Беспредел во всей косе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Счастливыми обладателями участков [в нацпарке "Куршская коса"] непонятно как стали жена председателя Калининградского областного арбитражного суда, родственники бывшего губернатора Егорова, жена представителя президента в Госдуме Косопкина"

Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::22.10.2007

Беспредел во всей косе

"Куршская Рублевка" может погубить самый западный нацпарк России

Сергей Феклюнин

Converted 25432.jpg

"Родовое гнездо" Бульбовых; часть семейного бизнеса генерала - ресторан "У моря"; гостиница "Альтримо" - одного из "хозяев" косы.

Война спецслужб вокруг арестованного генерала ФСКН Александра Бульбова вышла, похоже, на новый виток. На этот раз в нее вовлекли российское природоохранное ведомство. На заповедную Куршскую косу, где, по слухам, у генерала незаконно построен особняк, отправился Олег Митволь.

Корреспондент “МК” также побывал в этом заповеднике и выяснил, какую недвижимость и какой бизнес могут “поставить в вину” Бульбову, а заодно и ряду других высокопоставленных чиновников.

В самом западном российском регионе, отрезанном госграницами от метрополии, телеролики и плакаты убеждают местное население и приезжих: “Мы — часть России!” Между тем в самой Калининградской области есть район, который все очевидней уходит в “автономное плавание”. Это Куршская коса. Происходящее здесь напоминает события на Рублевке десятилетней давности.

Правдами и неправдами люди с деньгами стараются урвать себе кусочек национального парка.

Скоро человек без представительского лимузина и платиновой кредитки станет на косе такой же редкостью, как, к примеру, черный аист, которых гнездится в заповеднике от силы пар 50.

Еще до распада СССР косу поделили по-братски: 49 км — нам, 49 — литовцам. Литовская часть косы исторически тяготела к туризму. При Союзе там строили санатории и дома отдыха. На калининградской стороне промышляли рыболовством. Чем местные занимаются сейчас — большой вопрос. Хотя в поселке Рыбачьем рыбоколхоз сохранился до сих пор.

— Да разве это колхоз! — сплевывает Александр Викторович, бывший рыбак и один из 1600 прописанных на косе жителей. — Тогда это был колхоз-миллионер. Была своя база в Анголе, 5—6 судов постоянно вели промысел в Атлантическом океане. С тех пор весь флот разбазарили, осталось несколько консервных банок.

Но и в таком состоянии хозяйство доживает, судя по всему, последние дни. Все уверены, что скоро его обанкротят: слишком дорогая здесь стала земля, а колхозу принадлежит сразу несколько драгоценных гектаров.

Но, несмотря на тяжелые для рыболовства времена, таблички “Копченая рыба”, прибитые к заборам, встречаются на каждом шагу. Цены, однако, из разряда “кино не для всех”: лещ — 100 руб. за кг, угорь — 1100!

Дороже даже, чем на рынке в областном центре. Отдыхающие между тем съехали — не сезон. На кого же расчет? На тех самых “новых куршских”, кто проносится мимо в дорогих иномарках и чьи особняки вырастают по соседству с рыбацкими халупами.

В Лесном, втором по численности поселке на косе, появилась целая улица новостроек. Но главной “достопримечательностью” стал дом, врезавшийся до середины авандюны.

— Авандюна — защитный вал из песка — тянется на 100 км вдоль всей косы со стороны Балтийского моря, — поясняет лидер областной экологической организации Александра Королева. — 200 лет назад в результате войн и пожаров были уничтожены леса, и песок полностью засыпал Куршскую косу. Было занесено 14 поселков. Вот чтобы защитить косу, более ста лет назад немцы и насыпали вручную авандюну. На ней не то что строить, по ней даже ходить нельзя. Только по мосткам, в строго отведенных местах.

Между тем на трехэтажном особняке внутри авандюны вовсю трудятся гастарбайтеры. Со стороны моря дом защищает стена из бетонных блоков. Она росла вместе с домом и теперь доходит почти до крыши. Но песок все равно скоро начнет пересыпаться.

Экологи говорят, что строить в таком месте безумие — движение песка остановить невозможно, дом будет заносить. Впрочем, это проблемы хозяев. А вот то, что авандюна стала вдвое тоньше, — это угроза для всех. Не дай бог, сильный шторм. В море смоет весь поселок.

На данный момент на косе ведется строительство 27 объектов. Кто давал разрешения? И есть ли разрешения вообще? Новое руководство национального парка ответов на эти вопросы пока не знает.

— Мы формируем базу данных по всем строениям, которые есть на косе, — рассказывает директор парка Евгений Снегирев. — Но сталкиваемся с противодействием. Направили запросы во все органы, причастные к выделению и регистрации земли, — в муниципалитеты, Росрегистрацию, Росимущество, Земкадастр. Все они отказались предоставлять нам информацию. Пришлось обращаться в прокуратуру.

Прокурорские работники совместно с охранниками нацпарка ведут проверку всех арендаторов. Из 50 объектов проверили около 40. Ни одного функционирующего без нарушений пока не обнаружили.

В пятницу на помощь приехал Олег Митволь. По традиции собрав толпой представителей местных властей и правоохранительных органов, он устроил марш-бросок по самым “злачным местам”.

Первая остановка — на въезде в Рыбачий. Когда-то на развилке дорог стоял скромный трактир, в котором, как уверяют старожилы, однажды отобедал сам президент Путин. Трактир был реконструирован, и теперь в респектабельном ресторане “Парк”, копирующем лучшие образцы рублевского общепита, не стыдно было бы принять и английскую королеву. Вот только у Росприроднадзора к реконструкции претензии: провели ее без государственной экологической экспертизы. В результате площадь увеличилась в разы, на втором этаже появилась гостиница, а автостоянка залезла на земли Гослесфонда. Принадлежит заведение, кстати, фирме, где одним из учредителей — жена знаменитого теперь генерала Бульбова.

Другая часть семейного бизнеса — ресторан “У моря”. Он расположен у подножия авандюны. Если перейти ее по мосткам, попадаешь на песчаный пляж, растянувшийся в обе стороны на много километров. Капитальное здание построено на арендованном участке, что само по себе нарушение закона. Но еще одну тайну закрытый во время проверки ресторан скрывает внутри. Прильнув к зеркальным окнам, Олег Митволь доложил присутствующим, что стены его увешаны головами косуль, кабанов и оленей, убитых, предположительно, прямо в здешних лесах, хотя охота в национальном парке категорически запрещена.

— У них это называлось “регулирование численности животных”, — пояснил Митволь. — Закупали корма, благодаря чему увеличивали поголовье, а потом залезали на вышки и из ружей начинали “регулировать численность”.

На следующем объекте случилась заминка. Ворота гостиницы “Альтримо” оказались на замке. Открыть их хрупкая женщина отказалась. Сломить ее упорство не смогли ни удостоверения зама главного федерального инспектора, директора национального парка, и.о. райпрокурора и начальника ОВД, ни угрозы завести административное или даже уголовное дело. Ворота были открыты только по звонку хозяина.

Озадаченный замруководителя Росприроднадзора прокомментировал ситуацию так:
— У нас есть “дневной” директор национального парка — Евгений Снегирев, и есть “ночные” руководители.

Такие, как генерал Бульбов и г-н Грищенко (совладелец местной авиакомпании, которому и принадлежит “Альтримо”. — Прим. авт.).

Информация о том, кто еще входит в “теневое правительство” косы, просачивается со скрипом. По словам г-на Митволя, счастливыми обладателями участков здесь непонятно как стали жена председателя Калининградского областного арбитражного суда, родственники бывшего губернатора Егорова, жена представителя президента в Госдуме Косопкина…

А под конец своего визита Митволь и вовсе сделал сенсационное заявление. Показав бумагу без заголовка и подписи, Олег Львович сообщил, что “у группы лиц была идея аннексировать у России часть Куршской косы”.

— Если бы Росприроднадзор не продавил кандидатуру своего директора, через полгода выяснилось бы, что половина земли национального парка находится в частной собственности, — заявил Митволь.

***

["Известия", origindate::22.10.2007, Олег Митволь проехал по позициям генерала Бульбова: В апреле, когда проводился конкурс на должность директора национального парка, Бульбов настоятельно предлагал мне назначить на эту должность своего человека. Обещал помочь, - рассказал Олег Митволь, добавив, что от предложения он героически отказался. Всю инспекцию на почтительном расстоянии от эскорта следовала неприметная "Нива". Когда же, по словам Олега Митволя, милиционеры остановили машину, оказалось, что наблюдение вели... сотрудники областной прокуратуры. Наверное, им так и положено. - врезка К.Ру]

***

…В Рыбачьем первый же встречный показывает большой кирпичный дом, который генерал Бульбов лет пять назад построил на месте родительского. На фоне развалюх он, конечно, выделяется, но местных не раздражает.

— Хорошо к генералу все относятся, — уверяет пенсионер Николай Иванович. — Он и школе денег подкидывает, и работу людям дает. Если бы не его гостиницы и рестораны, где бы молодежь работала?..

Получается, Бульбов и такие, как он, делают то, что должно было бы делать государство — поддерживают социалку, дают рабочие места.

Другой вопрос — не мешает ли вся эта многочисленная собственность (а кроме двух названных ресторанов в семейный бизнес входит еще и строящийся туркомплекс с конюшнями, часовней и музеем) генералу бороться с коррупцией? Или, прежде чем бороться, он решил изучить явление изнутри?

…Как бы то ни было, государству пора бы определиться с самим будущим косы. Подходов, по существу, два.

Один из них — создание особой туристической зоны со строительством нескольких десятков гостиниц. Но экологи против. По их мнению, идеальным вариантом стало бы постепенное выселение жителей с косы.

— Те, кто здесь жил до 1991 года, пусть живут, если им здесь нравится, — говорит Александра Королева. — Но остальным надо дать возможность уехать на Большую землю.

Ведь, если соблюдать законы, жить на косе совсем непросто. Частное строительство здесь запрещено. Можно только перестроить старый дом с сохранением его жилой площади. Продать постороннему тоже нельзя — преимущественное право выкупа имеет национальный парк. Правда, законов никто не соблюдает, и многие местные уже распродали все что только можно.

Полно и бытовых проблем: нет питьевой воды, нет работы, дома не ремонтировались с тех пор, как были построены немцами в 1930-х… Так что желающих выехать в нормальное жилье было бы, наверное, немало. Ну а парк оставить только для экотуризма.

— Рядом с косой построить большую сеть гостиниц, — поясняет идею Евгений Снегирев. — А внутри — экологические тропы, вольеры с животными, центры экологического просвещения. Как, например, в Германии: ставятся на дюнах лежаки, люди приезжают и лежат, дышат воздухом. К этому надо идти.

Но пока все идет совсем в другую сторону — среди заповедных сосен растут заборы и коттеджи. Найдутся ли силы, способные остановить уничтожение уникального места? Или интерес к Куршской косе пропадет, как только утихнет чекистская разборка?

***

Оригинал этого материала
© Trud, origindate::12.10.2007

Данилкин Александр , Смирнова Ирина

[...] После ареста генерал-лейтенанта Александра Бульбова зам. главы Росприроднадзора Олег Митволь заявил о том, что не исключает появления в этом уголовном деле еще одного эпизода - о незаконном строительстве недвижимости на территории парка Куршская коса Калининградской области.

О том, что это за объекты, директор национального парка Евгений Снегирев рассказал корреспонденту "Труда":

- На территории Куршской косы действуют две крупные фирмы, которые контролирует семья Бульбовых. ООО "Евробалт-Тур" в поселке Рыбачий арендует два здания и земельный участок Гослесфонда, на котором компания построила ресторан "У моря". А ООО "Куршская коса" арендует земельный участок, на котором силами этой фирмы возведен элитный ресторан "Парк" - самый дорогой на косе. В этом году ресторан реконструирован, в его обновление вложены десятки тысяч долларов. Проверка, которая была проведена по этим объектам, показала, что все они возведены без экологической экспертизы, без разрешительных документов на строительство, а на одном из объектов выявлен самозахват. Участок, взятый у национального парка в аренду, огорожен капитальным забором, там незаконно возводится гостевой комплекс: дома, баня, бассейн.

- Евгений, а правда ли, что "Евробалт-Тур" по просьбе администрации нацпарка (то есть по вашей просьбе) помогает в благоустройстве - сохраняет в хорошем виде подъездные дороги, парковочные места, покупает корм для животных, как об этом рассказывает Галина Бульбова, жена генерала?

- Ни с какими просьбами национальный парк к компании "Евробалт-Тур" не обращался. Никаких объектов для нас они не строили. Наоборот, два гостиничных комплекса, которые могли бы приносить доход Куршской косе, переданы моим предшественником в аренду ООО за смешные деньги. Бульбовы извлекают из этого собственную прибыль. Кроме того, супруге Бульбова принадлежит 6 земельных участков на косе общей площадью 3600 квадратных метров. Они переданы в собственность, что противоречит федеральному закону об особо охраняемых природных территориях. Участки используются под индивидуальное жилое строительство. Материалы об этом будут направлены с прокуратуру Калининградской области. Администрация национального парка возбудила административное производство по результатам всех проверок.

***

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::22.10.2007, Разрушить рынок

В национальных парках ничего строить нельзя, но Куршскую косу постепенно застраивают

Валерий Панюшкин

Converted 25433.gif

В самом широком месте Куршская коса едва шире 3 км, в самом узком — 300 м. Посреди леса сооружены приспособления для улавливания движущегося дюнного песка — то будто сколоченные из деревянных ящиков, то будто сплетенные из корзин. Без них ветер перенес бы Куршскую косу куда-нибудь в море.

— Здесь все очень хрупкое, — говорит директор национального парка Евгений Снегирев, человек лет тридцати. — Весь этот лес до последнего дерева посадили немцы. Авандюну, — Снегирев показывает на тянущуюся во всю длину косы и обсаженную кустами дюну, отделяющую землю от моря, — тоже построили немцы, а один из незаконных застройщиков кусок авандюны напротив своего дома сломал, чтобы был удобный выход к пляжу. Понимаете? Его засыплет теперь! В позапрошлом веке целые немецкие деревни засыпало, с кирхой!

Снегирев родом из Перми. Работал в Минприроды, заместителем пресс-секретаря у Олега Митволя. В апреле назначен сюда, на Куршскую косу, директором национального парка, — с указанием навести порядок с землепользованием. Снимает с женой и двухлетней дочерью у въезда в парк квартирку. Говорит, министерство ее не оплачивает. Спрашиваю:

— А что, визит Митволя сюда и скандал из-за Куршской косы связаны с тем, что генерала Бульбова посадили?

— Думаю, да, — отвечает Снегирев. — Бульбова любят. Но теперь на его примере мы пытаемся разрушить на Куршской косе рынок недвижимости.

— Как разрушить рынок?

— После визита Митволя стали звонить люди и спрашивать: «Разве нельзя купить участок на Куршской косе? Разве нельзя построить дом?» И я наконец могу объяснить людям: нет, нельзя, закон запрещает на территории национальных парков любое новое строительство.

…В центре поселка стоят немецкие рыбацкие домики позапрошлого века.

— Если бы остались только эти домики, — говорит Снегирев, — поселки сами по себе стали бы элементом национального парка. У нас же ностальгический туризм, к нам приезжает много иностранцев, особенно немцев. Государство дает нам 8 млн руб. в год, сами мы зарабатываем 25-30 млн. Национальный парк не заповедник, он должен быть устроен так, чтобы туристы любовались природой, не сходя с экологических маршрутов. А тут вон сколько понастроили!

В поселке несколько десятков новых домов, по московским меркам небольших — такие на Рублевке строят для прислуги. Но среди приземистых сосен и немецких домиков двухэтажный коттедж из бруса — дворец, а жалкий трехметровый забор — Великая китайская стена.

Снегирев показывает один из экологических маршрутов — в дюны уходит деревянный настил. В сезон на Куршскую косу приезжает около 50 автомобилей в день, в каждом минимум двое, и если каждый день 100 человек будут разгуливать по дюнам, то дюны поползут — поэтому настил. В самых живописных местах настил приводит к смотровым площадкам на сваях, на смотровую площадку можно залезть и пофотографировать. На пляже можно купаться.

Все. Больше ничего нельзя.

— Как же тут развивать туризм, — спрашиваю Снегирева, — если ничего нельзя?

— Можно арендовать у национального парка землю, — отвечает он, — и построить легкую гостиницу по согласованному с нами плану, а мы будем проверять. Так можно.

Юридически дачники покупают участки и дома у местных жителей и не строят новых домов, а будто бы реконструируют старые. Практически с апреля директор Снегирев обнаружил в трех поселках 510 новых участков.

— Мы видим — началось строительство, застройщик показывает нам договор аренды земли и разрешение на строительство, выданное территориальным управлением Росимущества Калининградской области. Мы обращаемся в прокуратуру, чтобы признать договор аренды и разрешение на строительство недействительными. А застройщик обращается в территориальное управление регистрационной службы и регистрирует право собственности на недострой. И все — он собственник! .

***

Оригинал этого материала
© "ИА Regnum", origindate::21.05.2007

Новому директору парка "Куршская коса" сожгли детскую коляску

В городе Зеленоградске Калининградской области неизвестные сожгли детскую коляску, которая принадлежит 8-месячной дочери нового директора национального парка "Куршская коса" Евгения Снегирева. Как сообщил сегодня, 21 мая, корреспонденту ИА REGNUM сам Снегирев, инцидент произошел в минувшую субботу, 19 мая, около полудня. "Я был на территории парка вместе с комиссией из аппарата Росприроднадзора, - продолжил Снегирев. - В это время мне позвонила супруга и сказала, что в подъезде дома сильно пахнет дымом".

По словам собеседника, он приехал к пятиэтажного дому на улице Лесопарковой и увидел, что сгорела коляска, которая хранится на первом этаже под лестницей. "Коляска сгорела абсолютно вся, причем рядом стоявшая коляска соседей и детский велосипед не пострадали от огня", - уточнил Снегирев. Прибывшие пожарные к этому времени эвакуировали жильцов и потушили возгорание.

Директор национального парка "Куршская коса" написал заявление в РОВД Зеленоградского района с просьбой провести проверку факта возможного поджога детской коляски. Также он проинформировал об инциденте свое руководство в Москве. Сам Снегирев высказал корреспонденту ИА REGNUM предположения, что поджог, возможно, связан с его деятельностью на должности руководителя парка, при этом отметив, что "окончательное решение должны дать правоохранительные органы".

Бывший пресс-секретарь Росприроднадзора Евгений Снегирев был назначен директором национального парка "Куршская коса" в середине апреля этого года. Прежний руководитель парка Александр Фоминых покинул должность по состоянию здоровья, хотя в региональных СМИ звучала информация о том, что увольнение Фоминых связано с резкой критикой в его адрес со стороны замглавы Росприроднадзора Олегя Митволя.

В 2005 году прокуратура Калининградской области возбудила уголовное дело в отношении экс-главы Зеленоградского района Владимира Шегеды, подозреваемого в незаконном предоставлении земли на территории парка "Куршская коса", где ограничена хозяйственная деятельность. Впрочем, до суда над бывшим главой района дело доведено не было.