Березовский хочет смерти для свои СМИ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::10.02.2005

Березовский хочет смерти для своих СМИ

"Коммерсант" и "Эхо Москвы" скоро закроют

Валентин Ракитин

Converted 18215.jpg Средства массовой информации, подконтрольные Борису Березовскому, могут в ближайшее время закрыться по инициативе российских властей. От скандального закрытия «Коммерсанта» и радио «Эхо Москвы» выиграют все, кроме государства. В этом нет ничего удивительного, ведь при этом выиграет сам Борис Березовский.

В этой связи интересно, что ход развития будущих событий легко просчитывается. Поведение «березовых» СМИ уже приобрело явный характер информационного мазохизма.

Сделай мне больно

Склонностью к мазохизму известен не только Борис Абрамович. Вообще, с оппозиционерами такое часто бывает: ну, начальник, ударь меня, ударь. Что не ударишь? Неужели не ударишь? А-а-а, ударил, гад! Ну попробуй еще раз – не посмеешь. Ну-ка. Ой… хорошо. Давай еще разочек. Неужто осмелишься опять?…

Первым из российских оппозиционеров по пути делового мазохизма прошел Владимир Гусинский. Сделал ошибочную ставку, и проиграл. После проигрыша надо было бы, как говорят биржевики, фиксировать убытки – аккуратно отойти от игры, взвесить свои шансы и, наконец, вернуться к игровому столу.

Как известно, у Гусинского не получилось. Владимир Александрович проигрался в пух и прах, так и не поняв законов жанра политической драматургии. Теперь в Москву он не ездок. Скитается по заграницам. Ни пообедать в ресторане на Тверской, ни послушать бой кремлевских курантов, ни сделать деньги на выборах. Никакого кайфа в жизни Гуся. От жизни осталось только прошлое. Потерянный бизнес, утраченное влияние, поседевшие волосы и ордер на арест.

Другой известный оппозиционер – Михаил Ходорковский. Слов нет, парень умный – не чета Гусинскому. Какие деньги сделал – загляденье. Исключительный талант бизнесмена хранил Ходорковского от бурь и невзгод не одну трудовую пятилетку. Даже во время кризиса 1998 года, когда крупнейшие бизнес-империи, выращенные вокруг коммерческих банков, рухнули, Ходорковский умудрился заработать. Вкладчики «Менатепа» получили свои обесценившиеся вклады с задержкой в несколько месяцев и даже лет, и были этому даже рады, потому что многим другим вкладчикам их сбережения не вернулись вообще. Помнится, в девяносто девятом люди вполне искренне говорили, мол, единственный порядочный банкир – Ходорковский. Мол, почти не ограбил. Возможно, именно тогда Михаил Борисович осознал великое волшебство снисхождения к тобой униженным. Если отнять у людей что-то, а потом, когда возмущение людей сменится безнадежностью, отдать половину, можно завоевать сердца обкраденных… Но и Ходорковского погубил мазохизм.

Сам ведь напросился. Казалось бы, имеешь деликатные отношения с Налоговым кодексом – сиди тихо. Тем более, история нефтяных и всяких апатитных приобретений наполнена событиями, о которых неприятно вспоминать, но ведь и забыть невозможно. Да, другие покупают независимую прессу, и ты покупай, но, как другие, веди себя прилично. Зарабатываешь в России – помни об интересах России. Нет же, человек оторвался от земли. Возможно, в бесконечной череде встреч с западноевропейским и американским истеблишментом у Михаила Борисовича случилось помутнение рассудка. Есть много общечеловеческих стран, власти которых готовы «защитить частную собственность» (особенно находящуюся в дремучей нецивилизованной России), не принимая во внимание, как эта собственность была получена, и, похоже, Ходорковский всерьез поверил, что российские законы на него не распространяются. Когда со стороны власти был подан сигнал – «ну чё ты, Миш?» – в умном человеке Ходорковском тоже проснулся мазохист. Ну-ка ударьте. Нет, не посмеете – моя крыша вас не одобрит. Ну что, нечего сказать? Ну-ка попробуйте… Чем плотнее сгущались тучи вокруг Ходорковского, тем громче в российских окрестностях был слышен визг о попранной свободе. Пиарщикам нефтяника казалось, что подставляться под удары выгодно, каждый пинок привлекает к Ходорковскому сторонников.

И вдруг выяснилось, что, во-первых, компания «Юкос» и сам Михаил Борисович сотоварищи находятся в российской юрисдикции, во-вторых, истерика не помогает. Все получилось нехорошо и в особо крупных размерах! А ведь все, что надо было – помнить о прошлом и честь знать. Удачливый бизнесмен, проделавший путь от советского фарцовщика до владельца гигантского нефтяного холдинга, стал – богатым, но все-таки – зеком.

Борис Березовский зеком не станет – надежная крыша не позволит волкам позорным повязать правильного пацана. И все же, как недавно выяснилось, Борису Абрамовичу тоже не чужд мазохизм.

Проиграть, чтобы выиграть

Березовский хочет, чтобы ему сделали больно. В России он присутствует в виде ряда средств массовой информации, определенным образом зависимых от него. Значит, больно будет им. Процесс уже пошел.

Газета «Коммерсантъ» опубликовала интервью с лидером чеченских террористов Асланом Масхадовым. Общеизвестно, что сепаратист-неудачник испачкан в крови. Что он находится в федеральном розыске и в розыске Интерпола. Наконец, известно отношение к нему в Кремле. Тем не менее, «Коммерсантъ» публикует пространное интервью с ним, из которого следует, что благородный разбойник устал убивать. Масхадов хочет переговоров.

Еще бы: для Масхадова это единственный способ легализации. Ведь пока из представителей власти поговорить с ним желают только ФСБ и прокуратура, он террорист. Как только федеральная власть сядет с ним за стол переговоров, он превратится в политика. Подобное превращение когда-то произошло с Ясиром Арафатом. Кремль вполне резонно не хочет Масхадова-Арафата себе не голову, и признавать террориста политиком отказывается. Публикация в «Коммерсанте» интервью с президентом самопровозглашенного государства ломает расклад: Масхадов делается политической фигурой, которую Кремль почему-то не хочет услышать.

Ясно, что это не могло понравиться власти. Естественно, власть предупредила газету о недопустимости подобной игры «на грани фола».

И еще кое-что ясно. Подобное повторится – «Коммерсантъ» будет играть на грани фола до самого закрытия. Потому что это выгодно. Газета – не осязаемый предмет, ее уничтожить невозможно. Власть может только обратиться в суд и отозвать лицензию. Акционеры газеты предварительно сольют активы на чистый баланс (Борис Абрамович знает, как это делается – рулил «Аэрофлотом»), чтобы не ставить под угрозу физическую собственность. Журналистский коллектив не успеет разбежаться, особенно, если не обманывать по зарплате. Получить лицензию на новую газету не составит труда. (Кстати, это касается и «Новой газеты»). Будет тот же «Коммерсантъ», с тем же логотипом, той же читательской аудиторией. Только ко всему этому прибавится ореол издания-мученика, издания-борца. Тоталитарный путинский режим и так их давит, и эдак, но бесстрашный оплот свободы слова живет и побеждает. Закрытие газеты Березовского властями объективно выгодно опальному олигарху.

На радио «Эхо Москвы» также идет нечто подобное. В последнее время антипутинизм практически стал основой редакционной риторики, и, похоже, обозреватели забыли, что трескучий говор про ужасный-путинский-режим придает передачам чересчур маргинальный оттенок. Любой специалист по пиару знает, что для эффективности пропаганды адресный негатив необходимо активно смешивать с нейтральной информацией, еще лучше иногда с противоположным мнением. Но в эфире звучит еле сдерживаемая истерика. Иногда хочется сказать: ну ладно, Юлию Латынину понять можно, проклятый Путин скоро всех ее работодателей добьет, но остальные ребята, вы-то чего?

На уровне сплетен из «Эха Москвы» идет информация о планах «стать жертвой режима» по сценарию «Коммерсанта». Это нетрудно: пару-тройку телефонных интервью с тем же Масхадовым, и до свидания, лицензия. Весь мир кричит: ах, как же так?! Руководство «Эха» разводит руками: нам гражданская совесть не позволила отказаться от интервью с сепаратистом, ведь Чечня это наша боль, но вот такой в нашей стране режим… Борис Березовский возвышает свой голос в защиту свободы слова. Владимир Путин становится Милошевичем.

Схема безукоризненная. Как и в случае с «Коммерсантом», руководство информационного издания ничего не теряет – коллектив полным составом переходит на бридж-компанию – радио «Арсенал», принадлежащее «трудовому коллективу». «Арсенал» к бою готов, и уже вещает теми же голосами, что «Эхо».

В эховском раскладе есть интересный аспект. Рассказывают, что на кредитные средства «Газпрома», которому принадлежит радиостанция, намечается покупка квартир руководящему составу «Эха». Кредит долгосрочный, ставка льготная, все как положено. Кредитные документы в стадии подготовки, но если лавочка закроется неосмотрительно скоро, дешевого жилья начальников независимых журналистов не получить. Поэтому переход за «грань фола» намечен на время после коллективного новоселья. Оно и правильно: за общечеловеческие дела пострадать можно немного позже, а пока государственный «Газпром» пусть подкинет денег для борцов с режимом.

Впрочем, денежные дела начальства – мелочи по сравнению с намеченной «революцией берез». Сам Борис Абрамович мыслит глобально и понимает особенности медиабизнеса. Еще в 2001 году, когда Владимир Гусинский переводил коллектив НТВ из-под «Газпрома» на канал ТВ-6, принадлежащий Березовскому, последний решительно выкинул старый персонал компании из кабинетов и студий – сотрудникам было предписано «освободить помещения» для других людей. Человеческие трагедии маленьких уволенных людей никто даже не услышал – зато шумный демарш борющихся с режимом титанов свободы обсуждал весь мир. Почему бы еще разок не перетрясти свои медиа?

Закрытие пиар-инструментов Березовского руками кремлевского режима выгодно опальному олигарху. Исходя из этого, можно предположить, что скандальные интервью, промоутирующие чеченских террористов, на соответствующих СМИ продолжатся.