Бетонное ожерелье для Юсуповского сада

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Горожанам предлагают обсудить варианты сохранения газонов. Какие тут вырастут здания, власти предпочитают умалчивать

1236072507-0.jpeg Часть Юсуповского сада вместе с расположенными поблизости памятниками архитектуры может стать зоной новой деловой застройки. Согласно проекту здесь должен разместиться целый многофункциональный городок, главным украшением которого станет стеклянная башня высотой до 30 метров. Ни Дворец Юсуповых, ни старинный сад сами по себе украшением этих мест, видимо, уже не являются.

Гений места и злодейство

Без малого полтора века назад Юсуповский сад открыли для широкой публики. Летом, когда состоятельные семьи выезжали на дачи или отправлялись на воды, сад заполнялся простым людом. Зимой картина менялась — «серебряный рай», как называл его Набоков, становился местом притяжения публики приличной. Пожалуй, нигде в Петербурге не устраивалось столь роскошных рождественских гуляний — с катальными горами и снежными крепостями, фейерверками, костюмированными балами на льду, состязаниями конькобежцев, катанием на санях… Популярность у здешнего — первого в России — общественного катка была чрезвычайная. Качество же таково, что позволяло проводить на льду местного пруда европейские чемпионаты, а в 1924 году именно здесь состоялся первый чемпионат СССР по фигурному катанию.

В принадлежавшем Всероссийскому обществу спасения на водах здании (Садовая ул., 50б) открылся в 1911 году Российский Олимпийский комитет. Рядом, в одноэтажном вытянутом флигеле, работало спортивно-патриотическое общество «Сокол». Рожденная в Чехии «сокольская гимнастическая система» (включавшая строевую подготовку и групповые синхронные физические упражнения под открытым небом — с хороводами и сооружением живых пирамид, так хорошо знакомыми по хроникам фашистских парадов и массовым советским праздникам сталинской поры) стала очень популярной в России к концу XIX века. Идея объединения патриотически настроенной молодежи на почве «первой славянской системы физического воспитания» оказалась востребована и отечественными националистами, настаивавшими на утверждении принципа «сокольство — только для русских».

Клич «Россия — для русских!» зазвенит в морозном февральском воздухе 2004-го, когда банда бритоголовых подонков набросится на таджикскую семью, идущую с катка Юсуповского сада. Попытка приобщения к набоковскому серебряному раю обернется для них кромешным адом. От которого уже всю оставшуюся жизнь будет не избавиться изувеченным, но выжившим отцу и брату убитой неонацистами восьмилетней Хуршеды.

«Испытывая ненависть к лицам нерусской национальности, имея к ним негативное отношение, то есть действуя по мотиву национальной ненависти, умышленно с целью убийства девочки, которая в силу возраста не могла оказать сопротивления и находилась заведомо в беспомощном состоянии, один из подсудимых нанес ей не менее семи ударов ножом, от которых она умерла», — запишут в обвинительном заключении.

Лишь в нескольких сотнях метров от места того злодейства — было и есть — спецподразделение по борьбе с экстремизмом. По другую сторону Садовой, но тоже неподалеку — воспитывают русских патриотов в клубе «Славяне». Здесь (как следует из опубликованной «Адмиратлейскими новостями» заметки за подписью социального педагога клуба Галины Мельниковой) возникающий у мальчишек «интерес к оружию и желание драться» расценивают как пробуждение мужественности, стремление «учиться быть мужчиной». И готовы «помочь» каждому — предлагая занятия кулачным боем и русской борьбой, вкупе с пением казачьих песен и изучением древних славянских обычаев.

Серебряный рай закатают в бетон?

Гармония и разрушение, любовь и ненависть, жизнь и смерть удивительным образом сошлись в этом месте. И кажется, что происходящее здесь сегодня дает повод задуматься и осознать, насколько все переплетено, взаимосвязано. С какой неизбежностью преступления против культуры — отказ от ею устанавливаемых нравственных самоограничений — трансформируются в преступления против человека.

Юсуповский сад все ощутимее теряет свое лицо. Ветшают старинные постройки, зарастает и замусоривается пруд, все ближе подступают захватчики — с планами масштабных новых застроек наперевес. Проект «Театральный» (комплекс зданий — по шесть этажей вверх и вниз — на участке между набережной Мойки, улицами Декабристов, Глинки и Юсуповским садом) пока заморожен — спасибо кризису. Хотя затеявшая его компания не теряет надежд перепродать участок вместе с уже согласованной документацией на строительство — дабы вернуть вложенные 77 млн долларов. Нам же предстоит спешно искать рецепт спасения Юсуповского (Шуваловского) дворца на Мойке — памятник пошел трещинами при рытье котлована для подземной парковки «Театрального».

Тем временем остается опасность атаки с другого фланга: компания «Петровский строитель» намеревается возвести многофункциональный комплекс (с торговой зоной, бизнес-центром, гостиницей, культурно-развлекательным и спортивно-оздоровительным центрами) на территории, ограниченной Садовой улицей, Юсуповским садом, набережной Фонтанки и Вознесенским проспектом. Анонсируется «реконструкция существующих зданий и строительство новых». Притом, заметим, что на момент первых согласований эта территория находилась в границах объединенной охранной зоны, где запрещены сносы и новое строительство. Но это нисколько не смутило КГИОП, давший принципиальное добро еще в 2006 году. Теперь, правда, выясняется, что у чиновников возникли некие дополнительные вопросы: именно необходимостью исполнить предписания КГА и КГИОП объясняет гендиректор «Петровского строителя» Александр Межевич объявленный в январе «сбор мнений». Мероприятие с юридической точки зрения загадочное — процедура проведения общественных слушаний известна, а вот для чего, по какой схеме, по каким поводам и кем должен осуществляться «сбор мнений», неизвестно.

Но именно такая формулировка была использована при публикации объявления о начале работы экспозиции в фойе районной администрации — «с целью учета мнения общественности и других заинтересованных сторон о необходимости сохранения элементов благоустройства участка и линии существующей лицевой застройки со стороны Садовой улицы». В связи с чем возникла необходимость обсудить вопросы благоустройства и судьбы лицевой застройки, не пояснялось. Указывалось, что экспозиция будет открыта с 26 января по 26 февраля. Однако наши коллеги по цеху, наведавшиеся в администрацию Адмиралтейского района 2 февраля, никаких следов экспозиции не обнаружили, а от профильных чиновников смогли только добиться обещания «скоро повесить». Корреспондент «Новой», побывавший в администрации 24 февраля, обнаружил на стенде с пяток фотографий, запечатлевших несколько газонов да фасадов по Садовой и две невнятные карты. Указанные на них границы проведенной планировки отчего-то охватывали полтора квартала (хотя установленный порядок требует осуществлять ее в отношении целого — то есть либо одного, либо уже двух кварталов).

Представленный материал, поданный как предпроект планировки и межевания, не давал никакого представления о предстоящих преобразованиях. Не были там показаны ни пятна новой застройки, ни объекты реконструкции, ни линии новых проездов, ни предназначаемые под парковки автотранспорта площадки — в общем ни-че-го, что должно быть отражено проектом планировки и межевания. Ограничились детской такой раскраской: просто обозначили на карте одним цветом имеющиеся жилые здания, другим — образовательные учреждения, третьим — внутриквартальное озеленение. Собственно, эту информацию и так может получить всякий желающий, не требуется ничего разрабатывать, дабы узнать: вот тут, например, размещается школа такая-то, — для этого достаточно подойти к зданию и взглянуть на соответствующую табличку при входе.

Наверное, у разработчиков имеется и более внятная документация. Но организаторы экспозиции отчего-то предпочли обойтись «схемой использования территории в период подготовки проекта планировки». Как сердито заметил оказавшийся рядом профессиональный архитектор, такая подготовка материалов для общественного обсуждения — откровенное издевательство над гражданами и повод отправить в отставку главу отдела строительства и землепользования районной администрации, ответственного за организацию экспозиции и тот самый «сбор мнений».

Госстройнадзору пора вмешаться

Немало вопросов возникает и к прочим чиновникам разных ведомств. Как нам удалось выяснить, временный регламент застройки территории, ограниченной наб. р. Фонтанки, Вознесенским пр., Садовой ул. и Юсуповским садом (ВРЗ-Е-08-2006), утвержден 31 марта 2008 года. Задание на проект планировки и межевания выдано распоряжением Комитета по строительству 15 января 2007 г.

Однако по закону требуется до разработки и утверждения ВРЗ установить зоны и режимы охраны территорий имеющихся тут памятников. А именно: для памятника федерального значения «Дворец Юсуповых с флигелями и садом» (XVIII в., арх. Д. Кваренги), памятника регионального значения «Правление и склад Общества спасения на водах» (1893—1894 гг., арх. П. Купинский –Садовая ул., 50б), выявленных объектов культурного наследия «Дом легкой промышленности» (1931—1935 гг., арх. Е. Левинсон, И. Фомин — Садовая ул., 52), «Дом М. Д. Тарасовой» (1849, арх. А. Болотов — наб. Фонтанки, 119), «Главное здание и Квартирный флигель Главного управления путей сообщения и публичных зданий» (1-я треть XIX в., 1859—1861, арх. Н. Гребенка — наб. Фонтанки, 117).

Пока КГИОП не установит зоны и режимы охраны всех перечисленных памятников, не согласует историко-культурную экспертизу, все прочие согласования проектной документации являются противозаконными. На что самое время обратить внимание главе

Службы государственного строительного надзора и экспертизы Петербурга Александру Орту. Именно это ведомство, напомним, обязано следить не только за соответствием строящегося объекта утвержденному проекту, но и за тем, чтобы вся процедура согласования самого проекта соответствовала закону.

Загадкой остается и волшебное приращение облюбованной «Петровским строителем» территории. В 2006 году компании было дано разрешение на проведение проектно-изыскательских работ на участке площадью 508 кв. метров. Однако проектом предусматривается освоение 3,8 га. Расползшееся пятно будущей застройки залезает на часть территорий общего пользования, участки начальной школы-лицея 229 и детско-юношеской спортивной школы «Орленок» и еще нескольких бывших хозяйственных построек усадьбы.

Проблемы со сносом зданий детских образовательных и спортивных учреждений застройщик не видит — их обещают перебазировать в новые корпуса, которые соорудят в переулке Бойцова. Но где будут учиться и тренироваться дети в тот период, когда нынешние их дома уже перестанут существовать, а новые еще не будут построены? И насколько вообще такое решение выгодно городу — ведь только к 300-летию Петербурга помещения школы олимпийского резерва были реконструированы и отремонтированы, на что из городской казны потратили четыре с лишним миллиона рублей.

На осколках наследия

Автор проекта предстоящей застройки Рафаэль Даянов в одном из интервью подчеркивал, что считает себя не вправе сносить постройку таких выдающихся архитекторов, как Евгений Левинсон и Иван Фомин, — дом 52 по Садовой улице.

Однако из представленных в районной администрации картах, где красной линией обозначены подлежащие обязательному сохранению объекты недвижимости, видно: сберечь намерены лишь фасад, обращенный к Садовой. От здания школы тоже остается только выходящая на Садовую стена, да еще небольшой ее огрызок по переулку Бойцова. Если верить карте, то региональный памятник — здание Общества спасения на водах — вообще не подлежит сохранению.

Проект нового строительства предполагает сооружение комплекса зданий высотой до 30 метров, центральной доминантой которого должна стать квадратная в плане остекленная башня. Плюс единый фронт застройки от переулка Бойцова к Юсуповскому саду.

Вот вам наглядная иллюстрация к тому, чего стоят заверения Веры Дементьевой, настаивающей на том, что новая редакция границ и режимов охранных зон гораздо лучше обеспечивает интересы защиты культурного наследия, нежели закон 1988 года. Тогда, напомним, тут была охранная зона. Теперь — зона регулирования застройки 1-й категории. Строго говоря, у КГИОП остается возможность и сейчас предотвратить агрессивное наступление новой застройки. Было бы, как говорится, желание. В частности, по-прежнему действующим документом является решение Ленгорисполкома № 660 от 20 июня 1972 года. А оно предписывало установить границы охранных зон для памятников, находящихся вне объединенных охранных зон. Отчего же тут эти границы до сих пор не установлены ни для федеральных, ни для региональных памятников? Этот и ряд других вопросов «Новая» адресует председателю охранного ведомства Вере Дементьевой. Как только ответ на редакционный запрос будет получен, мы проинформируем об этом наших читателей.

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::02.03.09