Бизнес молодого янки на земле предков (1998)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Общая газета", origindate::26.02.98 

Бизнес молодого янки на земле предков

Борис Иордан, строитель "дружественного капитализма"

Ирина Великанова, Анатолий Костюков

Борис Йордан. Фото:"Эксперт"В 1991 году Иван Силаев, глава первого правительства суверенной России, ездил в Париж агитировать французских буржуа делать бизнес в РСФСР. «У нас миллионерами становятся за год!» - завлекал иностранцев Силаев. Робкие французы смутились: может, русский премьер пугает бизнес с грабежом? Многие смущаются до сих пор. А вот простой американский студент Борис Иордан не колебался ни минуты. Как только в России запахло реформами, он бросил свой Нью-Йоркский университет, взял пару белья, зубную щетку и полетел в Москву.

Стоял 1992 год. Иордану было 26 лет, и он легко говорил по-русски (в его родословной числился предок, служивший министром в правительстве Столыпина). Все прочие достоинства обнаружились в молодом американце несколько позже.

Ныне Борис Иордан - один из финансовых тузов России. Самый молодой из «олигархов». Второй после Потанина (а по влиятельности, может быть, и первый) банкир в стане «молодых реформаторов». Его инвестиционная компания «Ренессанс Капитал» управляет ценными бумагами на согни миллионов долларов. Четырех с половиной миллиардов долларов достигла в прошлом году сумма сделок, осуществленных компанией.

Как делаются такие биографии - самый риторический вопрос нашей эпохи. Начало фарта, время первых денег обычно является строго секретной страницей «личного дела» российского бизнесмена. Это запретная территория, куда не принято пускать даже друзей. Хотя, на взгляд исследователя, именно на этой странице и начертана формула удачи.

Вложение ваучера

Впервые имя Иордана мелькнуло в московских газетах где-то в 1996 году. Некий американец русского происхождения оказался владельцем 10-процентного пакета акций Новолипецкого металлургического комбината и заявил свои претензии на управление гигантом черной металлургии. Попутно выяснилось, что этот американец тремя годами ранее скупил для банка «CS First Boston» 17 миллионов ваучеров -каждый восьмой чек из выпущенных Госкомимуществом.

Иностранные компании и лица не имели права участвовать в чековой приватизации, поэтому негоция Иордана вызвала подозрения. Хотелось узнать подробности. Однако подробностей не последовало.

Вряд ли 17 миллионов ваучеров можно было накупить у старушек в переходах московского метро. По-видимому, работала система оптовой закупки, теневой ваучерный фонд. Причем это был на редкость удачливый фонд - не в пример всем остальным ЧИФам он сумел вложить «чубайсовы фантики» куда надо и получить на этом, по оценкам экспертов, десятки миллионов долларов профита.

Как это удалось - остается «секретом фирмы». Однако некоторые ветераны приватизации припоминают, что в 1993 -1994 гг. встречали рослого улыбчивого американца в коридорах Госкомимущества. Иностранцев в этом ведомстве тогда было видимо-невидимо, но недоучившийся студент не состоял в штатных консультантах ГКИ, подобно дипломированным профи из Гарварда, а помогал российским приватизаторам бесплатно, на общественных началах. Зарплату ему платил «First Boston», в представительстве которого Иордан служил и для которого приобретал (видимо, через подставную фирму) ваучеры. Руководство банка не запрещало своему сотруднику консультировать тех, кто «сидел» на распространении и конвертации ваучеров в собственность. Более того, по завершении кампании «First Boston» выписал Иордану немыслимую по щедрости премию - четыре миллиона долларов. Справедливее назвать это не премией, а долей.

Другая крупная услуга, оказанная Иорданом благодарному банку, - приобретение Балахнинского бумажного комбината. «First Boston» в складчину с немецкой фирмой сторговал это предприятие за 7,5 миллиона долларов - чуть ли не вдвое дешевле, чем стоила одна новая бумагоделательная машина.

Доля Иордана в этой сделке неизвестна, но вскоре у него уже сложился капитал, который позволил оставить «First Boston» и начать собственное дело. В 1995 году Иордан зарегистрировал инвестиционную компанию «Ренессанс Капитал».

Мир полон друзей

Доброжелательные коллеги Бориса Иордана считают его финансовым гением, мастером многоходовых комбинаций. Профессионалам виднее, однако не стоит игнорировать и то обстоятельство, что он (благодаря, может быть, русским генам и русскому языку) очень быстро понял специфику скороспелого российского капитализма. Другой американец, партнер Иордана по бизнесу Джорж Сорос назвал этот капитализм «бандитским». Анатолий Чубайс недавно предложил более мягкое определение: «дружественный капитализм». Это когда бизнес строится на дружеских отношениях между госчиновником и бизнесменом. В остальном Чубайс полностью согласен с Соросом: это плохой, нечестный капитализм, с ним надо кончать.

Борису Иордану в России повезло на друзей. Кроме Чубайса, он близко сошелся с Альфредом Кохом и Максимом Бойко (бывшие председатели Госкомимущества), с Андреем Вавиловым (бывший первый замминистра финансов РФ) и Владимиром Потаниным (глава ОНЭКСИМбанка, бывший первый вице-премьер).

Балахнинский бумкомбинат Иордан приватизировал не без содействия своей соотечественницы Гретчен Уилсон. Гретчен, представлявшая в Нижнем Новгороде Мировой банк, свела молодого коллегу с местным губернатором Борисом Немцовым и своим будущим мужем Борисом Бревно-вым (сегодня - председатель правления РАО «ЕЭС России»).

Прелести «дружественного капитализма» Борис Иордан испытал многократно. Почти два года он боролся за право участвовать в управлении Новолипецким мет-комбинатом. Его конкуренты, братья Черные, пользовались дружбой первого вице-премьера Олега Сосковца, и Иордану катастрофически не везло. В июне 1996 года ему даже отказали в российской визе и внесли в список нежелательных лиц. Но когда друзья Иордана одержали верх над друзьями братьев Черных, полоса невезения кончилась. «Ренессанс Капитал» получил свои места в совете директоров и теперь в альянсе с ОНЭКСИМбанком фактически контролирует Новолипецкий комбинат.

За добро Иордан старался платить добром. Владимиру Потанину, например, он, используя свои родственные связи, помог открыть филиал ОНЭКСИМбанка в Швейцарии - UNEKSIM (SWISS). Потом его швейцарские друзья взялись проспонсировать издание ненаписанного труда Альфреда Коха «Приватизация в России», за который Кох поплатился карьерой. Именно Иордан «привел» деньги Сороса, благодаря которым ОНЭКСИМ-банк выиграл печально прославленный аукцион по «Связьинвесту». Он же устроил и стратегический альянс потанинской нефтяной компании «Сиданко» с «British Petroleum».

Иордан - господин, по-американски не стеснительный, поэтому интересующаяся публика имеет довольно ясное представление о его амбициях. Он прибыл на историческую родину явно не затем, чтобы «подзаработать на старость». Нет, его коммерческие планы имеют поистине геостратегический масштаб. Он намерен участвовать в очередных торгах по акциям «Связьинвеста», чтобы контроль над системой российских телекоммуникаций оказался в одних руках. Он не удовлетворен своим положением в металлургическом бизнесе и вожделенно посматривает на алюминиевые заводы Сибири. Предмет особенного интереса - нефть. Борис Иордан - один из главных участников затяжной «битвы гигантов» за обладание «Роснефтыо». Мало того, он покусился на монополию «Газпрома», намереваясь перехватить у него Ковыктинское газовое месторождение и соответственно азиатских (Китай, Япония, Корея) , потребителей «голубого топлива».

Назвать это личными бизнес-планами Иордана - большая натяжка. На такие проекты денег у него пока нет, «Ренессанс Капитал» оперирует внешними инвестициями, в основном западными. И когда Иордан говорит: «Мы планируем...» - это можно понимать по-разному. Например, как «мы с Соросом», или «мы с British Petroleum». И даже как «мы с Немцовым», «мы с Чубайсом», ибо отношения Иордана с российскими чиновниками столь доверительны, что они привлекают его к разработке условий приватизационных конкурсов, в которых он собирается участвовать.
Это не значит, однако, что роль Иордана в российском бизнесе сугубо инструментальна. Факты говорят обратное. В прошлом году он присоединил к «Ренессанс Капиталу» дочерний ОНЭКСИМу банк МФК и возглавил новую группу «МФК-Ренессанс». Против этого выступили Банк России и Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг, однако это нисколько не смутило Иордана, он продолжает вести дела группы «МФК-Ренессанс» как ни в чем не бывало. Более того, в публичных выступлениях последнего времени он ведет себя как полномочный представитель ОНЭКСИМ-группы, хотя формально не занимает в ней никаких командных постов. Наблюдатели начинают путаться: кто же в ОНЭКСИМе главный - Потанин или уже Иордан?

Двойной агент

Американский паспорт предоставляет Борису Иордану известные удобства. В России это - охранная грамота, гарантия неприкосновенности. В деловых кругах Запада - сертификат качества (американцу там доверятся скорее, чем кому-нибудь из наших). Это обусловило успех Иордана в амплуа «двойного агента». На Западе он - уполномоченный московских реформаторов по привлечению иностранных инвестиций, в России - продюсер и адвокат зарубежных инвесторов. По логике вещей, подобная служба и оплачивается вдвойне, что делает положение «двойного агента» очень завидным и возбуждает повышенный интерес к его персоне.

Минувшей осенью недоброжелатели сделали вторую попытку перекрыть Иордану дорогу в Россию - МИД РФ лишил его многократной въездной визы. Вмешался Борис Немцов, и визу американцу дали, правда, уже одноразовую, всего на три месяца. Потом несколько депутатов Госдумы подняли шум по поводу слияния МФК и компании «Ренессанс Капитал». Депутаты обратили внимание руководства Банка России, правительства и спецслужб на то, что МФК обслуживает счета «Росвооружения» и ряда военных предприятий, а значит, его персонал посвящен в оборонные секреты. Допустимо ли, чтобы во главе финансовой группы «МФК-Ренессанс» встал гражданин чужого государства?

Банк России и ФКЦБ признали это невозможным. А миграционная служба Москвы в декабре аннулировала свое прежнее подтверждение на право работы Бориса Иордана в должности председателя правления МФК.

Эти неприятности, на первый взгляд, случились потому, что осенью критически ослабли позиции чиновных друзей американского финансиста. А как только,их позиции снова укрепились, Иордану должно было бы полегчать. Однако в конце января он получил чувствительный удар оттуда, откуда не ждал: на «МФК-Ренессанс» решила «наехать» Госналогслужба РФ. Это удивительная инициатива, если учесть, что начальник налоговой службы Александр Починок традиционно числился в друзьях Иордана. По кулуарной информации, американца решили наказать за плохое поведение на фондовом рынке: именно он якобы 26 января безжалостно уронил курс российских акций.[...]