Бензин цвета крови

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Наша Версия-СПБ", origindate::07.11.2006

Бензин цвета крови

Петербург перестали называть криминальной столицей, однако люди, которые участвовали в "разборках" 90-х годов, еще остаются у руля нефтяного бизнеса города на Неве

Михаил Орлов

Взгляд из прошлого

В середине октября в программе «Момент истины» показали петербургский сюжет: панорама Казанского собора, пешеходная зона Малой Конюшенной, памятник великому русско-украинскому писателю. А дальше вдруг прозвучало напоминание: вот именно здесь, на месте кровавой разборки 1993 года, воздвигнут памятник одному из ее участников - лидеру тамбовского сообщества, раненому, но оставшемуся в живых. Памятник в образе Гоголя, бросающего задумчивый взгляд на Казанский собор...

Телепередача по нынешним временам странная. Уже несколько лет из обихода СМИ ушел термин «криминальная столица». Тому много причин: и пожелания «сверху», нормализация городской жизни вообще, и то, что многие участники криминальных разборок остепенились и стали вести легальный бизнес. Поэтому тема «тамбовско-казанских» войн, реанимированная Андреем Карауловым, выглядела несколько неактуально, а потому неожиданно. Что же должно было произойти, чтобы она во всю мощь зазвучала в телевизионный прайм-тайм, словно во времена «позднего Яковлева»? Можно предположить, что подобное обращение к истории не случается на пустом месте. Уж не намек ли это на то, что впереди Питер ожидает как минимум экономическая война?

В пользу этой версии говорит то, что в Петербурге уже сложился определенный топливно-нефтяной рынок, который не раз подвергался дележу и в конце концов стал на некоторое время стабильным. Однако не первый год ожидается массированная интервенция федеральных нефтяных компаний. И городская администрация приветствует их появление -это принципиальная установка наших властей: мол, рынку нужна конкуренция. Отсюда следует вполне логичное предположение, что появление новых игроков пройдет не так спокойно, как хотелось бы. Увы, пока что городской топливный рынок насквозь криминализирован. За многими из компаний стоят теневые структуры и зловещие персонажи.

От пистолета Макарова к пистолету топливному

Автомобильные потоки с утра до поздней ночи заполняют магистрали северной столицы. Число железных коней только за последние полтора десятилетия в нашем мегаполисе увеличилось в 14 раз. В бешеных объемах сгорает «моторная кровь» - бензин. Ушли в прошлое уродливые колонки советской эпохи: автомобилистов встречают сияющие дворцы из стекла и бетона. Сегодняшние АЗС - это не только полный набор архитектурных стилей, но и разнообразие брендов, цветов и флагов.

Выбор изрядный, что и говорить. Можно отовариться у красно-белой ПТК, сине-красной «Славнефти», кроваво-красного ЛУКОЙЛа, красно-зеленого «Русланда» (очень характерно, что на флагах компаний присутствует красный цвет, уж не крови ли?). Едва ли водитель, вставивший в бак своего авто пистолет, хотя бы приблизительно представляет, сколько крови, горя и слез кроется за каждой цифрой на чеке. Хотя наверняка слышал, как крупный топливный бизнес Петербурга изначально поднимался на весьма сомнительных деньгах.

Одним из самых красивых и романтичных брендов обладает компания «Фаэтон», возглавляемая Владимиром Хильченко. Она практически со дня основания, как уверяют знающие люди, действовала под «крышей» клана Мирилашвили. Сейчас господин Мирилашвили, которого в определенных кругах называли Миша Кутаисский, отбывает длительный срок за «разборки» с соотечественниками, учиненные им в 2000 году, когда они, не разобравшись в обстановке, недостаточно вежливо обошлись с папой Михаила Михайловича.

Несколько позже к процессу криминального курирования «Фаэтона» подключился другой авторитет - Андрей Маленький. Впрочем, курирование давно являлось профилирующим предметом Андрея Волова - бывшего функционера Красногвардейского РК ВЛКСМ. В новые времена Волов превратился в Маленького и сколотил серьезную группировку последователей «якудзы». Наконец, в конце июля 1999 года Волова арестовали и предъявили столько, что трудно перечислить. Не было лишь нескольких статей УК, как то: уничтожения критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу, да незаконного промысла котиков и бобров. Отправился он за колючку на два года раньше, чем Миша Кутаисский.

И Мирилашвили, и Волов теперь вне игры по приговору суда. Свято место, то есть топливная компания, пока пребывает пусто. Ходят упорные слухи, что отцы-основатели «Фаэтона», Владимир Хильченко и Сергей Снопок, так и не смогли выбрать новую «крышу» для осиротевшей компании, из-за чего возник у них серьезный конфликт. Впрочем, компании это даже в чем-то помогло: «Фаэтон» поумерил активность на топливном рынке, осваивая торфоразработку и уборку мусора.

Как стать солидным бизнесменом

Еще одна топливная компания, ворвавшаяся на питерский рынок в начале 2000-х, - «Славнефть». Первоначальные широкие шаги обернулись грандиозным скандалом с сотнями убитых моторов - бензин на «славянских» АЗС продавался с чудовищными присадками. Несколько лет компания пребывала в тени, пока ее питерское представительство не стало ассоциироваться с Сергеем Рякиным и Владимиром Гуревичем, которых еще порой упоминают в связи с легендарным именем самого Лехи Чумаченко. Есть мнение, что и эти господа в прошлом были не очень чисты перед законом, однако, по слухам, завязали с темным прошлым и подались в солидный бизнес. А что может быть солиднее топливной коммерции?

Хозяин топливной компании «Русланд» более известен широкой публике. Предприниматель Юрий Гамилко, которого деловые партнеры называют Юрой Всеволожским, прославился патетичным открытым письмом президенту России, опубликованным в прессе в дни «Норд-Оста». В связке с Юрой Всеволожским выступают один из основателей тамбовской ОПГ Валерий Ледовских, которого СМИ называют одним из основателей тамбовской ОПГ, а также ближайший приятель Александр Клименко. Пять лет назад Гамилко уже попадал в Кресты. Ему, как это часто бывает с бизнесменами, инкриминировали 1бЗ-ю статью Уголовного кодекса - вымогательство. Причем групповое и в особо крупных размерах, связанное со строительным проектом. Из тюремной больницы обратился к президенту, утверждая, что «заговор» против него организовали чины ГУВД и недобросовестные конкуренты, и туманно намекая на то, что «дело Гамилко» грозит всероссийским возвратом «беззакония и произвола во имя преступных амбиций». После чего вскоре освободился «по состоянию здоровья»: тенденция характерная - попав за решетку, все оказываются едва ли не в предсмертном состоянии, однако, выйдя на свободу, вновь обретают сибирское здоровье. На данный момент господин Гамилко вроде бы опять вернулся к активному оперированию на топливном рынке.

О крупнейшем питерском нефтетрейдере - Петербургской топливной компании (ПТК)трудно сказать что-либо, кроме как no comments. В данном случае бренд давно уже говорит сам за себя. За этой компанией лично стоит один из самых авторитетных бизнесменов северной столицы Владимир Кумарин, которого иногда называют еще криминально-теневым императором. Тот самый, о ком и говорил Караулов в «Моменте истины», рассказывая о летней перестрелке 1993-го и о Гоголе, в бронзовом лице которого угадываются черты нашего современника, одолевшего «казанские» пули.

Иногда аббревиатуру ПТК расшифровывают как Петербургско-Тамбовская Компания - это якобы второе название тамбовского организованного преступного сообщества (теперь, правда, вместо ОПС принято говорить - бизнес-группа), к которому в конечном счете сходятся нити всего регионального криминалитета. Подробности - в любой из многочисленных книг Андрея Константинова.

Еще один адрес - Петербургский нефтяной терминал. Хозяин - Сергей Васильев. Биография Сергея Васильева в любом случае не располагает к спокойному миросозерцанию. Вместе с двумя братьями - старшим Александром и младшим Борисом - он много лет считался лидером «группировки братьев Васильевых». Достаточно кликнуть это словосочетание в поисковых системах Интернета, чтобы прочесть о деятельности родственников на ниве контроля над бизнесом большим и малым. Сам Сергей Васильевич первый раз загремел за решетку по не самой почтенной в Советском Союзе статье Уголовного кодекса - «Изнасилование». Затем он отбывал наказание по статье «Мошенничество» - шесть лет с конфискацией имущества. Вышел аккурат к началу «криминальной революции».

В мае Васильева чудом недострелили рязанские «слоны», неизвестно по чьему заказу. Впрочем, простыми уколами - как поется в песне Высоцкого, не отделаться. Насколько отсрочена казнь, не знают ни он, ни правоохранительные органы. Это ведь только у военных «расстреливать два раза уставы не велят». В питерском топливном бизнесе порядки совсем другие.

И последние станут первыми

И наконец, компания «ЛУКОЙЛ-Нева». Очень респектабельное наименование - и сомнительное прошлое его руководителей. Генеральный директор - Али Измаилович Беглов. Впрочем, во времена оные его называли иначе - Алик Татарин.

Начинал он как лидер одного из ответвлений казанской ОПГ. Али Беглов стал ближайшим сподвижником Артура Кжижевича - того самого, что ныне осужден за тройное убийство, совершенное с особой жестокостью осенью 2003 года (повздорили на рыбалке с соседней компанией, у кого катер круче).

27 мая 1994 года Али Беглов был осужден Московским районным судом Санкт-Петербурга по статье 148 часть 2 УК РСФСР («Вымогательство») на 2 года и 2 месяца с конфискацией имущества. Уголовное дело было возбуждено в 1990 году, и с 1990 по 1992 год Беглов находился в Крестах, отбыв назначенный срок до суда. По слухам, Алик Татарин был вторым лицом в многолюдной банде, терроризировавшей таксистов и частных перевозчиков у гостиницы «Пулковская» в конце 1980-х годов.

Возглавлял банду сам «дедушка русского рэкета» Владимир Феоктистов. Слева и справа от него, рассказывают, стояли Алик Татарин и Эдуард Беньяминов, впоследствии с гордостью носивший имя Беня Казанский. Именно они старались брать на себя самую черную работу. В приговоре по этому делу, в частности, говорилось: «...продолжая свой преступный умысел по вымогательству денег у водителей, в начале сентября 1990 года в вечернее время... Беглов, Беньяминов... совместно высказывали водителям требования о ежемесячной уплате их группе от 500 до 1000 рублей от каждого водителя... В противном случае, если водители откажутся платить... высказывали угрозы убийством, причинением тяжких телесных повреждений, уничтожением и повреждением их, водителей, транспортных средств».

Сегодня Али Беглов ходит в элегантных костюмах, а в Петербурге считается едва ли не олигархом местного масштаба. Характерно, что его давние приятели оказались далеко не столь удачливы. Поначалу, конечно, они тоже сохраняли коммерческую связь с питерским ЛУКОЙЛом. Однако Беньяминов летом 2000 года был расстрелян вместе с сыном и телохранителями. Ходят слухи, что удалось вывести из игры и другого заметного «пулковца» - Ованеса Капланяна. Теперь этот в прошлом авторитетный армянский бизнесмен практически ни на что не влияет. Печальная участь постигла и «крестного отца» Феку, главаря «пулковской банды». Весной 2003 года его избили в «Магрибе» воры в законе. Много ли нужно, чтобы подорвать здоровье уже немолодого человека? Вот Феоктистов и умер от огорчения и цирроза печени.

Таким образом, все доли «ЛУКОЙЛ-Невы», которые, по слухам, были у его приятелей, оказались у Али Беглова. А «пулковский рэкет», казалось, оброс легендами, подзабылся, а главное, упоминания о нем исчезли из всех милицейских баз данных (так почему-то считалось до последнего времени...). Что ж, Вагиту Алекперову остается только позавидовать - филиал в надежных и «чистых» руках.

Что же получается? На сегодня в культурной столице России не существует ни одной крупной топливной компании, имеющей разветвленную сеть, в той или иной степени не ассоциируемой с криминалом. Да, нынешние бизнесмены от бензина стараются цивилизоваться, уйти от прошлого. Господин Кумарин окончил вуз, господин Дедовских обрел степень доктора наук, господин Клименко защитил кандидатскую, а господин Беглов прорвался аж в академики. Но...

Есть мнение, что скоро на топливном рынке Питера могут появиться новые игроки российского масштаба - прежде всего Сибнефть и Тюменская нефтяная компания (собирался еще ЮКОС, но, как говорится, по не зависящим от питерской администрации обстоятельствам...). Можно предположить, что за каждым из них немедленно окажутся фигуры вроде перечисленных. Возможно, не столь лощеные, но это дело поправимое: сегодня ты авторитетный парень, а завтра - респектабельный господин со степенью.

Другой вопрос, захотят ли нынешние владельцы бензоколонок делить и делиться? Не факт. Например, не нарушит ли появление новых лиц межкриминальный баланс, сложившийся на питерском нефтерынке? Особенно если среди основной массы местных боссов от бензина есть привычка отстреливать конкурентов, отбивать им печень и причинять прочие неприятности...

Не подорожал бы в очередной раз бензин....