Библиотека компромата. Егиазарян, Скуратов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Вот что у нас за страна – что ни выборы, то скандал; что ни политик – то история? В этих политических джунглях выживает даже не сильнейший, а хитрейший – тот, кто умеет подглядывать и подслушивать, а потом копить и копить компромат на ближнего, выжидая удобного случая.
Помнится, Руцкой грозился вытрясти содержимое своих чемоданов, бывший генеральный прокурор намекал на то, что у него хватит информации, чтобы упечь полстраны за решетку. Иногда по коридорам Госдумы даже ходить страшно, потому что стопроцентно уверен: вот этот депутат носит с собой за пазухой не один камень, а целый карьер по добыче щебенки, а вот у этого – отпечаток на седалищном месте от того компромата, на котором это место покоится.
И в Белый дом зайдешь – точно такое же ощущение, и на Старую площадь, и – страшно сказать – даже в Кремле так и ожидаешь какой-нибудь неожиданной гадости. Но мы, журналисты, люди отстраненные, вроде бы и бояться нечего, а каково работать в подобных условиях? Может, потому и идут все реформы наперекосяк, и побеждает в их обсуждениях не умнейший, а тот, у кого этого самого компромата больше.

Вот вам один пример, что называется: кстати, о бывшем генпрокуроре. Разгоревшиеся страсти по поводу выборов новых сенаторов в Совет Федерации реанимировали и политическую фигуру Юрия Скуратова, который претендует на это место как представитель отдаленной глубинки. Но у нас любая политическая фигура не сама по себе живет, а неким символом определенных скандалов, потрясавших отечество.
Об этом все уже стали как-то забывать, в том числе и правоохранительные органы, руководство которых пыталось выяснить: кто, собственно, вел незаконную видеозапись, вторгался в частную жизнь высшего должностного лица, а потом передал видеокассету телевизионщикам. Увы, ответов на эти вопросы общественность так и не услышала, неясными остаются и результаты уголовного дела, которое, дойди оно до суда, могло позабавить электорат не хуже телепроекта «За стеклом».
Может быть, в результате следствия узнали что-то неприятное? Наверное, так оно и есть. Лично нам, например, удалось установить следующее.
«Нехорошую квартиру» на Большой Полянке, в которой попался бывший генеральный прокурор, оборудовали видеотехникой специалисты одной из коммерческих структур – Уникомбанка. Так уж повелось в последнее время, что иные коммерческие структуры проводят разведывательную и подрывную деятельность быстрее и качественнее, чем, например, ФСБ. Или — совместно.
Нам доподлинно известно, что видеокамера и видеомагнитофон марки «Мицубиси» находились на балансе службы безопасности этого банка, а указания по их установке над злополучной кроватью давал г-н Зайцев – член правления Уникомбанка.
Конечно, все это придумал не он сам, а другой руководитель этой известной коммерческой структуры – давний «герой» «Новой газеты» Ашот Егиазарян.
Удалось установить (интересно, почему нам, а не следствию?) и других участников спецоперации. Например, технические работы в «нехорошей квартире» проводил сотрудник службы безопасности Уникомбанка г-н Кучумаров Сергей Владимирович. А после того как разразился скандал вокруг генерального прокурора, аппаратуру в спешном порядке сняли, и выполнил эту операцию г-н Полевов, также по указанию Зайцева.
Стоит при этом отметить, что страсть к подглядыванию, очевидно, просто довлеет над руководством Уникомбанка: даже у себя в офисе, в Даевом переулке, 20, было скрытно установлено 12 точек негласного аудиоконтроля телефонов, служебных помещений и кабинетов всех руководителей банка. «Жучки» стояли даже у самого Егиазаряна, правда, по его же распоряжению. Записи велись регулярно и также регулярно поступали для расшифровки г-же Фокиной О. В. – сотруднице службы безопасности, которая по совместительству является двоюродной сестрой Зайцева и хранителем всего аудио— и видеоархива.
Вот, собственно, и вся история. Странно, что это не известно тем, кто проводил следствие. Или известно, только пока говорить неудобно? Потому что к этому сюжету есть несколько существенных дополнений.
Во-первых, все участники данной операции – бывшие сотрудники ФСБ—КГБ. Кроме Егиазаряна, разумеется. Он — внештатник. Зайцев – бывший сотрудник «Альфы», Кучумаров – инженер одной из войсковых частей КГБ СССР, Полевов – экс-подполковник ФСБ, Фокина – экс-майор того же ведомства. Все это лишний раз подтверждает убежденность в том, что бывших сотрудников КГБ не бывает и все они неплохо могут устроиться по своей специальности и в коммерческих структурах.
И бывшие сотрудники службы безопасности Уникомбанка тоже не прогадали. Фокина теперь работает в одном из самых элитных московских казино, которое любят посещать высокопоставленные чиновники. Устроилась опять-таки по специальности – в службу технического контроля. Так что теперь сановные игроки могут быть спокойны: их безопасность и конфиденциальность их частной жизни — в надежных руках.
Г-н Кучумаров трудоустроился в ЗАО «Безопасность предпринимательства Астеро», г-н Полевов – в «Росси Секьюрити». Но больше всего повезло их начальнику В. Н. Зайцеву – куратору службы безопасности Уникомбанка, который, являясь соучредителем «Частного охранного предприятия «Фирма Центр-К», работает… советником аппарата правительства РФ. Говорят, помогает правительству осуществлять связь с силовиками. В прошлом Зайцев, кстати, один из лучших в ФСБ. Обитатели Белого дома тоже могут особенно не беспокоиться об интимных сторонах своей жизни. Может быть, их уже посчитали?
На самом деле во всей этой неприятной истории необходимо выделить главное. А где, собственно, видео— и аудиоархив? Он передан бывшему руководству МВД или по-прежнему пылится где-нибудь в частном сейфе? Чьи фигуры и чьи голоса запечатлены на этих пленках? И самое важное: когда они наконец-то увидят свет? Может быть, перед очередными президентскими выборами, или перед сменой правительства, или они уже самим фактом своего существования как-то влияют на последние события в политической жизни России? Известно же, что не все спокойно в правительстве, что в администрации президента схватились две группировки… Нам, правда, известно: в официальных структурах этих кассет нет.
И еще: каким образом все эти люди избежали хотя бы морального порицания со стороны органов, проводивших следствие? Может быть, они настолько оказались полезны или прикрыты, что до них не добраться, или же сами успели подстраховаться, наделав копий с того богатства, которым располагали?
На самом деле эти вопросы относятся не только к «постельной истории», но и к скандалу с охранным предприятием «Атолл-С». Там даже проводили обыски и выемки – по всем правилам, с маски-шоу. Но кто теперь может сказать, где все то, что изъяли? А ведь по уверениям людей, причастных к следствию, там присутствовали незаконные записи разговоров высшего руководства страны, включая семью президента. Считалось, правда, что все передано чуть ли не министру Рушайло, но Рушайло уже не возглавляет МВД, а записи где? Где дело? Где суд?
Очень хотелось бы получить ответы на эти вопросы, которые продиктованы отнюдь не праздным любопытством. Просто очень не хочется вдруг увидеть на телеэкране какого-нибудь очередного человека, похожего на чиновника, от которого зависят судьбы страны. Или не увидеть, но с удивлением узнать, что принято какое-то странное, нелогичное и неразумное решение каким-нибудь министром, который только вчера говорил прямо противоположное… Ведь бог его знает, кто еще посещал «нехорошую квартиру» на Большой Полянке.
И вот еще что. Забыли мы как-то, если верить нашим источникам, об инициаторе всего этого бума подглядывания и подслушивания с последующим телестриптизом. Сам Ашот Егиазарян сейчас в Госдуме — зампред комитета. Может быть, стоит подумать депутатам о лишении иммунитета и его – на всякий случай, хотя бы для того, чтобы обезопасить себя, свой кабинет и коридоры парламента – а вдруг тоже подглядывают?
Это не домыслы. Нам хорошо известно, как даже один из самых заметных министров опасался, что до его назначения на должность опубликуют его малоинтересный разговор с домашними, подслушанный конкурентом по бизнесу. Нам не нравится работа этого министра, но настоящее свинство — грозить ему его семейными делами. А сколько таких крючков накоплено кинолюбителем Егиазаряном? А не потому ли генерал Орлов до сих пор чувствует свою силу, что где-то прячутся пленки «Атолла»?
Мы назвали всего несколько имен людей, с которых (при бескорыстном желании) Генпрокуратура может начать дело. И разрядить тикающие, как мины, видеотеки. И рассказать об этом обществу."