Беспардонная правда

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Беспардонная правда Утверждения о том, что в Чечне не происходит позитивных экономических процессов, -- неправда. Однако неправда и то, что правительство знает, в чем смысл этих процессов и какова их конечная цель.

"Отбиваясь на прошлой неделе от настырных западных журналистов, интересующихся вопросами Чечни, российский президент живописал яркие картины чеченского благоденствия. По словам Владимира Путина, граждане Чечни вовсю живут мирной жизнью. Они собрали рекордный урожай, строят дома и борются за места в вузах. "Из уст ваших коллег, -- сказал Путин журналистам, -- я слышал, что в Чечне не происходит никаких позитивных процессов, ничего не восстанавливается, все в руинах, деньги из Москвы не поступают. Ответственно вам заявляю: это полное вранье". Отчасти это действительно так: вранье. Государство стало лучше следить за расходованием денег в Чечне -- и это дало свои плоды. Однако что с этими плодами будет дальше, сегодня не знает никто.

Урожайный год О том, что Чечня перестала быть черной дырой российского бюджета, неоднократно салютовали в последнее время все ответственные за восстановление республики ведомства. Подтвердила этот факт и Счетная палата, проводившая очередную проверку расходования средств в марте этого года. "По сравнению с ситуацией пяти- и даже трехлетней давности прогресс очевиден", -- сообщил "Профилю" аудитор счетной палаты Сергей Рябухин. Финансовые результаты проверки выявили, что неэффективно использовано (читай -- украдено) всего-навсего 9% выделенных в 2001 году средств -- сумма по сравнению с потерями пятилетней давности просто ничтожная. Кроме того, многие ведомства по итогам прошлого года отчитались о невозможности освоить выделенные из бюджета средства в полном объеме. Такое признание для чиновников предыдущей формации было бы просто невероятным. В период первой чеченской кампании деньги осваивались "подчистую" -- во многом благодаря материальной заинтересованности ответственных за восстановление республики лиц. Помните обезоруживающую реплику Бориса Ельцина по поводу денег, выделенных Чечне в 1997 году? "А черт его знает, куда они делись", -- со свойственной ему прямотой заявил первый президент России. 
В общей сложности в 2001 году из федерального бюджета на оказание экономической помощи Чечне было выделено 13,5 млрд. рублей. Из них 4,5 млрд. рублей -- в рамках федеральной целевой программы восстановления чеченской экономики, остальные средства были перечислены на поддержку социальной сферы (пенсии, зарплаты, пособия). Помимо того, по программам внебюджетного финансирования (средства "Минэнерго", МПС и т.п.) в республику было перечислено 2,5 млрд. рублей. 
  В 2002 году программа оказания помощи финансировалась в тех же объемах, что и в 2001-м. Предполагается, что федеральная целевая программа следующего года будет сокращена на 1 млрд. и составит 3,5 млрд. рублей.  
Обозначенный вторым российским президентом прогресс в экономической жизни Чечни реально очерчен в отчетах ведомств. Согласно этим отчетам только в 2002 году в республике было построено или отремонтировано более полутора тысяч жилых домов (среди них 1634 частных и 11 муниципальных). Отдано учащимся четыре школы, еще шесть скоро будут сданы (пока заняты военными). Восстановлено восемь медицинских учреждений и четыре объекта АПК. За два года поднято из руин несколько промышленных предприятий: хлебозавод и сахарный завод в Аргуне, винно-водочные заводы в Наурском и Гудермесском районах, некоторые другие объекты. 
  Отдельное место в отчетах занимает небывалый урожай. Если верить официальным рапортам, в этом году чеченские хлеборобы собрали 350 тыс. тонн зерна -- столько в республике не собирали даже в благополучные застойные годы. А в следующем году республику ждет невиданный урожай зернобобовых: чеченские госхозы обещают собрать 450 тыс. тонн этих культур. В Чечне заработал нефтегазовый сектор: созданная в конце 2000 года дочерняя компания "Роснефти" -- "Грознефтегаз" -- добыла в 2001 году 700 тыс. тонн нефти, а в 2002-м намерена добыть 1,4 млн. тонн. Вся нефть поставляется на экспорт, а полученные средства перечисляются на программы восстановления Чечни. У РАО "ЕЭС России" главное достижение -- готовящаяся к вводу в строй Аргунская ТЭЦ (с 1996 года ее восстанавливают уже в третий раз) 
  Согласно предварительным данным переписи населения, в республике живет 1 миллион 88 тысяч человек (впрочем, к этим данным многие относятся скептически -- в 1989 году до этой цифры недотягивало население всей Чечено-Ингушской АССР). Считается, что в трех восстановленных вузах -- нефтяном институте, Чеченском государственном университете и педагогическом институте -- учатся более 20 тысяч студентов, а в 454 школах и 5 школах-интернатах овладевают знаниями 195 тысяч школьников. 
  С точки зрения чиновников, столь яркие успехи, в первую очередь, связаны с изменением системы финансирования. С одной стороны, каналов перекачки денег все еще довольно много: средства перечисляются через 25 министерств и ведомств. Подрядчиком по строительным работам для 11 из них является учрежденное полтора года назад Федеральное казенное предприятие "Дирекция по строительно-восстановительным работам в Чеченской Республике", для прочих -- собственные строительные подразделения. Однако если раньше деньги в Чечню шли через систему уполномоченных банков (среди них "МЕНАТЕП", Инкомбанк, Металлинвестбанк, Альфа-банк), то теперь все средства идут через Федеральное казначейство. Что, по словам получателей денег, сильно ускоряет процесс и делает его более прозрачным. 
  Появилась также система контроля над организациями--получателями бюджетных средств. Помимо Счетной палаты и нескольких рабочих групп, следящих за ходом восстановительных работ, появились постоянные контролирующие инстанции. Так, строительные организации обязаны утверждать сметы в специальном федеральном органе -- Главгосэкспертизе, а приемом и сдачей объектов занимается особая комиссия, состоящая из главы местной администрации, представителей проектного института и подрядной организации, а также собственника или руководителя объекта. "Сегодня система финансирования организована таким образом, чтобы исключить всякую возможность воровства, -- рассказывает генеральный директор ФКП "Дирекция" Анатолий Попов. -- Хотя в сознании рядовых граждан восстановление Чечни -- это по-прежнему сплошное воровство. По схеме: возвели фундамент -- взорвали -- списали денег за целый дом. На самом деле, так было раньше, но сейчас все иначе. За те полтора года, что мы работаем в республике, нами построено около двух тысяч домов. Пока ни одного не взорвали! Не сглазить бы..." 
Напрасные хлопоты На самом деле, понятно, что "сглазить" любой происходящий позитив в Чечне -- легче легкого. Обусловлено это несколькими причинами. 
  Во-первых, восстановление экономики происходит в перманентно "прифронтовой" зоне. А значит, в любой момент любой восстановленный объект может быть вновь уничтожен -- либо боевиками, вовсю препятствующими налаживанию мирной жизни, либо самими федералами, активно борющимися с бандформированиями. Впрочем, иных вариантов у власти нет. Ждать полного и окончательного освобождения территории от врага и лишь потом восстанавливать народное хозяйство, как это было после Великой Отечественной, она просто не может. 
  Во-вторых, к каким бы драконовским мерам ни прибегали контролирующие органы, выделяемые в республику средства по-прежнему остаются лакомым куском как для федеральных чиновников, так и для местных элит. И те и другие не упускают возможности получить свой процент с восстановительного процесса. 
  Противоречивая система организации восстановительных работ едва ли способствует и бескорыстию чиновников. Мы с удивлением обнаружили, например, что в уставе "Дирекции" записано, что эта казенная организация одновременно является коммерческой. Причина этого казуса формальная -- организация создавалась в середине финансового года (в мае 2001-го), уже после того, как был утвержден бюджет, и выделить под ее содержание строку в основном финансовом документе страны просто не представлялось возможным. Однако и в текущем году двойственная ситуация сохранилась: компании разрешили отчислять на собственное содержание 1,2% от общих объемов финансирования работ -- таким образом, заложив в основу ее существования прокачку как можно большего количества средств. В 2001 году через "Дирекцию" было профинансировано работ на 2,5 млрд. рублей, в 2002 году -- на 2,9 млрд. рублей. 
  Наконец, в-третьих, какими бы искренними ни были намерения федеральных властей вернуть население Чечни к мирной жизни, ресурсы центра для этого явно недостаточны. Жители республики, на протяжении последних десяти лет -- вынужденно или по убеждению -- привыкшие искать средства к существованию "военным ремеслом", вряд ли согласятся жить на зарплату в полторы-две тысячи рублей. А более радужных перспектив Москва обещать им не может. Значит, "бизнес на войне" -- практически единственный вид предпринимательства, существующий в Чечне, -- будет по-прежнему процветать. И торговля людьми, ворованной нефтью и оружием федералов, в любом случае, продолжит быть верным приработком к скудным пособиям и зарплатам. 
  Главная же проблема, по-видимому, заключается в том, что, понимая все это, в Москве так всерьез и не определили, на что, собственно, тратятся все эти средства. То ли на то, чтобы отстроить разрушенную войной республику, то ли на то, чтобы вернуть людей к мирной жизни, то ли просто для того, чтобы хоть как-то "подкормить" лояльные центру элиты. А поскольку на все эти цели денег явно не хватит, до тех пор, пока такой ясности не появится, власти придется опровергать очередное "полное вранье". 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации