Бизнес и КПРФ: неожиданная совместимость (2002)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Политком.Ру", origindate::14.11.2002

Бизнес и КПРФ: неожиданная совместимость

Алексей Макаркин

Converted 14948.jpgСуществует устоявшееся представление о том, что КПРФ и бизнес - суть вещи несовместные. Определенная логика в этом есть: коммунисты действительно делают ставку на свой актив, который настроен резко антикапиталистически. Среди известных соратников Геннадия Зюганова много партийных секретарей, но мало предпринимателей (однако они все же есть). Партия не отказалась от своего "лейбла", марксизма-ленинизма как руководящего учения и прочих советских рудиментов. Заметим, что она и не может этого сделать - ни актив, ни значительная часть левого электората к такой "контрреволюции" просто не готова.

Однако это не означает, что коммунисты и бизнес несовместимы. Выступая за многоукладный характер экономики, зюгановцы, тем самым, признают частную собственность, хотя и в ограниченных масштабах (исключая стратегически важные отрасли). В то же время среди предпринимателей есть выходцы из "номенклатурной" среды, для которых слово "компартия" не означает негативного ярлыка. Более того, и у коммунистов, и у бизнесменов есть вполне определенные стимулы для расширения сотрудничества. Для КПРФ это возможность пополнения своего избирательного фонда - несмотря на разветвленный актив, они уже не могут работать на "голом энтузиазме". Содержание профессионального партийного аппарата требует денег, не говоря уже об услугах "пиарщиков" (КПРФ является их потребителем в меньшей степени, чем другие партии, но совсем от них не отказывается).

Для бизнеса есть несколько стимулов к сотрудничеству с КПРФ. Во-первых, это желание диверсифицировать свои политические предпочтения. При этом если в 1995-1996 годах речь шла об элементарной "подстраховке" на случай победы Зюганова на президентских выборах, то сейчас интересы связаны с "проникновением" в регионы, управляемые "красными" губернаторами.

Во-вторых, КПРФ при любом раскладе событий проводит в Думу не менее полусотни депутатов-списочников. Поэтому место в избирательном списке партии является привлекательным для многих представителей бизнеса, рассчитывающих получить депутатский мандат и готовых для этого оказать КПРФ спонсорскую помощь. В данном отношении коммунисты уже на выборах 1999 года недалеко ушли от других партий - их отличие от ЛДПР состояло лишь в том, что большая часть "проходных" мест была все же отдана партийным активистам, а не спонсорам. Однако партия могла себе это позволить - большинство спонсоров КПРФ и при таком раскладе было избрано в Думу.

В-третьих, часть (правда, незначительная) представителей бизнеса делает на КПРФ стратегическую ставку, связывая с ней далеко идущие политические планы. Эти люди интегрированы в партийные структуры или близкие к ним организации.

Первые бизнесмены в КПРФ

В первоначальный период деятельности КПРФ (1993-1999 годы) к деятельности партии имело прямое отношение лишь несколько представителей бизнеса.

Наиболее влиятельным из них был и остается 68-летний Виктор Видьманов. С компартией его связывают общие идеологические предпочтения - он член партии с момента восстановления ее деятельности, входит в состав президиума ее ЦК. Бывший первый зампред Красноярского облисполкома, затем министр сельского строительства РСФСР, он в настоящее время является президентом корпорации "Росагропромстрой", созданной на базе его бывшего ведомства. В состав корпорации входит 120 территориальных акционерных обществ, 38 проектных институтов, 3500 строительных, монтажных и дорожных организаций, 1500 промышленных предприятий строительной сферы. Добавим к этому контролируемые корпорацией "АСБ-банк" и страховую компанию "Инвестстрах-Агро". Всего в системе "Росагропромстроя" работает около 700 тыс. человек.

Неудивительно, что в 1999 году Видьманов отказался от депутатского мандата с тем, чтобы остаться во главе своей фирмы. В этом бизнесмене сочетаются черты старого и нового. Именно Видьманов в 1999 году предложил проект экономической программы КПРФ, который отличался ярко выраженной левой ортодоксией (по сравнению с концепцией Сергея Глазьева, лучше учитывающей современные экономические реалии). И в то же время одним из топ-менеджеров корпорации (отвечающим за внешнеэкономические связи) является Олег Видьманов - сын и наследник. АСБ-банк уже давно открыл филиал на Кипре - центре оффшорного бизнеса. Филиальная политика видьмановского банка в определенной степени соответствует политическим связям его владельца. Так, после победы коммуниста Александра Михайлова на выборах губернатора Курской области, филиал банка был открыт в Курске (разумеется, в присутствии главы области и другого местного начальства).

Видьманов был и остается ключевым спонсором КПРФ. Он выполнял функции кассира в ходе избирательных кампаний Зюганова 1996 и 2000 годов. Именно Видьманов сыграл ключевую роль в поддержании стабильного выхода газеты "Правда", председателем наблюдательного совета которой он является. Разветвленная сеть отделений корпорации является одним из опорных звеньев коммунистической инфраструктуры в регионах. В 2002 году в СМИ сообщалось о том, что с Видьмановым, в частности, ведет переговоры о спонсировании КПРФ Борис Березовский.

В первые годы существования КПРФ немалую роль в партии играл еще один бизнесмен старшего поколения - Григорий Куевда. В отличие от Видьманова, он не дослужился до министра - пиком его карьеры стал пост заместителя начальника "снабженческого" главка в Минвостокстрое СССР. В 1989 году достигший к тому времени пенсионного возраста Куевда возглавил кооператив РУСМ, а спустя несколько лет - строительную фирмы "Перово-К4" в Москве. В 1995-1999 годах он избирался депутатом Госдумы по списку КПРФ.

Между Видьмановым и Куевдой больше различий, чем сходства. Если Видьманов - представитель крупного бизнеса, то Куевда - предприниматель средней руки. Видьманов подчеркнуто не делает резких заявлений политического характера (в том числе и потому, что для его бизнеса они могут иметь негативные последствия). Куевда, появившись в Думе, сразу же позиционировал себя как представитель радикального крыла КПРФ. В период избирательной кампании Зюганова в 1996 году его слова о том, что КПРФ располагает четырьмя дивизиями, неоднократно цитировались в СМИ как доказательство претензий партии на силовой захват власти. А призыв к созданию всероссийского забастовочного комитета (без которого, по мнению Куевды, КПРФ обречена на роль "ворчливой прислуги режима") более соответствовал менталитету леворадикального активиста, чем респектабельного бизнесмена. Неудивительно, что когда у КПРФ появились дополнительные источники финансирования, о Куевде быстро забыли: он не был включен в избирательный список партии в 1999 году, б аллотировался по одномандатному округу в качестве независимого кандидата, но избран не был.

Если уход из Думы Куевды был свидетельством роста "системности" партии, то расставание КПРФ с Владимиром Семаго связано в значительной степенью с личностью этого бизнесмена. 55-летний Семаго принадлежит к более молодому поколению бизнесменов, чем Видьманов и Куевда, однако генетические связи его бизнеса с советской номенклатурой прослеживаются не менее четко. Свою фирму "Московский коммерческий клуб" он создал при активном участии Госкоминтуриста СССР и Внешторгбанка СССР. Сам Семаго ранее работал в том же Госкоминтуристе, а затем в Госкомитете по науке и технике.

Однако вступление Семаго в КПРФ в 1993 году может быть объяснено не только его "номенклатурными" связями (такие же контакты были у многих будущих "олигархов"), но и эксцентричностью характера. Так, он утверждает, что является печенегом по национальности, в 1998 году активно поддерживал скандально известного нижегородского политика и бизнесмена Андрея Климентьева, будучи депутатом Госдумы, снимался в фильмах "Ворошиловский стрелок" и "Момент истины". Нет ничего удивительного, что Семаго "не ужился" с российской компартией, которая унаследовала от КПСС относительно жесткую дисциплину. В 1998 году он вышел из фракции КПРФ в Думе, а после истечения срока депутатских полномочий был официально исключен из партии. К тому же уже после президентских выборов 1996 года Семаго, по некоторым данным, перестал спонсировать партию.

На первоначальном этапе существования КПРФ были отмечены и другие связи компартии и бизнеса. Так, близкий к коммунистам (но не член партии) экс-премьер СССР Николай Рыжков некоторое время был главой наблюдательного совета Тверьуниверсалбанка, который считался одним из спонсоров КПРФ. Бывший глава союзного Госплана Юрий Маслюков возглавлял АО "Югтрастинвест" и до сих пор имеет разветвленные связи в бизнес-среде.

Спонсоры-99

В избирательном списке КПРФ на выборах 1999 года появились необычные для партии лица. Это стало свидетельством процесса постепенного превращения КПРФ в респектабельную политическую структуру, к которой предприниматель мог иметь отношение без ущерба для своей репутации в привычной для него бизнес-среде. Изменилось и отношение власти к компартии: из "реваншистской" структуры, которая претендовала на победу на президентских выборах, она после лета 1996 года начала превращаться в партнера по законопроектному торгу, пусть иногда неудобного, но, в целом, вполне приемлемого для Кремля. Поэтому спонсирование избирательной кампании КПРФ не могло привести к росту политических рисков для бизнеса конкретного кандидата в депутаты.

Так, в верхнюю часть списка вошел Геннадий Семигин; к тому времени этому бизнесмену исполнилось 35 лет. В 1990 году молодой офицер-политработник ушел в бизнес, причем быстро вошел в окружение вице-президента Александра Руцкого. В 1991 году Семигин стал одним из руководителей Конгресса российских деловых кругов (КРДК), создание которого было одобрено правительством РСФСР. Первым президентом КРДК был тогдашний премьер Иван Силаев, затем его сменил Семигин.

Однако бизнес-карьера Семигина существенно замедлилась после того, как федеральную политическую арену покинули вначале Силаев, а затем Руцкой. Лоббистский потенциал его серьезно снизился; со стремительно набиравшими силы олигархами Семигин конкурировать не мог. Однако, оставшись лично богатым человеком, он основал Национальный общественно-научный фонд, который спонсировал издание литературы по гуманитарным наукам (философия, социология, политология). С 2002 года Семигин, помимо политической деятельности, возглавляет Институт сравнительной политологии РАН.

Политической деятельностью Семигин занялся в 1999 году, став депутатом Думы от КПРФ. Однако его амбиции простирались дальше: одним из условий спонсирования деятельности партии стал пост вице-спикера Думы, который он и получил по квоте аграрно-промышленной депутатской группы. Кроме того, Семигин стал председателем исполкома Народно-патриотического союза России - "дочерней" организации КПРФ. Таким образом, Семигин стал одним из лидеров левого движения в стране, оставшись при этом персонажем, приемлемым и для бизнес-сообщества, и для Кремля.

Показательно, что в Думу был избран и заместитель Семигина по его научному фонду Валерий Шитуев, который по квоте аграрно-промышленной группы получил влиятельный пост заместителя председателя думского комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам. Депутатом стал и зампред еще одной семигинской структуры (Центра защиты экономических и социальных прав граждан) Сергей Прощин. В Думе он входит в комитет по экономической политике и предпринимательству.

Кроме людей Семигина в списке КПРФ были и другие спонсоры. Так, Игорь Анненский ранее занимал пост президента банка "Альба-Альянс". В Думе он, как и Шитуев, стал зампредом комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам (но только по квоте КПРФ). Заместителем председателя комитета по бюджету и налогам от компартии стал Евгений Марченко, бывший заместитель гендиректора ЗАО "Деловой центр "Пресненский", входящий в сферу интересов финансово-промышленной группы Михаила Гуцериева. Большую часть своей бизнес-карьеры Марченко сделал в гуцениевском банке БИН и в администрации зоны экономического благоприятствования "Ингушетия". Неудивительно, что во время крайне напряженной избирательной кампании 2002 года в Ингушетии Марченко возглавил делегацию депутатов Думы, поддерживавших кандидатуры Хамзата Гуцериева и Алихана Амирханова.

Бывший председатель совета директоров Подольского завода цветных металлов Сергея Золотилин стал зампредом комитета по природным ресурсам и природопользованию (по аграрно-промышленной квоте). Член совета директоров ОАО "Морской порт "Санкт-Петербург" Виталий Южилин вошел в состав комитета по энергетике, транспорту и связи. Гендиректор крупного агропромышленного ЗАО "Реал-Агро" Игорь Игошин является членом бюджетного комитета. Примечательна фигура Николая Дайхеса, который значился в списке КПРФ как профессор Российской медицинской академии постдипломного образования. Однако, кроме занятий медициной, он является и бизнесменом: с 1996 года он входил в состав совета директоров Леспромбанка.

Общим для бизнесменов, избранных в Думу по списку КПРФ, является их молодой возраст: самому старшему, Дайхесу, на момент избрания исполнилось 40 лет, самому молодому, Игошину, не было и 30. Почти все они ранее не занимались политической деятельностью, тем более в качестве представителя левых сил. Многие посчитали более выгодным для себя не только занять посты в важных экономических комитетах, но и перейти в Аграрно-промышленную депутатскую группу, которая в значительной степени зависит от компартии, но не ассоциируется с партией. И если банкир Анненский остался во фракции КПРФ, то это можно объяснить не столько большей "левизной" его политических взглядов, сколько тем, что квота аграрно-промышленников в "банковском" комитете уже была заполнена.

На спонсоров КПРФ не распространился передел постов в думских комитетах, инициированный центристскими фракциями и группами весной 2002 года (он касался только должностей председателей комитетов). В то же время и у партии есть свои условия, согласно которым спонсоры продолжают оставаться на своих думских постах. Главное из них - дисциплина голосований. Это является одной из причин того, что бизнесмены не только не покидают ряды коммунистов и аграрно-промышленников, но и выступают консолидированно в ходе значимых для партии голосований. В противном случае они могут стать рядовыми депутатами и снизить свой лоббистский ресурс.

Сергей Глазьев и Сергей Батчиков

Особую роль в нынешней структуре КПРФ играет Сергей Глазьев. Бывший министр внешних экономических связей в правительстве Виктора Черномырдина, член команды Егора Гайдара, он проделал эволюцию от умеренного либерала до участника фракции КПРФ (хотя в партию так и не вступил). Дважды (в 1994-1995 и 2000-2002 годах) он руководил думским комитетом по экономической политике и предпринимательству. В настоящее время он является председателем экономического комитета Торгово-промышленной палаты России. Некоторые эксперты после весьма успешной для него губернаторской кампании в Красноярском крае рассматривают Глазьева в качестве не просто потенциального "теневого премьера" от КПРФ, но и даже как возможного кандидата в президенты. По данным СМИ, именно "под Глазьева" готов спонсировать левых Борис Березовский.

Непосредственно Глазьев не занимается бизнесом. Однако за годы пребывания на госслужбе и в Думе он обзавелся обширными бизнес-связями. Наиболее важным многолетним партнером Глазьева в этой сфере можно считать Сергея Батчикова. По некоторым данным, в 80-е годы он был офицером разведки, занимался вопросами Латинской Америки. В бытность Глазьева министром внешних экономических связей, Батчиков курировал латиноамериканское направление в этом министерстве; покинул государственную службу после отставки Глазьева. В течение нескольких лет (с 1994 года) занимал ключевые посты (генерального директора, заместителя председателя совета директоров) в компании "Интеррос" Владимира Потанина, ведал, в частности, аналитической работой. В настоящее время Батчиков руководит правлением Российского торгово-финансового союза.

Однако, наряду с бизнес-карьерой, Батчиков активно занимается политикой, хотя старается лишний раз "не светиться". Нередко его представляют в СМИ в качестве министра торговли, внешнеэкономических связей и развития предпринимательства "теневого кабинета" КПРФ. Также он входит в состав координационного совета Народно-патриотического союза России. Батчиков был одним из ключевых фигур не только в разработке экономической стратегии КПРФ (на основе идей Глазьева), но и в организации глазьевской избирательной кампании в Красноярском крае. В том случае, если позиции Глазьева в лагере левой оппозиции будут и дальше укрепляться, параллельно станет расти и влияние Батчикова.

КПРФ-бизнес: контуры инфраструктуры

К КПРФ в той или иной степени близок ряд организаций, в которые входят представители бизнеса. Так, Николай Рыжков является главой Московского интеллектуально-делового клуба (МИДК), созданного в 1993 году и объединяющего преимущественно политиков и бизнесменов, в той или иной степени сочувствующих левым силам. МИДК близок к КПРФ, хотя его и нельзя полностью отождествлять с компартией. Показательно, что во главе совета клуба ("второе лицо" в МИДК) стоит Михаил Кодин - в прошлом зампред президиума Центральной контрольной комиссии КПСС последнего состава, а ныне вице-президент Академии социальных наук. Неудивительно, что первым лауреатом новой премии "Хрустальная роза Виктора Розова", учрежденной МИДК, стала Татьяна Доронина, известная своими связями с левыми и национально-патриотическими силами. Почетным членом клуба является художник Александр Шилов, а спонсором - гендиректор ММВБ Александр Захаров.

Бывший союзный премьер возглавляет и еще одну организацию, носящую в большей степени лоббистский характер (в отличие от "тусовочного" МИДК) - Российский союз товаропроизводителей, созданный в 2001 году на основе Координационного совета отечественных товаропроизводителей (КСОТ). Союз фактически взял на себя функции лоббиста традиционных отраслей реального сектора, которые ранее пыталась выполнять Федерация товаропроизводителей России Юрия Скокова. В состав руководства Союза входят как "знаковые" представители директорского корпуса (типа экс-премьера Ивана Силаева и бывшего первого вице-премьера Олега Сосковца), так и члены КПРФ: уже упоминавшийся Виктор Видьманов (вице-президент), депутаты Владимир Гришуков, Николай Коломейцев, Петр Романов, Святослав Сокол, Валентин Шурчанов, а также близкие к компартии политики депутат Сергей Глазьев и сенатор Николай Кондратенко. Членами руководства союза являются и некоторые губернаторы, избранные при поддержке КПРФ: Николай Виноградов (Владимирская область), Владим ир Тихонов (Ивановская область), вышедший из компартии в нынешнем году Геннадий Ходырев (Нижегородская область).

При этом Шурчанов, к примеру, руководит чувашским региональным отделением Российского союза товаропроизводителей (а также и местным комитетом КПРФ). А Валерий Сергиенко, возглавляющий промышленников Красноярского края, хотя и является беспартийным, но активно участвовал в губернаторской избирательной кампании Сергея Глазьева, которую вела местная организация КПРФ. Таким образом, "товаропроизводители" остаются внешне аполитичными, но на практике ситуация часто выглядит иначе.

Перспективы

Взаимоотношения между бизнесом и компартией в значительной степени будут зависеть от градуса оппозиционности КПРФ и степени ее противоречий с властью. Соблазн радикализации лозунгов, который сейчас присутствует у значительной части коммунистического актива, может привести к уменьшению спонсорской поддержки партии и, как следствие, к трудностям не только в ходе избирательных кампаний, но и в обычной организационной работе КПРФ.

Видимо, все это не касается таких бизнесменов как Видьманов или Батчиков, теснейшим образом связанных либо с партией в целом, либо с отдельными влиятельными фигурами левого движения (как Батчиков с Глазьевым). Однако их ресурса может не хватить для организации эффективных кампаний 2003 и 2004 годов. Такое положение дел может стать одной из причин сохранения "кентаврической" структуры КПРФ, заключающей в себе как системную, так и внесистемную составляющие. Респектабельный бизнес несовместим с полным господством в партии "улицы", то есть радикально настроенной части коммунистического актива.