Бертосса: "Теперь Путин освободится от олигархов"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Бертосса: "Теперь Путин освободится от олигархов"

"В мансардном кабинете во Дворце Правосудия в Женеве - генеральный прокурор Бернар Бертосса, окутанный облаком дыма. Он нервно курит одну за другой сигареты без фильтра "Gauloise" и жует лакричные леденцы. Всякий раз, когда он хочет избежать ответа на вопрос, на который он не имеет право отвечать, он умолкает, а на его лице появляется лукавая улыбка. Или же, сохраняя улыбку человека, знающего ответ, но не желающего отвечать на вопрос, он все же произносит загадочные ответы. На полках его книжных шкафов собраны все папки с документами о расследованиях дел о коррупции, к которым оказались причастны высокопоставленные кремлевские чиновники. Среди этих папок - дело о 60 миллионах долларов, перечисленных фирмой "Мерката" Виктора Столповских на счета людей, близких к бывшему президенту Борису Ельцину, в частности - Павла Бородина, который до января этого года был казначеем Кремля.

По завершении работы, длившейся больше года, и после изучения извилистых путей, по которым переправлялись "грязные" деньги, женевская прокуратура, как кажется, наконец, готова начать наступление. В прошлую пятницу судья Даниель Дево сформулировал обвинения в отмывании денег против адвоката и двух финансовых посредников (у одного из них имеется паспорт гражданина Италии), которые в течение длительного времени управляли денежными средствами, поступавшими из России на счета в одном крупном частном банке Женевы. По словам Дево, эти трое нарушили закон, не сообщив в прокуратуру о финансовых нарушениях, свидетелями или даже соучастниками которых они были. Сегодня к Дево вызван Виктор Столповских, а завтра к судье должен прийти Беджет Паколли. Судья и им предъявит обвинение в отмывании денег. 
- Г-н Бертосса, наконец, ваша прокуратура переходит в наступление. Вы давно этого ждали. 
- В действительности, наступление началось еще в январе, когда судья Дево выписал международный ордер на арест Павла Бородина, поскольку тот не явился к судье по повестке. Вообще, мы не знаем, сколько людей в игре. Нам еще предстоит проанализировать большое количество банковских документов. 
- Хорошо, сначала Бородин, теперь Столповских и Паколли. А когда будут предъявлены обвинения в отношении дочерей бывшего президента Бориса Ельцина, Татьяны Дьяченко и Елены Окуловой? 
- Пока таких обвинений не будет. Пока мы не будем знать обо всех незаконных банковских операциях, мы не можем говорить о том, кто вовлечен в это дело. Чтобы быть виновным, не достаточно получать деньги на счет в швейцарском банке. Необходимо принять участие в отмывании денег. Нам пока неясны многие финансовые операции. Еще не все маски сорваны. 
- Вы можете подтвердить, что Столповских был подставным лицом Татьяны Дьяченко? 
- Я могу лишь вам сказать, что деньги вернулись к тому, кто их перечислил в самом начале. 
- Говорят, что роскошная Вилла Амброзетти, стоимость которой оценивается в 20 миллионов швейцарских франков, записанная на имя Столповских, в действительности является собственностью Татьяны Дьяченко, которая руководила ее реконструкцией во время своих частных поездок в Тичино. 
- Мне эта гипотеза не кажется ошибочной. Хотя Вилла Амброзетти пока не конфискована у Столповских, потому что прежде необходимо доказать, что деньги, на которые приобретена вилла, получены преступным путем. А пока нам известно, что оплата совершалась частями, и что не все деньги перечислялись со счета Столповских. 
- Вы блокировали все его счета? 
- Нет, не все. Лишь те, до которых мы добрались, и на которых лежали грязные деньги. Из 60 млн. долларов, использованных для подкупа кремлевских руководителей, мы обнаружили лишь около десятка миллионов долларов. Эти деньги крутились по всему миру. Они перечислялись из Швейцарии на Багамы, с англо-нормандских островов Гернси и Джерси, откуда направлялись в Монте-Карло, чтобы потом вновь вернуться в Гернси. Деньги переправлялись сложными путями, которые трудно отследить. Кроме того, деньги очень редко перечислялись на счета конкретных людей: почти всегда это были офшорные компании. Могу сказать лишь одно: эти деньги не переправлялись через Италию. 
- Что вас больше всего беспокоит? 
- Прежде всего, это наличие средств на швейцарских счетах, происхождение которых невозможно объяснить. Тогда мы задаем себе вопрос: откуда эти деньги? 
- Проводится ли расследование, затрагивающее интересы бывшего президента Ельцина? 
- Наша задача проста: знать куда направляются и откуда прибывают деньги, переправляемые через Швейцарию. Хотя, даже если бы такое расследование и проводилось, не думаю, что мы добились бы каких-либо результатов. Ведь счета открывают чиновники, а не глава Кремля. Ситуация, аналогичная той, что сложилась с черными фондами ХДС: эти деньги никогда не оседали на счетах Гельмута Коля. В данном случае, речь идет о преданном соратнике Коля (бывшем казначее партии Вальтере Лейслере Кипе). У нас никогда не будет доказательств существования счета, открытого на имя Ельцина. Мы никогда не обнаружим его богатств на счетах какой-либо офшорной компании, являющейся его собственностью. Я не думаю, что Бородин сдастся в руки правосудия и расскажет о том, что работал на президента. К сожалению, мы говорим о варианте, на который не можем рассчитывать. Русские - это не африканские диктаторы: речь идет о людях с утонченными вкусами в криминальном отношении. 
- Ваши отношения с российской прокуратурой, кажется, ухудшились после отставки Юрия Скуратова. Какие отношения Вы поддерживаете с нынешним генеральным прокурором в Москве, Владимиром Устиновым? 
- Я с ним никогда не встречался. Со времени падения Берлинской стены, я был свидетелем смены четырех прокуроров. Я был знаком с тремя предшественниками Устинова, и мне это не слишком много дало. Зачем мне тогда знакомиться с четвертым? В конце концов, всем известно, что российская прокуратура не является независимой от власти, какой бы она ни была. Всем также известно, что в самой прокуратуре идет борьба интересов, война между кланами, что имеют место попытки ее дестабилизации. Нет, я не могу назвать эту прокуратуру честной, на которую можно положиться. С меня довольно слов. Сейчас уже нужны факты. В Москве всем известно, что Бородин клал в карман откупные, но к нему не хотят принимать законных мер. 
- Может ли приход к власти президента Путина изменить отношения Кремля с олигархами, близкими к семье Ельцина? Вы считаете это возможным или увязываете это с определенными условиями? 
- Я не хочу давать политических оценок. Но повторю: против Павла Бородина не предпринято никаких юридических мер. Какие выводы из этого следуют? Сейчас я надеюсь лишь на то, что Путину удастся освободиться от олигархов. 
- А как идут дела с американцами? 
- Это другой разговор. Хотя результат тот же. Соединенные Штаты, как кажется, уделяют особое внимание международным отношениям. Правосудие отходит на второй план. Приведу пример с расследованием по делу Бэнк оф Нью-Йорк: они до сих пор не ответили на наши запросы. Без сотрудничества с их стороны, не думаю, что мы продвинемся вперед. 
- Женевской прокуратуре, привыкшей иметь дело с мелкими финансовыми преступлениями, внезапно пришлось противостоять одной из самых мощных преступных групп на планете. Почему Вы согласились вести это расследование? 
- Не ради славы и не ради денег. Скажем так, я согласился, потому что не мог поступить иначе. А точнее, из-за уважения к Правосудию. 
- Теперь, когда судья Дево предъявил обвинения, что произойдет? 
- После предъявления обвинений, обвиняемые получат право изучить дела, заведенные на них в прокуратуре. Они могут представить свои контрдоказательства и своих свидетелей. Таким образом, у них будет возможность начать так называемое обсуждение. Наконец, возможны два варианта: первый - обвиняемые согласятся с предъявленными прокуратурой обвинениями; второй - на мой взгляд, самый правдоподобный - будет начато открытое судебное разбирательство. Это будет великий день. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации