Бензиновый суррогат от нефтяных генералов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Суррогатный бензин составляет примерно пятую часть всего продаваемого в России топлива

фото/Газета Примерно одна пятая часть всего продаваемого на российских бензоколонках топлива – суррогат. Некачественный бензин появляется на рынке не без помощи крупных нефтяных компаний. Схема появления на бензоколонках некачественного топлива.

Бензин из-под полы

Основа любого некачественного бензина – «прямогонка». Это топливо с октановым числом 54-66 единиц и большим количеством примесей. Только на московском рынке доля суррогатных нефтепродуктов составляет около 4%. Стоимость «прямогонки» всего 4,5 тыс. рублей за тонну (в два с лишним раза меньше, чем стоимость бензина). Ее производители — нефтеперерабатывающие заводы, входящие в структуру крупных нефтекомпаний, утверждают, что прямогонное топливо используется исключительно в нефтехимической отрасли.

Однако, «прямогонку» любят не только химики, но и продавцы бензина. Набрав в интернет-поисковике словосочетание «прямогонный бензин», можно получить десятки ссылок с телефонами и адресами трейдеров, предлагающих этот продукт. Продавцы не скрывают, что производители этого бензина — крупные нефтяные холдинги. Так, один посредник предложил корреспонденту, выступившему в роли потенциального покупателя, заключить контракт на поставку 24 тыс. тонн «прямогонки», произведенной на входящем в Тюменскую нефтяную компанию (ТНК) Рязанском НПЗ. В ответ на просьбу увеличить поставки до 50 тыс. тонн собеседник пожаловался на высокую конкуренцию в его бизнесе и пообещал проконсультироваться с коллегами, закупающими прямогонный бензин на нефтеперерабатывающих мощностях «Славнефти» в Ярославле. В удаленных от Москвы областях найти трейдера, продающего прямогонный бензин, через Интернет оказалось сложнее. Однако и в Татарстане, и в Башкирии нашлись фирмы, готовые торговать этим продуктом, вышедшим с перегонных установок предприятий «Татнефти» и «Башнефти». Правда, все собеседники в этих регионах, узнав, что их «беспокоят из Москвы», предпочитали завершить разговор.

Можно купить все, что угодно

Далеко не все нефтяные компании рассказывают, сколько «прямогонки» производят их НПЗ. Основная отговорка — выпуск этого топлива настолько мал, что не всегда учитывается в производственных отчетах. Объяснить систему контрактов, по которым происходит реализация прямогонного бензина, не смог ни один из нефтяников. Единственным, кто попытался это сделать, оказался представитель ТНК. Он заявил, что прямогонный бензин производится на двух НПЗ компании — Нижневартовском (в объеме 60 тыс. тонн в месяц) и Красноленинском (4,5 тыс. тонн в месяц). Четверть этой продукции экспортируется, все остальное уходит на собственные нужды. По его словам, сторонним трейдерам «прямогонка» продается в небольшом количестве и в эпизодических случаях. При этом представитель ТНК не исключил возможности производства этого топлива и на других НПЗ компании, в том числе в Рязани. «Если заказчик хочет купить у нас прямогонный бензин, то мы его продадим. Однако проконтролировать дальнейшую судьбу топлива сложно», — отметил он.

В этом случае можно проследить четкую схему попадания «прямогонки» с НПЗ на заправки, а далее — в баки автомашин. Трейдер покупает прямогонное топливо на НПЗ якобы для последующего производства этилена или другого нефтехимического продукта. Затем «догоняет» его до нужного октанового числа и реализует уже как Аи-92 или Аи-95. Нефтяные холдинги, которые не задаются вопросом, что в конечном итоге происходит с их продукцией, сами косвенно выступают поставщиками основного сырья для суррогата. Требовать от покупателей «прямогонки» объяснений, каким образом она будет использована, компании просто не имеют права – закон не обязывает покупателей отчитываться о своих намерениях. А значит, проконтролировать появление на рынке бензина «прямогонки» по закону практически невозможно. Если верить нефтяникам на слово, то на фирменной заправке суррогатный бензин купить нельзя – компании контролируют качество топлива на своих АЗС. Однако обезопасить себя от заправки «бодяжным» топливом на франчайзинговой АЗС невозможно. Как заявил на условиях анонимности представитель крупной нефтекомпании, в России выпускается около 5,5 млн. тонн прямогонного бензина в год. 65% идет на нефтехимию, а остальное — 2 млн. тонн — покупают трейдеры. Таким количеством можно испортить до 5-6 млн. тонн топлива. Если учесть, что в 2002 году отечественное производство высокооктанового автобензина составило 29 млн. тонн, суррогатный бензин составляет примерно пятую часть всего продаваемого в России топлива.

В соответствии с рейтингом заправочных станций, составленным по опросу читателей сайта автолюбителей www.АААА.ru, самыми популярными являются АЗС компании ВР. Второе место занимает частная сеть заправок «Корус», а третье — ТНК. Другим крупным нефтяным холдингам — «Татнефти», «Славнефти» и ЛУКОЙЛу — автолюбители отдали 5-е, 8-е и 9-е места соответственно. Заправочные комплексы Московской топливной компании заняли 7-е место. АЗС компании «Гермес-Москва», купленные ЮКОСом, находятся на «счастливом» 13-м месте. Остальные места (в рейтинге 19 позиций) распределились среди небольших частных компаний.

Ацетон, нафталин или органический спирт

Предположим, что мы приобрели тонну прямогонного бензина по цене 4,5 тыс. рублей. Далее для повышения октанового числа топлива нужно добавить катализатор, чтобы создать видимость качественного продукта. Как рассказал один из «бензиновых королей», в большинстве случаев используются такие распространенные составляющие, как ацетон, нафталин или же органический спирт. Также распространены свинцовые, марганцевые и железосодержащие присадки. Например, 5% спирта в тонне «прямогонки» повысят ее октановое число на 20-30 пунктов. Стоимость такой присадки 9 рублей за литр. На тонну прямогонного бензина потребуется около 50 литров катализатора за 450 рублей. В результате остается договориться с владельцем заправки о реализации этой смеси уже по 9-10 тыс. рублей, половина которых станет «наваром» умелого производителя. Результаты этих химических опытов ощущают на себе не только автолюбители, но и пешеходы. Некачественное топливо портит автомобиль — образует нагар в топливной системе, забивает бензонасос и форсунки впрыска, а также вызывает коррозию металлических конструкций и разложение резиновых деталей. Кроме того, выхлопы «самопального» бензина негативно сказываются на экологии.

СПРАВКА

НПЗ на своем огороде

Производство «левого» бензина в промышленных масштабах также не потребует значительных затрат. Один из теневых участников бензинового рынка Подмосковья предложил приобрести подержанную установку для переработки прямогонного бензина в высокооктановую смесь за 2,5 млн. долларов, причем в процессе торгов он пошел на уступку в 200 тыс. долларов. Мощность этого агрегата составляет 16-17 тыс. тонн бензина Аи-92 в год. Себестоимость производства тонны продукции 1 тыс. рублей (литр — 1 рубль при средней цене 92-го бензина на заправках 10,7 рубля), а срок окупаемости — менее трех лет. Даже если учесть затраты на сырье (тонна «прямогонки» стоит 4,5 тыс. рублей), транспортировку и производство, чистая прибыль с одной такой установки может превышать 50 млн. рублей в год.

Оригинал материала

«Газета»