Бизнес «неустановленных лиц»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Бизнес «неустановленных лиц» FLB: Почему руководитель Бурятнедр Георгий Яловик поддержал Татьяну Туракину, одного из учредителей некоммерческой организации СРЭО «Дылача»

"[1] «В Бурятии продолжается расследование громкого нефритового дела. В последние выходные октября правоохранительные органы закончили сбор основной доказательной базы в уголовном деле о хищении ценного камня общиной «Дылача». Между тем местные СМИ раскапывают всё новые и новые детали, касающиеся деятельности подозреваемых. Уголовное дело в отношении пока «неустановленных лиц» из числа руководителей «Дылачи» было возбуждено бурятским УМВД этой осенью. По данным правоохранителей, община причастна к краже нефритов в особо крупном размере – 20 млн. тонн, что нанесло ущерб государству в размере 600 млн. рублей. «С мая 2011-го по октябрь 2012 года подозреваемые организовали нелегальную добычу нефрита на территории Кавоктинского месторождения в Бурятии. Как правило, камень сбывали в Китайской Народной Республике», – констатировали следователи в начале октября По сути, речь идёт о самозахвате нефритовых месторождений. В полиции заявляют, что уже получены улики, указывающие на следующее: «В лицензионно-разрешительных документах на использование недр сфальсифицированы географические координаты предоставленного общине участка, что позволило фигурантам под видом легальной добычи разрабатывать залежи на другой территории». Между тем в настоящий момент, если судить по новостному потоку, «Дылача» пытается защититься от обвинений, разыгрывая национальную карту. Недавно в Улан-Удэ состоялся митинг эвенков, собранный якобы в защиту общины, оказались втянуты в скандал некоторые члены Общественной палаты РФ, которые отреагировали на жалобы общины, а также бизнес-омбудсмен Борис Титов. На активность последнего даже обратил внимание Президент России Владимир Путин, отметивший, что Титов на своём посту должен заниматься «восстановлением нарушенных прав предпринимателей», а «не лоббированием интересов бизнеса и не защитой тех, кто реально нарушает действующий закон». Бурятские власти и деловые круги относятся к делу «Дылачи» гораздо спокойнее отдельных представителей федеральных структур. В частности, президент республики Вячеслав Наговицын высказал мнение, что ситуация вокруг общины «раздута» со стороны бизнеса. А исполнительный директор бурятского отделения «Деловой России» Юлия Гыпылова заявила, что её организация «склонна придерживаться мнения, что в ситуации с эвенкийской семейно-родовой общиной речь не идёт о притеснении прав коренных и малочисленных народов». «Вся ситуация, на наш взгляд, связана с предпринимательской деятельностью «Дылачи» – добычей нефрита», – уточнила Гыпылова. Интересно, что история с «Дылачой» – лишь один из эпизодов борьбы региональной власти за наведение порядка в нефритовой отрасли. Так, в сентябре правоохранителям удалась спецоперация по задержанию криминального авторитета Ильшата «Садыка» Садыкова, установившего, по версии следствия, «криминальный контроль добычи и сбыта в Бурятии полудрагоценного камня нефрит». А в начале года довольно сильный резонанс имело сообщение местной прессы об успешно отражённом нападении «чёрных копателей» на легально добывающее минерал предприятие и нескольких рейдах правоохранителей по незаконным участкам, закончившихся, правда, безрезультатно. Теперь, когда действия полиции, похоже, оказались результативными, её активность подвергается критике со стороны «Дылачи» и её сторонников, сумевших придать уголовному делу федеральное значение. Ранее сообщалось, что министр внутренних дел Владимир Колокольцев взял ситуацию с «Дылачой» под личный контроль. «Как ожидают некоторые наблюдатели, повышенное внимание к делу «Дылачи» может вывести правоохранителей на лоббистов интересов общины в отраслевом ведомстве. Предположительно, в этом качестве выступает советник главы Роснедр Владимир Бавлов, давно прослывший «серым кардиналом российских недр» , - полагает газета «Аргументы недели». С Бурятией его связывает многое: руководил геологоразведкой в Баунтовском районе, здесь же был главой местного самоуправления, избирался депутатом Народного Хурала Бурятии, членом Совета Федерации от республики. «Не исключено, при его содействии в августе 2012 года был отменён конкурс на освоение участка «Баунтовский», на который помимо «Дылачи» претендовала «Русская нефритовая компания», созданная при участии госкорпорации «Ростехнологии». После срыва конкурса община единолично продолжила добычу нефритов. Кроме Бавлова в интриге может быть замешан руководитель Бурятнедр Георгий Яловик . Он поддержал поступившее в его структуру письмо Татьяны Туракиной, одного из учредителей некоммерческой организации СРЭО «Дылача» и председателя фонда «Татьяна», которая утверждала, что на упомянутом участке находится «значительная часть родовых угодий эвенков». Хотя, как утверждают в администрации Баунтовского района, в пределах «Баунтовского» таковые отсутствуют», - подозревает газета «Аргументы недели». Ирония ещё и в том, что «Дылача», пытаясь защититься от силовиков спекуляциями на тему «дискриминации» эвенков, невольно обратила внимание журналистов и общественности не только на вероятное наличие покровителей, но и на свою внутреннюю кухню. Как выяснилось, несмотря на то что, согласно федеральному закону, кроме того, что перед законом равны все жители России, деятельность «Дылачи» должна носить некоммерческий характер (ст. 5 ФЗ «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»), руководство общины, извлекая прибыль из своего предприятия, не спешит инвестировать её в качество жизни эвенков. По оценкам экспертов, нефритовый бизнес «Дылачи» может приносить ей до 200 млн. долл. в год. Если разделить этот доход на численность работников общины (штат в зависимости от сезона – от 40 до 120 человек) или на общее количество эвенков в Бурятии (менее 3 тыс. чел.), каждый представитель «угнетаемого», по версии «Дылачи», народа ежегодно мог бы рассчитывать на сумму, достаточную для ведения весьма обеспеченного не только по российским меркам образа жизни. Однако бурятским СМИ ничего не известно о случаях массового процветания среди эвенков. Так, согласно ЕГРЮЛ, основным видом деятельности общины является оленеводство. Но в настоящий момент поголовье стада малочисленных народов, проживающих на севере Бурятии, не достигает и трёх сотен. В советские времена у эвенков было более 3 тыс. оленей. Показательна история села Россошино, которое от месторождения, приносящего руководителям «Дылачи» сотни миллионы долларов, отделяют всего 200 километров. По словам сельского главы Владимира Басаулова, более половины обитателей Россошина составляют именно эвенки – их 190 из 360 жителей. Однако община не спешит помогать сородичам. «В лес, где добывается нефрит, они [эвенки] попасть не могут. Та же «Дылача» не пускает эвенков в лес, получается, что ущемляются права. «Дылача» лишь прикрывается их именем, на самом деле занимаясь чистой коммерцией», – утверждает депутат местного сельсовета Александр Батуев. Примечательно во всей этой истории и следующее обстоятельство: практически полное отсутствие в прессе Андрея Туракина, ещё одного учредителя «Дылачи» и брата вышеназванной Татьяны Туракиной . Он – весьма заметная фигура на севере Бурятии. В 2002 году был избран депутатом Народного Хурала от Эвенкийского избирательного округа №65, с 2004 по 2009 год являлся главой Баунтовского района, при этом позволяя себе частые отлучки. Если Татьяна и де-юре руководитель общины Евгений Лоргоктоев неоднократно выступали с заявлениями по ситуации с «Дылачой», то Андрей Туракин хранит упорное молчание. По данным СМИ и свидетельствам, поступающим из Китая, это может быть связано с тем, что предприниматель утратил интерес к происходящему на родине. «Около года назад в блогосфере КНР появилась запись, сделанная неким предпринимателем Го. Он упоминает о «самом крупном промышленнике Улан-Удэ в сфере нефритов» по имени Андрей. Если в девяностых знакомый Го был «довольно бедным человеком», то сейчас он стал миллионером и ежегодно проигрывает около ста миллионов юаней в казино Макао. Вполне вероятно, речь идёт именно о Туракине? Российская пресса, в свою очередь, предполагает, что учредитель «Дылачи» увлечён строительством пятизвёздочного отеля на курортном Хайнане. Между тем на строительство эвенкийского центра в Улан-Удэ нефритовый король Бурятии щедро пожертвовал порядка 300 тыс. рублей. А родное село Туракиных Усть-Жилинда считается самым бедным в Баунтовском эвенкийском районе, где люди существуют лишь за счёт «чёрного старательства», незаконно собирая нефрит в тайге и на участках той же «Дылачи». Что характерно, Андрей Туракин, будучи руководителем Баунтовского эвенкийского района, ни разу, по словам знакомых с ситуацией людей, не посетил Россошино, где живут его родственники и одноклассники», - полагают «Аргументы недели». Дефицит информации о реальной деятельности «Дылачи» действительно приводит к непониманию ситуации эвенкийскими сообществами в других регионах страны. Отчасти этому способствует и вмешательство в расследование уголовного дела отдельных общественных деятелей, позволяющих себе высказывания в духе разжигания национальной розни. Так, например, член Общественной палаты РФ Павел Суляндзига заявил журналистам, что «постоянно по республиканским СМИ крутят сюжеты о преступниках – эвенках». Можно предположить, что г-н Суляндзига смотрит какой-то особенный телевизор, так как в сюжетах и публикациях, вышедших за время конфликта, представителей СРЭО «Дылача» никто ни разу не назвал преступниками, никто не связывал с происходящим эвенкийский народ. И совершенно непонятно, почему эвенкам навязывают защиту коммерческих интересов абсолютно не прозрачной некоммерческой организации, по сути обирающей своих соотечественников», - полагает газета. Андрей Воронцов, «Аргументы недели»,№ 44 (336) от 15 ноября 2012 "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации