Бизнес По — Русски

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Неизвестные подробности приватизации "Северной нефти"

1049698110-0.gif Описание реалий российской экономики по своему жанру напоминает детектив на фоне боевых действий. Батальные сцены перемежаются отдельными спецакциями, а краткие минуты отдыха участники боев проводят в залах арбитражных судов. При этом чуть ли не в каждом регионе есть своя горячая точка. Корпоративные войны сотрясают как крупные национальные холдинги и компании, так и скромные региональные предприятия. От покушений на свою собственность не застрахованы ни «красные» директора, ни даже иностранные инвесторы. Акционеры, бюджет и российская экономика в целом ежегодно теряют из-за корпоративных войн за собственность миллионы долларов.

Один из наиболее свежих примеров — приобретение государственной

компанией «Роснефть» бывшей же государственной компании «Северная

нефть». О последней известно, что в свое время странным образом она

перешла в частные руки бывшего замминистра финансов Андрея Вавилова…

Недавно Вавилов продал «Северную нефть» «Роснефти» за 600 миллионов

долларов. Мало того, что, по мнению аналитиков, «Роснефть» почти вдвое

переплатила за свое приобретение, так надо еще вспомнить и о том, что

три года назад «Северная нефть» фактически принадлежала государству, и

незадорого перешла в собственность Вавилова. Странно получается, не так

ли? Некоторый свет на эти события проливают откровения одного из участников финансовых битв известного российского журналиста Олега Султанова. В 99-м году ему пришлось не только освещать, но и лично принимать активное участие в войне крупнейших нефтяных компаний страны «Северной нефти» и «Лукойла» за нефтяные скважины в республике Коми. Правда, сам Султанов в настоящее время вынужден скрываться от бывших соратников по оружию, а потому свои воспоминания он записал на видеопленку и переслал из-за границы знакомым журналистам.

Сотрудничать с «Северной нефтью» Султанов начал в 1999 году вскоре после своего переезда из Коми в Москву. Впрочем, его воспоминания захватывают и более ранний период истории компании, относящийся к 97-99 годам прошлого века.

По словам Султанова, в 1997-м году один из крупных владельцев «Северной

Нефти» швейцарская компания «Тибиком» перепродала свою долю в нефтяной Компании за 22-23 млн. долларов землякам — компании ОТХ. По прошествии года ОТХ начинает работать с Андреем Вавиловым, пытаясь использовать его связи как административный ресурс для развития бизнеса в России. Ряд специалистов, хорошо знакомых с Вавиловым, с ведома ОТХ, занимают в «Северной нефти» ключевые посты. Например, генеральным директором компании стал близкий к экс-замминистру человек — А. Самусев… И уже в 1999-м году, стараниями вавиловской команды российские государственные структуры и ОТХ теряют контроль над «Северной нефтью».

Случилось это после общего собрания акционеров, которое своим решением

поменяло одного акционера на другого. Дело в том, что в соответствии с

вновь принятыми на тот момент законами «О рынке ценных бумаг» и «О

защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»

запрещались сделки купли-продажи акций до государственной регистрации их эмиссии. Правда, закон делал исключение для тех сделок, которые были

заключены до его вступления в силу. Однако вавиловская команда настояла

на временной отмене покупки ОТХ акций «Тибикома». Поводом послужило то, что даже первая эмиссия акций «Северной нефти», размещенная еще в 1993-м году, не была зарегистрирована. Впрочем, акционеры с предложением согласились, и акции вернулись к «Тибикому» Проблема лишь в том, что собственно швейцарский «Тибиком» перестал существовать за год до этих событий: в начале 1998-го года его поглотила одна из дочек

«Зарубежнефти», которой принадлежали 99% акций и имя «Тибикома». А

потому акции от ОТХ на самом деле перешли к виртуальной компании

«Тибиком», специально созданной для этого людьми Вавилова.

Роль Султанова, присоединившегося к «Северной нефти» уже в 1999-м,

состояла в том, чтобы своим авторитетом (а он прожил на Севере свыше 20

лет и хорошо был здесь известен) заставить миноритарных акционеров

поверить в этот спектакль и утвердить его своими голосами. 23 августа,

на акционерном собрании представители ОТХ временно, как они тогда

думали, уступили свои акции якобы представителям «Тибикома». После

этого, утвержденные собранием документы для регистрации и изменения

Устава отправились в ФКЦБ.

Менее чем через месяц ФКЦБ зарегистрировала первую эмиссию акций

«Северной нефти»: случай в российской практике доселе неслыханный. С

таким похвальным проворством федеральное ведомство по ценным бумагам,

вероятно, и должно всегда работать? Между тем 19 ноября 1999 года

состоялось еще одно — внеочередное собрание акционеров этой компании. На

нем было проведено решение о выпуске дополнительной эмиссии акций. В

результате контрольный пакет «Северной нефти» перешел компаниям,

подконтрольным Вавилову, а доли прежних акционеров — в том числе и

государственных уменьшились в… 10 раз.

Новый расклад открыл перед Вавиловым самые широкие перспективы, которыми экс-министр финансов не преминул тут же и воспользоваться. Так Андрей Вавилов был избран председателем Совета директоров компании «Северная нефть». Но тайное стало явным: известно, что законность решений того судьбоносного для Вавилова акционерного собрания оспорена в судебном порядке. Московский арбитраж удовлетворил иск к ФКЦБ по поводу регистрации эмиссии акций «Северной нефти».

Кстати, в тот момент, когда Вавилов приобрел контроль над «Северной

Нефтью», стоимость компании оценивалась лишь в 50-60 миллионов рублей.

Увеличить стоимость компании Вавилов смог, прежде всего за счет победы

на конкурсе по освоению месторождения «Вал Гамбурцева». Тогда заявка

«Северной нефти», составлявшая семь миллионов долларов, победила заявки

конкурентов, главный из которых – «Лукойл» — предлагал более 100 миллионов долларов. Как объяснял свою победу тогда Андрей Вавилов, его компания «предложила выгодные долгосрочные условия разработки месторождения».

Впрочем, его оппоненты полагали, что победа «Северной нефти» объясняется более прозаично: она была обеспечена особыми связями Вавилова с экс-главой Минприроды Борисом Яцкевичем.

Косвенное подтверждение таких связей можно найти и в откровениях Олега

Султанова. Так он рассказывает, что однажды в прессе появилось интервью

с Яцкевичем, подписанное его именем. В этом интервью Яцкевич упоминал

«Лукойл». Но как заявляет сам Султанов, он этого интервью у министра не

брал и с самим Яцкевичем никогда не встречался. Когда он высказал свои

претензии своим кураторам из «Северной нефти» по этому поводу, ему

ответили: «Успокойся так надо».

Участие в организации тех памятных собраний акционеров «Северной нефти» для Султанова было не единственной спецакцией в ходе войны Вавилова с «Лукойлом». Так однажды, Олегу предложили слетать в один северный город», где находился офис «Северной нефти» и спасти его от якобы захвата «воздушным десантом» конкурента. Нужно было сделать так, чтобы самолет с «десантом» не долетел до города. Он спросил, надо ли его взорвать? Ему этого не посоветовали, но поставили условие — самолет в

аэропорту сесть не должен. Бедный пиарщик вынужден был сам срочно

вылететь в этот город и применить все свои способности и связи, чтобы

самолету не дали посадку. Как признается сам Султанов, ему удалось выполнить невыполнимое.

Впрочем, отблагодарили его достаточно оригинально. Однажды игра приняла слишком опасный поворот. В адрес Султанова вдруг посыпались угрозы. К нему на улице стали походить люди якобы от «Лукойла» и угрожать его семье. Ему давали охрану, он вынужден был месяцами скрываться. Одновременно в судах один за другим рассыпались обвинения в адрес «Лукойла», которые он озвучивал в своих статьях. Султанов стал понимать, что «мавр сделал свое дело — мавр может удалиться» однако, из принципа держался на плаву.

В один прекрасный день на столе у Олега в редакции оказалось письмо от

неких честных сотрудников службы безопасности «Лукойла». В письме был

озвучен подробный план его устранения ( бытовое убийство в подъезде с

целью ограбления). Он обратился за помощью к кураторам из «Северной

нефти», и те пообещали прикрытие. Через месяц точно по описанной схеме

был убит Игорь Домников, его коллега и сосед по подъезду. Походило на

то, что Олега с Игорем просто перепутали. Через некоторое время один из

старых знакомых Олега по службе в «органах», с которым они якобы

случайно встретились, спокойно называет ему фамилию убийцы, который

состоит на службе у одного из замов Алекперова как «штатный» киллер. Султанову очень хотелось отомстить убийцам, а потому этот факт

был моментально озвучен.

Олег успел раздать массу интервью нашим и западным СМИ, а потом

оказалось, что такого человека вообще не существует. После этого

журналист стал реально бояться за свою жизнь, поскольку надежды на

защиту со стороны его кураторов не осталось, а удар нанесенный им по

указке «Северной нефти» ее мощному конкуренту уже вышел за рамки простых обвинений в незаконной приватизации. Еще позже Олег пришел к выводу, что здесь что-то не так: ему как будущей жертве сообщают имена организаторов, причем способом, неизбежно приводящим к утечке информации, и затем убивают его соседа.

По логике вещей получалось, что письмо Олегу подбросили сотрудники

«Северной нефти», чтобы он озвучил этот план. А затем его предполагалось

устранить, свалить вину на «Лукойл» и приложить письмо в качестве

доказательства. Но случилась ошибочка — исполнители подвели и убили не

того. Осознав все «за и против», Султанов решает уехать на Запад.

Сегодня история с «Северной нефтью» уходит в прошлое. Сама компания уже продана «Роснефти». «Роснефть» в свою очередь уладила разногласия с

«Лукойлом». Компания Вагита Алекперова согласилась отказаться от

судебного преследования «Северной нефти» из-за методов допэмиссии

1999-го года и из-за конкурса по «Валу Гамбурцева».

Впрочем, сюжет с «Северной нефтью» — это всего лишь эпизод из бурной

истории перманентного российского передела собственности. Ситуация с

корпоративными войнами в стране стала настолько тревожна, что обсуждать

ее взялся даже один из комитетов Государственной Думы. Депутаты намерены выяснить все-таки, что надо изменить в отечественном законодательстве, что бы остановить непрекращающийся вот уже десять лет передел собственности в стране. Специально созданная депутатская комиссия периодически встречается с «участниками боев». Возможно, какую-нибудь помощь депутатам смогут оказать и откровения Олега Султанова.

Московский комсомолец origindate::07.04.03

Глеб КАРПУХИН