.

Расчет этот абсолютно некорректный. Численность призыва, устанавливаемая указами президента, публикуется с 1995 года, указы всегда неукоснительно выполняются, таким образом, с 1995 по 2001 год, по официальной статистике, на военную службу было призвано 2,74 млн человек. Согласно демографическим ежегодникам, за этот период призывного возраста достигли 7,9 млн мужчин. То есть службу на самом деле уже прошли и проходят 34,6% годных по возрасту лиц. Эти подсчеты в целом подтверждает известный военный эксперт генерал-майор Владимир Дудник, который прямо заявил «Общей газете» (17—23 января 2002 года), что под ружье ставится «не 12%, как утверждает Генштаб, а не менее 29%». Людмила Вахнина, член совета правозащитного центра «Мемориал»:

Просто в знаменатель Минобороны ставит всех мужчин от 18 до 27 лет, за исключением тех, кто уже отслужил, еще служит или имеет освобождение по здоровью, а в числитель — только тех, кто призывается за один год.

На всякий случай поясним. Если 18-летия достигают немногим более миллиона человек (от 1,05 млн в 1995 до 1,26 млн в 2002 году), а на службу отправляются примерно 380 тыс. человек — и так каждый год, то о 12% не может идти и речи.

Таким образом, оценивая рынок антиармейских услуг, нужно говорить о потенциальном спросе со стороны 820 тыс. призывников (1,2 млн ежегодного возрастного пополнения минус 380 тыс. тех, кому служить приходится).

Теперь о спросе платежеспособном. По данным Минобороны, в Москве и Санкт-Петербурге от призыва уклоняются (получают за деньги отсрочки или полное освобождение от воинской службы или просто не являются по повестке военкоматов) до 60% лиц, подлежащих призыву. В целом по России речь может идти о 20 — 30% — оценка Максима Долгополова, руководителя общественной правозащитной организации «Антивоин» (Краснодар). Однако не стоит забывать, что платить зачастую приходится и тем, кто имеет на отсрочку полное право. Сергей Сорокин, лидер общественного движения «Против насилия»: Я занимаюсь защитой прав призывников с 1992 года и хорошо знаю, что утеря необходимых справок в военкоматах либо просто явное несоблюдение ими правил призыва на воинскую службу — обычное дело.

Максим Долгополов: Призвать могут и человека, у которого на иждивении находится мама-инвалид, и страдающего болезнью, очевидно дающей право на отсрочку, и аспиранта — беспредел полный. Часто в военкоматах просто искажают результаты медицинских обследований, например, артроз 2-й степени исправляют на артроз 1-й, в результате человека отправляют в армию незаконно.

Сергей Сорокин: Члены призывных комиссий, пользуясь тем, что призывники не читали закона «О воинской службе», порой откровенно врут, запугивают. И все эти акции устрашения проводятся с одной целью — заставить платить того, кто по закону должен получить отсрочку.

На самом деле все немного иначе. С каждым годом людей, готовых платить за освобождение от армии, становится все больше, а план по призыву военкоматам выполнять все равно нужно. То есть сотрудникам военкоматов и заработать хочется, и план по призыву выполнить. Но если растет число тех, кто получает освобождение от службы за деньги, то приходится всеми правдами и неправдами «бороться» с теми, кто имеет законные основания на освобождение от службы.

По оценкам Михаила Семенова, ректора Международного университета гуманистов (Санкт-Петербург), при котором работает медико-юридический центр по защите конституционных прав призывников, свыше 80% лиц, получивших в крупных городах отсрочку или полное освобождение от службы, за это заплатили. В целом же по России речь идет не менее чем о 60%.

Итак, с учетом крайних оценок (от 20% до 60%) платят примерно 40% от 820 тыс. получивших отсрочку или освобождение, то есть 328 тыс. человек.

В зависимости от вида подобных услуг, разброс цен на них составляет от $200 до $8 тыс. (полное освобождение, естественно, стоит дороже отсрочки). Географический фактор тоже влияет на стоимость, и цены высоки не только в крупных городах.

По данным операторов этого рынка, от 40% до 70% клиентов платят более $1 тыс. Получается, что, по минимальным оценкам, его годовой объем составляет $170,5 млн. Но не будем забывать о том, что: а) за $1 тыс. военный билет сложно купить даже в провинции — как правило, речь идет о $2—5 тыс.; б) тем, кто платит не за билет, а только за отсрочку, приходится делать это неоднократно; в) тем, кто заплатил деньги, не получив за это ничего, потом приходится выкладывать денежки еще хотя бы раз. Таким образом, речь может идти о $600 — 800 млн в год.

Цифры, конечно, достаточно приблизительные, но общее представление об оборотах отказного рынка дают. Одно известно точно — этот рынок является почти полностью черным.

Выгодная должность

Раскрученный в прессе сюжет о маме, рыдающей в связи с тем, что ее сына забирают в армию, уже не слишком актуален. Сегодня, если есть деньги, выбирать предложения по «отмазке» от службы можно, как на настоящем рынке. Естественно, можно нарваться и на мошенников.

Возможностей ухода от армии масса. Не рекламы ради, а фактуры для перечислю все действующие сайты рунета, где размещены предложения платных услуг;

armyman.newmail.ru, copris.corn/map, www.army.ehinaceya.ru, kaidanov.spb.ru, aspirant.by.ru, 18-27.by.ru, fromarmy.narod.ru, antiarmy.da.ru, otarmii.chat.ru. Есть также бесплатные — на сайтах march.ic.ru/0startl.htm, otkos.narod.ru, faqs.org.ru/army/no_army.htm, no-army. narod.ru, www.nsu.ru/orgs/po/Laws, noarmy.narod.ru, antimil.narod.ru, freemadbad.chat.ru/no_army.htm, но обольщаться не стоит — платить на том или ином этапе все равно придется.

Но это — лишь верхушка айсберга. Большая часть услуг, как и в советские времена, оказывается лицами, приближенными к военкоматам, а такие вещи делаются без помощи Интернета. Например, один мой знакомый недавно купил военный билет в одной из северокавказских республик. Документ обошелся в $2 тыс., и этот бизнес там поставлен на поток (о чем красноречиво свидетельствовали размеры дома военкома).

Ловить военкоматовских за руку крайне сложно. Последний подобный случай в Москве имел место в январе этого года — при получении взятки в $3 тыс. был задержан председатель медкомиссии военкомата Восточного округа. Тем не менее подобная практика, как мне сообщили в пресс-службе УБЭП Восточного округа, является повсеместной.

Косвенно об этом свидетельствуют и предложения в Интернете. На форумах сайтов «Антимилитарист» (am.fem.ru) и «Московский антипризывной пункт» (lightning.prohosting.com/~varnav) есть множество предложений от частных лиц, которые можно условно обозначить как «раз и навсегда избавиться от армии». Стоимость услуги — от $1,5 тыс. до $5 тыс. Непосредственно на форуме детали схем не сообщаются, но в 99 случаях из ста речь идет именно о взаимовыгодном сотрудничестве с должностными лицами из военкоматов. Посреднику, разместившему подобное объявление, достается 15—20%. О надежности схемы можно судить по объявляемым ценам. Михаил Семенов: Если просят $1 тыс., значит, корочку оформляет начальник отделения, если $2—2,5 тыс.— заместитель военкома, если $3 тыс. и выше, значит, дело взял под свой личный контроль сам военком. Чем выше должность, тем надежнее. Дело в том, что зачастую выписанный таким образом военный билет, с виду абсолютно настоящий, не проходит по военкоматовским документам. Призывника по документам просто теряют — поверьте, в их системе это несложно. И чем выше должность, тем меньше вероятность, что махинацию вскроют. Скорее всего, Михаил Семенов имеет в виду оформление билета в течение одной-двух недель. Потому что если призывник согласен пройти медицинское «освидетельствование» и все бюрократические этапы оформления (на это может уйти и два, и три месяца), то ничто не мешает провести «военник» по всем документам.

Однако в любом случае есть реальный риск обжечься на посреднике. Если с клиента требуют предоплату, пусть даже в $200—300, возможно, услугу предлагает аферист, который просто исчезнет с деньгами.

По разным оценкам, непосредственно военкоматовские услуги составляют до 70% всего предложения на рынке.

Дело STALIN'a

Вторым по распространенности вариантом является предоставление разного рода отсрочек от службы — по медицинским показаниям или в связи с учебой. Стоит это дешевле — порядка $300—700. Говорить о легальности и надежности каждого такого варианта имеет смысл в каждом конкретном случае. Понятно, что если вы действительно больны, то любой квалифицированный врач, проведя осмотр, сделает вам за относительно небольшое вознаграждение соответствующую справку, а в военкомате (опять же за относительно небольшое вознаграждение) на основании этой справки вам предоставят отсрочку. А вот если заболевания нет, вы рискуете. Например, в конце марта городской суд Санкт-Петербурга завершил рассмотрение громкого дела о взяточничестве в НИИ психиатрии имени Бехтерева. Получателя взяток, старшего научного сотрудника отдела подростковой психиатрии Евгения Исаева, штамповавшего направо и налево справки с диагнозом «гомосексуализм», от наказания освободили — в ходе расследования он внезапно заболел шизофренией и был отправлен на принудительное лечение в клинику имени Скворцова-Степанова. А вот 15 молодых людей, заплативших за получение нестандартной сексуальной ориентации от $200 до $2 тыс., сели на скамью подсудимых и как взяткодатели были осуждены. Правда, условно. Посредники — Михаил Румянцев (директор по маркетингу фирмы «Мировой посредник») и Юрий Робакидзе (гендиректор фирмы «Технорем») получили пять с половиной и восемь лет колонии строгого режима соответственно.

То же самое и с отсрочкой по учебе. Риск есть, но схема может сработать. Одну историю мне через e-mail рассказал Евгений, посетитель форума «Антимилитарист»: Некоторое время назад один деятель под ником STALIN обещал всем желающим отсрочку от армии на время обучения в одном московском вузе. Встречался в метро и передавал очередному лопуху какие-то бумажки, по которым тот становился студентом вуза. Стоило это $150. Что происходило с новоявленным студентом после того, как военкомат посылал запрос в вуз, можно только догадываться. Телефон, указанный STALIN в объявлении, не отвечает, а на письма, которые я отправлял ему как частное лицо, он не отреагировал, так что догадки Евгения косвенно подтверждаются.

Вторую историю поведал по телефону некий Василий: Я закончил коммерческий вуз без военной кафедры, соответственно, меня должны были призвать на службу. Через знакомых я вышел на сотрудников МАИ, которые зачислили меня студентом фиктивно за $500. Привлекло то, что деньги я должен был заплатить только после оформления всех документов в институте,— на меня завели личное дело, выдали справки о зачислении и о переводе с курса на курс с соответствующими датами. Никакой запрос в МАИ мне теперь не страшен.

Можно также поступить в один из многочисленных коммерческих вузов, стоимость обучения в которых составляет от $600 до $900 в год (посещать занятия не обязательно), либо в коммерческую аспирантуру. Например, Ковровская государственная технологическая академия в этом году предложила платную аспирантуру по специальности «Системы автоматизации проектирования». Поступить туда может каждый, имеющий высшее образование (хоть гуманитарное), причем ездить в Ковров необязательно — обучение ведется через Интернет. Стоит это $1 тыс. в год. Но способы, связанные с платным обучением, не очень интересны тем, кто желает «закосить»: в итоге платить нужно $3—5 тыс.

Секрет Гиппократа

Третьим по распространенности вариантом является так называемая медико-юридическая услуга, которая почти всегда подается как легальная. Действительно, все фирмы, которые ее предлагают, оставляют в Интернете адреса своих сайтов, нередко телефоны, то есть рекламируются открыто. Стоит она от $1,5 тыс. до $4 тыс. Кирилл Шляпников, руководитель медицинского центра «Эхинацея» (Москва): Моя врачебная практика показывает, что полностью здоровых людей не бывает. Полномасштабное медицинское обследование очень часто выявляет заболевание, которое дает клиенту право либо на отсрочку, либо на полное освобождение от призыва. Если заболевание не выявляется, мы возвращаем клиенту 70% суммы, которую он платит за обследование. Но в моей практике здоровые люди попадались редко, почти всегда что-то находилось. В сложных случаях прибегаем к помощи адвокатов юридической консультации «Три К», с которой имеем соответствующий договор.

Александр Кайданов, руководитель юридической фирмы «Кайданов и партнеры» (Санкт-Петербург): На сегодняшний день на такие случаи приходится до 80% всех наших услуг, связанных с армией. В отличие от прочих услуг, которые предлагаются на рынке, клиенту беспокоиться здесь не о чем., объективные противопоказания по здоровью есть всегда, их просто нужно уметь искать,

Михаил Семенов: Естественно, что при двух-трехминутном обследовании на медкомиссии в военкомате выявить в принципе ничего невозможно. Мы привлекаем к обследованию известных профессоров, которые дорожат своим именем и готовы ответить за свое заключение. С недавних пор мы просто говорим клиенту, что, если ничего не найдем, вернем все деньги,— однако пока таких прецедентов не было.

На форумах «Антимилитарист» и «Московский антипризывной пункт» подобные фирмы нередко обвиняют в том, что порой болезнь найти не удается, и тогда призывник теряет часть суммы, не получив желаемого результата. Однако ни один обвинитель не захотел сообщить о том или ином подобном случае от своего имени (как правило, в качестве примера приводился рассказ «одного знакомого»). Так что, скорее всего, речь идет об обычной конкурентной борьбе. Тем более что секретный элемент этой медико-юридической схемы действительно обеспечивает почти стопроцентный результат.

Дело в том, что почти все компании, работающие таким образом, на самом деле предоставляют более цивилизованный вариант военкоматовской услуги. Ведь для того, чтобы клиент получил белый билет, данные медицинского обследования должны быть приняты не только призывной комиссией — все утверждается на уровне военно-лечебной комиссии субъекта федерации, на что приходится тратить от $700 до $1,5 тыс. И должностные лица берут эти деньги уже без опаски — дело верное, обследование-то действительно было проведено серьезное.

«100% освобождение от армии под наркозом»

Чтение форумов «Антимилитарист» и «Московский антипризывной пункт» само по себе — крайне увлекательное занятие. Например, свои услуги по освобождению от службы с пометкой «легально и конфиденциально» предлагает некий Еврейский центр по решению молодежных проблем. Однако ни в Сохнуте, ни в посольстве Израиля, ни в Московской хоральной синагоге о такой организации не слышали. К тому же легальные компании на вопросы журналистов по e-mail, как правило, отвечают.

А на сайте otarmii.chat.ru призывникам предлагается за $2,5 тыс. получить вид на жительство в Финляндии (другой сайт предлагает подобный вариант с Чехией). Подразумевается, что, утрачивая статус резидента, человек может жить по-прежнему в России, но на воинский учет не становиться, согласно действующему законодательству. У юристов этотвариант вызывает серьезные сомнения. Даже в случае, если человеку удастся выписаться из военкомата для выезда за пределы России, есть вероятность, что его просто «кинут». Евгений Рывин, адвокат, заведующий специальной юридической консультацией № 50: Мы занимаемся услугами, связанными с видом на жительство и предоставлением возможности получить второй паспорт. Работали и с Финляндией. Так вот, абсолютно точно за $2,5 тыс. вид на жительство там получить невозможно ни под каким соусом — ни в качестве соучредителя фирмы, ни путем фиктивного брака. Все это стоит около $10 тыс. Я уверен, что человека просто бросят в Финляндии на произвол судьбы.

Похожую схему предлагают и на сайте armyman. newmail.ru: за $350 вас вроде бы оформляют на работу в торговую компанию на Украине на длительный срок — свыше шести месяцев (с фиктивным выездом, конечно), а такой контракт подразумевает снятие с учета в военкомате. Теоретически схема рабочая, но на практике человек, реально проживающий в России, никак не будет защищен от действий военкомата, который может попытаться призвать его на службу. Конечно, призвать его, скорее всего, не смогут, поскольку данные о его фактическом местонахождении нигде не зафиксированы, однако достоверной информации об успешном использовании такой схемы получить не удалось.

Похожий вариант предлагает компания «Кайданов и партнеры». Александр Кайданов: Мы, опираясь на конституционное право гражданина на свободу перемещения, предлагаем перепрописку в том же Санкт-Петербурге или Псковской области, а поскольку по новому месту прописки призывник фактически не проживает, то и. повестку ему вручить не смогут. Но услугой пользуются нечасто, отдавая предпочтение медико-юридическому предложению.

Не слишком популярна и схема, о которой нам сообщил руководитель одной из компаний, пожелавший остаться неназванным. За $5—б тыс. человек фиктивно идет служить в армию, то есть его документы хранятся в части, а он продолжает жить своей прежней жизнью. Такая услуга могла бы быть востребована либо тем, кому факт службы в армии необходим для дальнейшей карьеры, либо тем, кто, не успев использовать прочие варианты, оказался в безвыходном положении. Но людей первой группы немного, а тот, кто в состоянии сразу отдать $5—6 тыс., вряд ли может оказаться в безвыходном положении. Уж лучше «устроиться» сельским врачом или учителем (их не призывают), это обойдется не дороже $400 (зарплату, само собой, вам платить никто не будет).

Есть в Интернете и совсем уже экзотические предложения. Например, «высококвалифицированный хирург» в Кабардино-Балкарии предлагает «100% освобождение от армии под наркозом» (стоимость услуги выяснить не удалось, ответ на запрос я так и не получил). А один врач-венеролог из Москвы за $150 пообещал рассказать, как можно безопасно заразиться, а потом быстро вылечить некую «венерическую болезнь» — это якобы дает право на отсрочку.
Рынок предлагает еще целый набор возможностей избежать службы в армии, дорогих и не очень — фиктивно жениться на одинокой матери, развести родителей, если один из них инвалид, совершить какое-нибудь незначительное правонарушение, чтобы на вас завели уголовное дело. Раньше на рынке существовали предложения отправиться в Израиль для двухнедельной службы в армии, поскольку служба в армии иного государства автоматически освобождает от службы в армии российской. Но таких предложений найти не удалось.

Тут надо сказать, что классических отказников, то есть тех, кто, используя свое конституционное право, изъявлял желание заменить воинскую службу на альтернативную гражданскую службу (АГС), то есть фактически вообще никуда не идти, всегда было относительно немного. А с принятием закона об альтернативной службе их станет еще меньше.

Депутатский стимул

Ежегодно своим конституционным правом на АГС пытаются воспользоваться 1,5—2 тыс. человек. За последние пять лет в тюрьму за «отказ» не сажали никого (суды подчас выносили обвинительные приговоры, но случалось это редко, и человек всегда оставался на свободе). Однако процедуру получения права на АГС большинство тех, кто не желает служить, считает слишком сложной. Судебная волокита по этому поводу может затянуться на несколько лет, лучше уж, как справедливо полагают многие, заплатить сразу и навсегда. Алътернативщикам пытаются помогать Антимилитаристская радикальная ассоциация (ага.ги) и комитеты солдатских матерей (Союз комитетов солдатских матерей России, lib.cango.net.kg/www.hro.org/ngo/usm/index.htm), но популярность этого способа не служить постепенно сходит на нет. По сути, защитой интересов отказников сегодня занимаются лишь увлеченные люди. Самые известные — Елена Рацкевич, адвокат адвокатского бюро «Мирзоев и партнеры» (первая в России судья, вынесшая в 1996 году первый оправдательный приговор по факту уклонения от службы по убеждениям — именно из-за этого она рассталась с судейским креслом), и уже упоминавшийся Сергей Сорокин. Елена Рацкевич: С 1998 года через меня прошло около ста отказников, ни один из них не был осужден к реальному лишению свободы. Стоимость услуг — от $200 до $350 за одну судебную инстанцию. Сергей Сорокин:

Лично через меня за десять лет прошло не меньше 500 призывников, и иногда я помогаю им фактически бесплатно — наше движение получает гранты, в том числе и под эту деятельность.

Все остальные юридические компании, 50% услуг которых не так давно приходилось на отказников, свидетельствуют, что сегодня ими они практически не занимаются.

Одна из причин здесь, как ни странно, в том, что недавно Госдумой был принят в первом чтении законопроект об альтернативной службе. Долгие годы в России с законом об АГС связывались надежды на снижение объемов черного рынка антивоенных услуг, однако сейчас все идет к тому, что бизнес на этом рынке, наоборот, резко пойдет в гору. И речь, конечно же, идет не о росте за счет тех самых 2 тыс. отказников в год.

Все намного серьезнее. Юлий Рыбаков, депутат Госдумы, председатель подкомитета Думы по правам человека: Из трех вариантов законопроекта был принят правительственный, однако никто открыто не говорит, что этот вариант почти полностью идентичен так называемому генеральскому, или, как его еще называют, николаевскому,— наиболее одиозному. Совпадение по всем трем принципиальным пунктам:

для отказников предусматривается служба не только в гражданских учреждениях, но и в армии; срок службы — четыре года для людей без высшего образования и два для людей с высшим; необходимость доказывать свои убеждения, причем критерии того, кому позволять идти на АГС, а кому нет, достаточно размыты — а это почва для коррупции. Но самое страшное то, что во время обсуждения проекта и министр труда Починок, защищавший правительственный вариант, и думский представитель президента Котенков поддержали идею генерала Николаева о дальнейших поправках, смысл которых заключается в лишении отсрочек тех, кто выберет АГС,— призывников, имеющих пенсионеров-родителей, нуждающихся в уходе, кандидатов и докторов наук, а также врачей, работающих в сельской местности. Котенков пошел дальше — заявил, что для АГС можно сократить список болезней, по которым невозможна служба в армии. Он забыл, что по Конституции обязанность идти на АГС возникает только у тех, кто подлежит призыву на общих основаниях. Уже обсуждается и вариант предоставления АГС для всех получивших высшее образование. То есть фактически речь идет о всеобщей военно-трудовой повинности. Реализация этих идей приведет как минимум к удвоению рынка услуг по освобождению от армии. Ведь покупателями услуг станут и те, кто раньше мог рассчитывать на вполне легальную отсрочку. Те, кто не желает служить, служить все равно не будут, только стоить это будет дороже. И настроение Думы таково, что, скорее всего, эти поправки будут приняты.

Военная тайна

А теперь о том, с чем связано это думское настроение. Представители Минобороны, говоря, что сегодня воинскую повинность отбывают всего 12% лиц призывного возраста (что, как мы выяснили, не соответствует действительности), а также напоминая, что скоро Россию ждет демографический провал, попросту запугали думцев — мол, армия уже в ближайшие три-пять лет столкнется с проблемой недоукомплектования. Василий Смирнов, генерал-лейтенант, заместитель начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба ВС РФ: В 2005—2007 годах в стране ожидается очередной демографический провал, на эти годы придется резкое уменьшение числа граждан в возрасте от 18 до 27 лет. Сейчас в армию идет лишь каждый десятый призывник. Если такое положение сохранится, то некомплект в войсках в 2005—2007 годах составит от 50% до 60%. Это неправда.

Людмила Вахнина: Существует «Демографический ежегодник» Госкомстата. Цифры численности граждан там даются только суммарные за пять лет, но есть график возрастной пирамиды — просто приложив к нему линейку, можно получить примерные данные по каждому году. Генералы умалчивают, что начиная с 1993 года происходит существенный рост численности мужчин, достигающих 18-летнего возраста. Уже в нынешнем году их будет почти на четверть больше, чем в 1992-м, и этот уровень сохранится до 2005—2006 годов. В 2007 году произойдет небольшое — на 6% —снижение, 18-летних призывников будет столько же, сколько и в 2001 году,— 1,2 млн. Спад действительно начнется — но только в 2009—2010 годах, когда количество 18-летних призывников составит 1,02 млн и 930 тыс. Спад продолжится, и, например, в 2018 году у нас будет лишь 630 тыс. 18-летних юношей. Однако, как известно, армию существенно сокращают (до 2004 года рядовой и младший командный состав ВС должен сократиться на 365 тыс. человек — примерно до 542 тыс., в результате к 2004 году численность военнослужащих по призыву снизится как минимум на 25%.— «Деньги»). Так что непонятно, из-за чего весь этот сыр-бор.

Юлий Рыбаков: Шум и лукавство вокруг АГС и опасности реформы в армии имеют корыстную подоплеку, отражающую интересы жулья, взяточников и корыстолюбцев мелкого пошиба. Истерия Минобороны по поводу численности вооруженных сил понятна. Но проблемы, о которой они говорят, не существует. Та армия, которая у нас сейчас есть, действительно малопригодна для войны, однако она является неплохим ресурсом, на котором жируют военные.

В условиях, когда здоровые люди имеют возможность откупиться от армии, а больных брать закон воспрещает, выход может быть только один — армия на профессиональной основе. Военные говорят, что реформа разорит бюджет, и обычно упоминают необходимые для нее сотни миллиардов рублей. А начальник Главного организационно-мобилизационного управления Владислав Путилин 18 апреля неожиданно назвал цифру в 176 млрд руб.

Виталий Цымбал, заведующий лабораторией военных проблем Института экономики переходного периода: По нашим оценкам, дополнительные расходы на постепенный, до 2006 года, перевод армии на профессиональную основу с учетом содержания личного состава составит примерно 37 млрд руб. К 2006 году дополнительные расходы составят примерно 14,7 млрд руб. в год, то есть 5,97% расходов на оборону в 2001 году. Для России это вполне по силам. Военные, говоря о сотнях миллиардов, не раскрывают своих методик, мы же свои методики можем предъявить.

Можно самостоятельно прикинуть объем средств, которые придется тратить на зарплату. К 2004 году в российской армии будут служить 542 тыс. человек рядового и младшего командного состава. Отнимем от этого количества 150 тыс. контрактников, которые уже получают зарплату, останется 392 тыс. Согласно прошлогоднему опросу ВЦИОМ, в армию при зарплате 3 тыс. руб. в месяц готовы пойти 425 тыс. человек. И даже если исходить из 4 тыс. руб. в месяц (при такой зарплате готовы служить уже 910 тыс.), получим, что на зарплату придется тратить 18,8 млрд руб. ($627,2 млн) в год.

Источник, из которого эти затраты можно будет с лихвой компенсировать, известен — в мире есть опыт по откупу от военной службы (см. вынос). И если сегодня граждане все равно платят вчерную, то пусть они это делают официально.

Правда, неясно, на чем тогда смогут заработать армейские чиновники