Бермудский треугольник Башкирского ТЭК

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материла
© "Московский комсомолец", origindate::19.09.2008

Бермудскии треугольник Башкирского ТЭК

Суд над Изместьевым может послужить катализатором передела сфер влияния в политической и экономической жизни республики

Василий Горохов

Следствие по делу экс-сенатора от Башкирии Игоря Изместьева закончилось в мае. 9 июля Мосгорсуд, несмотря на протесты защиты, продлил ему срок ареста. Процесс ожидается скандальным. В деле экс-сенатора фигурируют многие известные персоны и компании, связанные с башкирским нефтяным бизнесом и громкими заказными убийствами последнего десятилетия.

Ситуация, сложившаяся вокруг уголовного дела Игоря Изместьева, напоминает бермудский треугольник, где действуют отличные от общепринятых законы, гибнут люди, а то, что следствию кажется очевидным, абсурдным видится со стороны. В сотне томов уголовного дела постоянно мелькают одни и те же фамилии: Муртаза и Урал Рахимовы, Юрий Бушев, Сергей Финагин. Все они, так или иначе, были связаны с башкирским ТЭК и многочисленными покушениями, состоявшимися заказными убийствами, прогремевшими и предотвращенными взрывами. По странному стечению обстоятельств в центре всех обвинений — Игорь Изместьев. В прошлом — преуспевающий бизнесмен, владелец прибыльного нефтеперерабатывающего бизнеса и волжских пароходств, публичный политик, сенатор.

Напомним, странности дела Изместьева начались с его ареста, более походившего на похищение (адвокаты экс-сенатора даже подавали соответствующее заявление в Мосгорсуд). В январе 2007 года Игорь Изместьев был задержан сотрудниками ФСБ в аэропорту Бишкека, куда прилетел из Женевы на встречу с главой правительства Киргизии. Экс-сенатора, за два месяца до этого сложившего свои полномочия, пересадили в самолет до Новосибирска (для чего пришлось ссадить с рейса четырех пассажиров), а уже в “Домодедово” предъявили официальные обвинения в даче взятки сотруднику ФСБ и взяли под стражу.

С тех пор обвинения в деле Игоря Изместьева росли как снежный ком. Сначала его обвиняли в организации убийства московского нотариуса Галины Перепелкиной. Окажется, что Перепелкина — бывшая гражданская жена некоего предпринимателя Бушева, промышлявшего торговлей нефтью и якобы находившегося в конфликте с Игорем Изместьевым. Как выяснится позже, именно Бушев, в обход родственников, завладеет внушительным наследством покойной, но это не смутит следователей. Следствие сочтет, что Игорь Изместьев неоднократно покушался и на самого Бушева.

Бушев проходил потерпевшим по известному громкому делу бывшего подводника Александра Пуманэ — активного члена финагинской банды. Именно с подачи арестованных главарей финагинской (кингисеппской) преступной группировки Игоря Изместьева обвинили в многолетнем финансировании и руководстве бандой киллеров. Бывшему сенатору предъявили целый “пакет” обвинений в организации заказных убийств и покушений. В совокупности он обвиняется в организации семи убийств, нескольких покушений, теракте, даче взятки, в поджоге и хулиганстве. Особенностью доказательной базы обвинения экс-сенатору, по мнению защиты, является отсутствие прямых улик по всему “пакету” предъявленных обвинений. Показания против него дали двое из двух десятков проходивших по делу “кингисеппской” банды — ее главарь Сергей Финагин и его подручный, уже осужденный Александр Иванов. Сотрудничество бандитов со следствием, видимо, дало свои результаты. За шесть доказанных убийств Иванов получил всего лишь 12 лет колонии, а дело Финагина, арестованного осенью 2006 года, вообще еще не передано в суд. Адвокаты Игоря Изместьева неоднократно настаивали на очной ставке их подзащитного с Финагиным, но следствие им в этом отказало.

Но зато, по показаниям Финагина, Игорю Изместьеву сумели предъявить несколько новых обвинений — в организации терактов в Башкирии во время региональной президентской избирательной кампании 2003 года и в покушении на сына главы республики Урала Рахимова. Что странно: самому Уралу Рахимову, по словам его адвокатов, ничего неизвестно о признании его потерпевшим, а Бушев обвинил Рахимова-младшего вместе с Игорем Изместьевым в организации одного из покушений на себя. С каждым месяцем дело Изместьева становится все более сюрреалистичным, запутанным и противоречивым. По мнению Сергея Антонова, адвоката Игоря Изместьева, “никаких внятных мотивов для совершения упомянутых преступлений Изместьевым, несмотря на десятки страниц обвинения, следствие так и не смогло назвать”. Интересным представляется и другой контекст оценки этого дела. По мнению Сергея Антонова, “следствие в очередной раз пытается оказать давление на Изместьева, а заодно списать на него нераскрытые преступления. Ему уже не раз говорили: если он не будет оговаривать себя и других лиц, то для него будут добиваться пожизненного заключения”. В этом деле, как утверждает адвокат и правозащитник, следствием применялись “все самые отработанные грязные технологии по выбиванию показаний”. Что же стоит тогда за следствием по делу Игоря Изместьева? Что следует ожидать от предстоящего судебного процесса? Адвокат считает, что через Изместьева предпринимаются настойчивые попытки оказать “давление на президента Башкирии Муртазу Рахимова и его сына с целью отобрать у них ТЭК республики”. Если это так, то группы интересов этого дела более или менее становятся понятными.

Нефтяные фирмы Игоря Изместьева — “Корус-Холдинг” и “Корус-Байконур” — с начала 2000 года работали совместно с башкирскими нефтеперерабатывающими заводами, которые контролировала семья президента Башкирии Муртазы Рахимова, в частности его сын Урал. Игорь Изместьев покупал сырую нефть, перерабатывал ее на заводах Рахимовых, транспортировал и продавал в виде топлива. При этом использовались так называемые “байконурские” схемы ухода от налогов, по которым в то время работала почти вся российская нефтянка. В это же время на башкирском нефтяном рынке работал и Юрий Бушев. Поначалу он перепродавал бензин ОАО “Лукойл”, но затем был уличен в мошенничестве и почти год провел в уфимском СИЗО. Затем фирмы Бушева были задействованы в одной из “байконурских” схем, позволявшим башкирским нефтяникам уходить от налогов. В 2005—2006 гг. отношения Изместьева со всесильным кланом Рахимовых неожиданно испортились, тогда же прошли слухи о том, что Юрий Бушев пытается захватить нефтяные активы Игоря Изместьева.

Незадолго до ареста Игорь Изместьев заявил, что все обвинения против него — часть рейдерской атаки на его бизнес. Тогда это однозначно восприняли как косвенное подтверждение рейдерской активности Бушева. Однако впоследствии оказалось, что Юрий Бушев был скорее орудием в игре более влиятельных игроков. По информации некоторых СМИ выяснилось, что Бушев имеет тесные связи с органами ФСБ, и курирует его подполковник службы экономической безопасности Ольга Нужденова. По странному стечению обстоятельств, именно Ольге Нужденовой через посредников якобы пытался дать взятку Игорь Изместьев, а Бушев выступал с официальными заявлениями по налоговым нарушениям в нефтяном бизнесе Башкирии.

Даже чисто арифметический расклад сил в сложившемся деле Изместьева показывает, что, скорее всего, по непонятным пока причинам, он мог оказаться между молотом и наковальней борьбы интересов определенных сил федерального центра и региональным кланом Рахимовых за доступ и контроль над башкирским ТЭК.

Последние события показывают, что эта борьба складываетя не в пользу действующего главы Башкирии. Напомним, что 10 сентября было закрыто уголовное дело в отношении бывшего главы администрации президента Башкирии Радия Хабирова. Этот приближенный к семье Рахимовых высокопоставленный чиновник в 2008 году впал в немилость Муртазы Рахимова, был уволен с должности и исключен из регионального отделения “Единой России”. В конце августа Следственное управление МВД Башкирии возбудило против Хабирова уголовное дело по подозрению в получении взятки. Однако уже 10 сентября дело в отношении Хабирова было закрыто за отсутствием состава преступления. К этому времени опальный глава администрации бишкирского президента уже занял должность руководителя департамента по взаимодействию с Федеральным Собранием РФ и политическими партиями Управления президента РФ по внутренней политике. Центральный аппарат “Единой России” восстановил его членство в партии. Более того, Хабиров считается сейчас основным кандидатом на должность будущего главы Башкирии. Неизвестно только, когда негласная кампания по отстранению семьи Рахимовых от власти выйдет на поверхность и приведет к отставке нынешнего башкирского президента. Вполне вероятно, что суд над Изместьевым может послужить своеобразным катализатором передела сфер влияния в политической и экономической жизни республики.

Закончившееся следствие по делу Изместьева таит в себе еще много неизвестного и, возможно, неожиданного для предстоящего судебного процесса и его восприятия на уровне здравого смысла. Например, какую информацию хотело получить следствие от Игоря Изместьева о семье Рахимовых? Вопрос более чем актуальный не только по части грядущей в перспективе смены власти в республике, но и по части доступа к контролю над активами башкирского ТЭК. Почему в средствах массовой информации, скупо освещающих дело Игоря Изместьева, дозированно или почти не сообщают о роли в нем У.Рахимова и всего клана Рахимовых? О каких грязных технологиях выбивания показаний говорит защита Игоря Изместьева? И как это соотносится с программными заявлениями Президента РФ Д.А.Медведева о необходимости создания в стране условий по формированию гражданского общества, борьбы с коррупцией и реформирования судебной системы? Есть много и иных вопросов, которые, судя по всему, следствие будет стараться обойти! Но согласится ли Игорь Изместьев на такой ход предстоящего суда? В этом состоит интрига, а не в том, что ему, возможно, могут еще добавить ряд самых непредвиденных, а возможно, и абсурдных обвинений! Ведь Финагину есть что терять, и он еще может поторговаться со следствием?