Березовский и Соловьев - плевки друг в друга

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Березовский и Соловьев - плевки друг в друга

"Владимир Соловьев: "Формулировка Березовского звучала очень красиво: "Нужно принести сакральную жертву"

Ведущий программы телеканала НТВ "К барьеру" Владимир Соловьев в эксклюзивном интервью обозревателю Страны.Ru Ксении Лисевич прокомментировал статью в итальянской газете "Ла Стампа" о том, как Борис Березовский пытался предложить ему роль "сакральной жертвы", на которую позднее был выбран Иван Рыбкин. В статье со слов журналиста утверждалось, что опальный олигарх планировал убийство (или имитацию убийства) видного оппозиционного политика в России накануне выборов, чтобы бросить тень на Владимира Путина. Из статьи следует, что Иван Рыбкин не погиб в силу каких-то неизвестных обстоятельств, перечеркнувших планы Березовского.
- Владимир, почему вы дали интервью именно "Ла Стампе"?
- Собственно, я сказал это в эфире «Серебряного дождя» в день, когда исчез Рыбкин. Просто иностранные журналисты слушают «Серебряный дождь», а российские - нет. Из «Ла Стампы» журналистка пришла только вчера.
- Почему Березовский решил раскрыть вам свои карты, сказав, что хочет выдвинуть кандидата в президенты РФ - некоего «публичного человека» - и убить его «как бы по распоряжению Путина»? Ведь такая огласка сделала его план фактически неосуществимым?
- Он был уверен, что может купить меня. К тому же, он вовсе не раскрыл свой план убийства. «Ла Стампа» не совсем точно цитирует. Формулировка Березовского звучала очень красиво: «Нужно принести сакральную жертву». Он не раскрыл деталей, сказав, что сделает это, если я соглашусь на подкуп. Я сказал, что должен это обдумать, и после этого у нас бесед больше не было.
- А как тогда объяснить, что Рыбкин вернулся из Киева целым и невредимым?
- Я не имею об этом никакого представления. Я же не знаю, что было с Рыбкиным. Я могу говорить только о том, что видел и слышал лично как свидетель. Поэтому вся логика поведения с Рыбкиным - это уже совершенно другой вопрос. Вот статья эта в «Ла Стампе» не играет никакой роли, потому что через несколько дней выборы, а кандидатов у Березовского нет. Против кого направлен весь пафос этой статьи? Ни за и ни против кого.
- Зачем тогда Березовскому понадобилась вся эта затея?
- Это я могу очень точно сказать. Он играет не столько на Россию, сколько на Запад. Он пытается воздействовать на Россию через свои политические амбиции, через манипуляцию западным общественным мнением. Пропутинская контролигархическая коалиция, которая сейчас пришла к власти в России, очень нервирует Бориса Абрамовича и тех людей, которые находятся в некоей коалиции с ним, того же Невзлина. По крайней мере, это та фамилия, которую называл Березовский.
- Почему вы согласились полететь с Березовским? Журналистский интерес?
- Во-первых, это колоссально интересно. Я же не знал, о чем он хочет со мной говорить и какое предложение он хочет мне сделать.
- Вам не страшно было?
- Я с ним не первый раз встречался. Мне было не страшно, а неудобно, когда он начал об этом говорить. К тому же у меня не было визы - я подумал: сейчас что-нибудь резкое скажу, и меня тут же примут английские власти как человека без визы. А так как самолет был не российский, мне в паспорт поставили миграционную печать, перечеркнутую крестом, и написали, что мне было отказано во въезде на территорию Великобритании, так как у меня не было визы.
- Получается, Березовский вам еще и свинью подложил...
- Да нет. Я на следующей неделе спокойно объяснил ситуацию в посольстве, сказав, что мне позвонил Березовский.
- Так что же это было? Очередная пиар-акция Березовского, направленная на подпитку его «демонического» имиджа? 
- Нет, я думаю, он искренне считал. . . Это не задумывалось как пиар-акция. Это был один из ходов сложно просчитанного на дальнюю перспективу политического действа. В эту политическую игру включалось и создание новой партии определенной ориентации. Эта жертва должна была, по логике, находиться на знаменах нового партийного объединения, которое сплотило бы тех людей, которые ужаснулись бы тому, как поступают с кандидатами в России. . . Но это уже из домыслов.
- Это правда, что у вас есть опасения за свою жизнь?
- У меня большие опасения, которые, кстати, подтверждаются. Слава Богу, не на уровне жизни! Мои коллеги считают, что это заказ. . . Чей? Ну, как чей? Я ведь мог легко и много взять денег у Березовского и никому никогда не говорить. Просто если бы, не дай Бог, что-нибудь случилось с той же Ирой Хакамадой, с которой я дружу, я бы себе этого не простил.
- А вы не обратились в ФСБ, например?
- Нет, но Боре и Ире (Немцов и Хакамада - К.Л.) я об этом сказал.
- А что вы имели в виду, когда сказали, что ваши опасения начинают сбываться?
- Я понимал, что ничего хорошего от этой статьи я не получу.
Борис Березовский: "Неужели, если бы я собирался убить Хакамаду, меня бы что-то остановило?!"
Борис Березовский в беседе с обозревателем Страны.Ru Филиппом Стеркиным опроверг обвинение Владимира Соловьева в том, что бизнесмен готовил заговор против Путина и планировал политические убийства. В то же время г-н Березовский подтвердил, что журналист действительно прилетал к нему в Лондон с просьбой дать денег "как компенсацию за работу на ТВ-6".
- Борис Абрамович, как вы можете прокомментировать заявление журналиста Владимира Соловьева о том, что вы планировали убийство одного из оппонентов Путина на выборах?
- Заявления сумасшедших сотрудников ФСБ не комментирую.
- Но вы же знакомы с Соловьевым? 
- Да, конечно, очень хорошо знаком. Он прилетал ко мне в Лондон, просил денег. Мы с ним действительно говорили о выборах.
- А когда произошла эта встреча? Какую сумму и в связи с чем он просил? 
- Не помню точно, когда он прилетал. А просил он, кажется, 30 или 50 тысяч долларов в качестве компенсации по работе на ТВ-6.
- И вы дали?
- Да, конечно, я же не жадный человек. Я заплатил миллион двести тысяч долларов сотрудникам ТВ-6, но, видимо, Соловьеву показалось мало. Ну, я дал распоряжение, чтобы ему заплатили, сколько он там попросил.
- Чем тогда вы можете объяснить заявление Соловьева?
- Я же говорю, что не комментирую заявления сумасшедших сотрудников ФСБ. У меня такое ощущение, что там просто все посходили с ума. Ну, какой-то совершеннейший бред. То ли я прилетал в Россию, то ли потом он прилетал.
Я хочу только обратить ваше внимание на последовательность этих заявлений. Сначала была статья в «Комсомольской правде», что Березовский хочет убить Хакамаду, потом Жириновский что-то об этом говорил.
И, главное, не могу понять, чего они там, в ФСБ, так нервничают, во что играют? Чего они так боятся? Ну, допустим даже, что Соловьев прав, допустим, что я действительно собираюсь убить Хакамаду. Неужели, если бы я планировал такое преступление, я бы всем про это рассказывал и его заявление меня остановило бы? Значит, это заявление не против меня нацелено, значит, пытаются оказать воздействие на противников Путина, на ту же Хакамаду. Это на нее пытаются оказать давление за ее критику режима Путина, это ее пытаются запугать.
- Вы не собираетесь подавать в суд на Соловьева?
- Да какой там у вас суд?!
Сенсационная трагикомедия Бориса Березовского ("La Stampa", Италия)
Анна Зафесова, 10 марта 2004
Настоящей комедией, которая оживила предвыборную кампанию, можно назвать таинственное исчезновение и не менее загадочное появление кандидата в президенты Ивана Рыбкина. В этом спектакле фигурировали бывшие сотрудники КГБ, чеченские сепаратисты, украинские оппозиционеры, солнечные очки, психотропные вещества, ложь и раскаяние. Все это казалось фарсом, который мог завершиться трагедией. Рыбкина должны были убить и обвинить в этом Владимира Путина.
'Однако что-то не сработало', - полагает известный тележурналист Владимир Соловьев, утверждающий, что слышал детали этого коварного плана лично из уст Березовского. Свое решение дать огласку этой теме Соловьев объясняет тем, что за оставшиеся четыре дня до выборов еще может что-то произойти с остальными кандидатами. Начинает политический триллер, который должен оживить последние дни предвыборной кампании.
В холодный декабрьский день незадолго до Рождества, в пригороде Лондона приземлился частный самолет. Несколькими часами ранее этот самолет вылетел из московского аэропорта Внуково-3. Этот небольшой аэродром спрятан от посторонних глаз в подмосковных лесах и предназначен для владельцев частных самолетов. Здесь все является символом роскоши. Дорогие вина, очаровательные стюардессы должны скрасить полет одного единственного пассажира.
Одному из самых популярных в России журналистов, ведущему ток-шоу на частном канале НТВ Владимиру Соловьеву удалось проникнуть на этот секретный аэродром. По его словам, он видел, как на борт самолет быстрой походкой поднялся человек невысокого роста. Этот человек произнес: 'У меня есть ясный план, как свергнуть режим Путина'. Это может показаться шуткой, но эти слова принадлежат Борису Березовскому, врагу # 1 российского президента.
Прошла неделя с момента выборов в Государственную Думу, на которых либеральные оппозиционные партии потерпели фиаско. Безуспешно завершились переговоры между их лидерами по поводу единого кандидата на предстоящих президентских выборах с целью не столько победить Путина, а хотя бы осложнить ему жизнь. По мнению представителей правых, страна встала на путь авторитаризма, так как к власти пришли люди из КГБ.
И именно в это время в кабинете Соловьева раздался звонок из Лондона. Борис Березовский сказал журналисту: 'Приезжай, у меня есть решение. Это не телефонный разговор'.
В России олигарх находился в розыске и не мог покидать территорию Великобритании, которая предоставила ему политическое убежище. Березовский направил в Россию личный самолет с целью доставить в Лондон известного телеведущего. В самолете Березовский ошеломил Соловьева предложением выставить свою кандидатуру на президентских выборах. 'Ты настоящий гений. Неужели ты боишься? Скажи, сколько ты хочешь денег? Дай мне номер твоего банковского счета, и твоя семья будет жить в роскоши'. Березовский, не веря в популярность Путина, призывал к возврату во времена Ельцина. 'Только олигархи смогут поднять эту страну'.
Магнат мечтал вернуться в Россию и получить пост министра иностранных дел в правительстве президента-марионетки. Промах с Путиным не должен был повториться. 'Путин для Березовского - это идея-фикс, - говорит Соловьев, - он считает, что лично посадил в президентское кресло человека, который потом взбунтовался против него'. Предложение не впечатлило Соловьева. И тут Березовский решил предъявить козырную карту. Он не хотел говорить об этом в самолете. Спускаясь по трапу, Березовский произнес: 'Нам нужна жертва. Это должен быть человек хорошо известный, чья смерть поставила бы пятно на Путина. Убитый как бы по распоряжению Путина политик должен был стать иконой для противников режима'.
Это кажется фантастикой, олигарх, во время секретных встреч, решает что лучше: убить хозяина Кремля или одного из политиков среднего масштаба, посредством сети агентов.
Однако, двумя месяцам позже исчезает поддерживаемый Березовским кандидат в президенты Иван Рыбкин. К тому же это исчезновение происходит сразу же после антипутинских заявлений кандидата. Соловьев подозревает, что, не найдя других 'кандидатов', олигарх в изгнании решил превратить в жертву своего протеже.
'Рыбкин исчез в самое подходящее время после заявлений, предназначенных для Запада, а не для России. Все было спланировано таким образом, что многие подумали бы, что здесь не обошлось без властных структур'. По некоторым сообщениям, Соловьев чувствует, что если бы он тогда согласился выставить свою кандидатуру, роль агнца была бы уготована именно ему.
Он решает заговорить: 'Я подвергаюсь риску и не скрываю, что опасаюсь за себя и за свою семью'. Но почему тогда он решил раскрыть эту лондонскую беседу? 'Я боюсь, что в эти последние дни избирательной кампании может что-то случиться с Ириной Хакамадой или Сергеем Глазьевым'.
Произойти это может по той же схеме, которую магнат рассказал ведущему: поддержать и тайно финансировать откровенно антипутинского кандидата, и потом его убить. Первая - прозападный либерал, второй (по слухам связанный с олигархом) левый националист. Но Соловьев, который работал на ТВ Березовского и хорошо его знает, не видит в этом противоречий: 'Это не идеологический конфликт, это прагматический вопрос, вся 'семья Ельцина' такова - моральной стороны проблемы не существует'.
Этот рассказ напоминает фильм 'Олигарх', где герой (Березовский, хотя и под другим именем) ворочает миллиардами и политиками в шахматной игре, в которой погибают пешки. В скучной президентской кампании не хватало заговора, чтобы наэлектризовать избирателей, и после двух лет изгнания репутация магната, укрывшегося в Лондоне, остается дьявольской, а его всемогущество не ставится под сомнение: 'Каждой стране нужен свой маленький Мефистофель', - комментирует Соловьев и описывает своего бывшего босса как человека, помешанного на всемогуществе, убежденного, что он может покупать жизнь и смерть, как почти трагическую фигуру.
Трудно связать этого персонажа более театрального, чем реального, со скандалом Рыбкина, рейтинг которого практически равен нулю, несмотря на его жесткую критику 'диктатуры Путина' и то, что его смерть вряд ли потрясла бы основы власти. Но избирательная кампания подходит к концу, и телеведущий, член комиссии по правам человека, и звезда единственного полунезависимого ТВ не скрывает своих симпатий к хозяину Кремля как альтернативе 'интернационалу олигархов'. Говорит, что он доволен тем, что сделал и чувствует свою правоту: 'Даже если мне придется нанять телохранителей'."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации