Бизнес на "доверии"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Виталий Мутко проворачивал операции с ваучерами, пользуясь благосклонностью Анатолия Собчака

Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::21.02.2005, "Перед тем как возглавить Российский футбольный союз, Виталий Мутко проворачивал операции с ваучерами"

Бизнес на «доверии»

Павел Ковригин

Фото Евгений ГОРДИЕНКО

Выбором «компаний-счастливчиков», приватизировавших невостребованные ваучеры, в Питере занимался Виталий Мутко

Виталий Мутко — один из самых закрытых персонажей в российском футболе: о наиболее вероятном президенте РФС известно крайне мало.

В свою бытность главой питерского «Зенита» он постоянно подчёркивал свою близость к окружению президента, и стремительное назначение в Совет Федерации подтвердило эти слова. Говоря про Мутко, журналисты частенько употребляют избитое выражение «крепкий хозяйственник»: мол, ему решительно всё равно, чем управлять — крупным фермерским хозяйством, сталепрокатным заводом или отечественным футболом. Что ж, быть может, это и в самом деле так, однако, присмотревшись к будущему лидеру РФС повнимательнее, мы обнаружили массу любопытных и весьма неоднозначных подробностей его биографии.

Карьерный взлёт начался на теплоходе

Родившийся 8 декабря 1958 года в станице Куринской, что близ Туапсе, будущий босс российского футбола с детских лет мечтал о море. Во всяком случае, на словах. Но на деле, постигая азы науки в Ленинградском речном училище, расторопный курсант уделял основное внимание общественной работе: сначала стал секретарём комсомольской организации, а едва разменяв 21-й годок, вступил в КПСС. Не секрет, что в годы застоя в столь юном возрасте в партию вступали либо убеждённые марксисты, либо отъявленные карьеристы. Сложно сказать, к какому разряду следует отнести Виталия Леонтьевича, но хочется отметить, что во время перестройки заметить его под красным знаменем никому не удалось.

Перебравшись на сушу, Мутко перешёл на чиновничью работу, заняв пост секретаря Кировского райисполкома. Там он и познакомился с восходящей звездой питерской политики, председателем Ленсовета Анатолием Собчаком. Встретились они во время знаменитой поездки на теплоходе «Анна Каренина», после которой на её организатора — директора Балтийского морского пароходства (БМП) Виктора Харченко завели уголовное дело. Впрочем, после банкротства пароходства дело закрыли и ничто в дальнейшем отношения Мутко, Собчака и Харченко не омрачало. Говорят, ключевую роль в этом сближении сыграла жена г-на Мутко, которая работала в отделе кадров БМП.

И всё же определяющим для карьеры бывшего речника был путч ГКЧП. Газета «Невское время», с восторгом описывая подвиги команды Собчака, сообщала своим читателям, что всю ночь 20 августа 1991 года Виталий Леонтьевич геройски не спал, а «вместе с органами КГБ района готовился к защите демократии». В этой связи неудивительно, что вскоре Мутко возглавил администрацию Кировского района, где приложил все усилия для переименования проспекта Суслова в Дачный, но вскоре ушёл на повышение — в Смольный.

Распоряжения Чубайса Мутко претворял в жизнь очень активно

Позднее Мутко утверждал, что мог бы стать председателем Комитета мэрии по управлению городским имуществом, которое досталось Герману Грефу, или же возглавить Комитет экономики и финансов (его поручили Алексею Кудрину). Но в силу совестливости и любви к людям Виталию Леонтьевичу захотелось поруководить социалкой. Собчак к такому пожеланию отнёсся благосклонно и назначил Мутко своим заместителем по социальным вопросам. При этом расположение начальства энергичному чиновнику удалось сохранить вплоть до самого ухода Собчака: как вспоминает Мутко, он мог в любой момент прийти к мэру и решить все вопросы.

Одним из таких «решаемых вопросов» стала грандиозная операция с приватизационными чеками, по своим финансовым масштабам не уступавшая знаменитой афере с фальшивыми авизо. Все вы наверняка помните, что в 1992 году на каждого жителя страны был выписан ваучер, оценённый по номиналу в 10 тыс. рублей и подлежащий реализации до1 июля 1994 года. Однако после этого осталось большое количество невостребованных ваучеров, и тогдашний председатель Госкомимущества Анатолий Чубайс издал распоряжение, предоставившее регионам право самим использовать такие чеки на нужды социально незащищённых лиц. Вот тут-то энергичность Мутко и нашла своё реальное применение.

Сразу после выхода чубайсовского распоряжения Мутко подал на имя Собчака служебную записку с предложением передать чеки фондам «Ветеран» и «Доверие». Как убеждал мэра его заместитель, полученная прибыль будет направляться на финансирование социальных программ. «Правовые взаимоотношения по передаче чеков фондам и использование получаемой прибыли по диведентам будет оговорены в Вашем распоряжении», — говорилось в этом документе (орфографию которого мы сохраняем). Собчак недолго думая наложил резолюцию «Согласен»... По мнению экспертов региональной Комиссии Госдумы ФС РФ «По анализу итогов приватизации в Санкт-Петербурге и Ленинградской области», «мэр города подмахнул подсунутую ему бумажку не читая, а его заместитель не вполне разбирался в предмете. И с этим спорить трудно — форма написания слова «дивиденд» говорит сама за себя.

Фонду «Ветеран» перепало активов на 3,5 млрд. рублей

Впрочем, Мутко не просто пробил мэрское распоряжение, но и позаботился о схеме использования чеков. По его мысли, должны они были «быть саккумулированы на специальном счёте у чековых фондов социальной защиты». При этом Мутко решил, что право на распоряжение «диведентом» на данные чеки должно остаться за его Комитетом по социальным вопросам. Против распределения чеков между фондами «Ветеран» и «Доверие» выступил, в частности, председатель Комитета управления городским имуществом (КУГИ) Михаил Маневич. Он попытался обратить внимание мэрии на то, что в ходе проверки деятельности «Ветерана» были обнаружены нарушения законодательства, а фонды не дают гарантии получения высоких дивидендов. Но протест остался без внимания.

Не моргнув глазом, мэр подписал распоряжение № 389-р, согласно которому Мутко как председатель комитета по социальным вопросам получал право заключения договоров с чековыми фондами по использованию чеков и дивидендов от их использования, на него же был возложен контроль за исполнением этого решения. Через 2 дня после того, как появилось распоряжение, г-н Мутко одобрил договоры с фондами «Доверие» и «Ветеран»: всего им передали 105 843 приватизационных чека по курсовой стоимости 40 тысяч рублей за штуку. Особенно благосклонен Мутко оказался к «Ветерану», которому досталось чеков почти на 3,5 миллиарда (!) рублей.

После таких вливаний «ветеранские» активы увеличились в несколько раз, и эта структура стала одним из самых крупных чековых инвестиционных фондов города. Чеки немедленно разошлись по различным фирмам, которые часто возглавлялись кем-то из представителей «Ветерана». Чтобы представить размах, достаточно заглянуть в материалы уже упоминавшейся Комиссии Госдумы по проверке приватизации. Там, например, говорится, что АООТ «Ветеран» продал пакет акций АО «Центральные булочные» ЗАО «Энергоимпульс» за 38 миллионов рублей, а уже через 9 дней ЗАО «Энергоимпульс» продало данный пакет ИФК «Орими-Инвест» за 328 миллионов рублей». И это только одна сделка из многих, за которыми стояли чековые фонды, имевшие благосклонное отношение к г-ну Мутко. В общем, размах его финансового гения можно себе прекрасно представить.

От увольнения из «Зенита» спасли губернаторские выборы

Поражение Анатолия Собчака на губернаторских выборах 1996 года привело к уходу из Смольного его команды. Большинство её членов перебрались в Москву, но вот Виталий Леонтьевич сделал на первый взгляд весьма необычный выбор, став президентом не блещущего успехами футбольного клуба «Зенит». Впрочем, поговаривают, что здесь проявилась традиционная осторожность Мутко. На тот момент о грядущем взлёте Владимира Путина вряд ли догадывался даже он сам, а собственные столичные связи бывшего моряка выглядели не слишком солидно. В то же время в футболе Мутко немного соображал: трудясь вице-мэром, он курировал весь городской спорт.

Тем не менее первые годы футбольной карьеры зама Собчака трудно назвать удачными: ни частые смены тренеров, ни продажа 25% акций «Газпрому» долго не могли продвинуть команду к вожделенным медалям. Репутация Мутко опасно заколебалась, но тут методом «научного тыка» он подобрал достойного кандидата на должность тренера команды: чешский специалист Властимил Петржела сумел-таки создать в Питере боеспособный коллектив. Третье место на чемпионате 2001 года и второе — в 2003-м стали лучшими результатами «Зенита» после «золотого», 1984 года, однако заслуги собственно президента тут, кажется, вряд ли велики. Напротив, господин Мутко, как полагали наблюдатели, скорее мешал тренеру, постоянно влезая в сферу его компетенции. Известен случай, когда после тяжёлых поражений от «Динамо», «Уралмаша» и «Шинника» с разгромным счётом 1:11 Петржела в сердцах пожаловался на босса представителям ведущего акционера «Зенита» — ОАО «Банкирский дом «Санкт-Петербург«. По данным местной прессы, узнав, что чеху не дают даже выбирать состав команды на матч, кое-кто из банкиров зловеще заметил: «Вообще-то президент в «Зените» такой же наёмный работник, как и тренер...»

Но тут начались губернаторские выборы, на которых «Зенит» стал опорой Валентины Матвиенко, а Мутко ранее должен был возглавить её штаб. Ссориться оказалось не с руки, и ситуация разрешилась предоставлением тренеру свободы рук: в итоге Петржела вытянул «Зенит» на «серебро», а Матвиенко выбрали губернатором. Вот только мало кто знает, что дефицит клубного бюджета питерской команды достиг в 2003 году 61 миллиона рублей — денег не хватало даже для полного расчёта с персоналом, и это тоже отразилось на репутации президента. Изрядно ударил по ней и скандал вокруг стадиона «Петровский»: все попытки Мутко добиться его сдачи в аренду «Зениту» провалились...

Но вопреки слухам краха карьеры старого комсомольского активиста не произошло. Где-то наверху решили проявить лояльность. Уйдя из «Зенита» в Совет Федерации, Мутко теперь имеет все шансы превратиться в первое лицо российского футбола. Вот только, учитывая всю его трудовую биографию, есть все основания сомневаться в том, что Виталий Леонтьевич принесёт ему большую пользу. Со своим-то финансовым размахом.