Бизнес на "обналичке"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::19.09.2006, Обналичная правда

Сколько зарабатывают банкиры на сомнительных операциях

Анна Бараулина

Converted 22212.jpg

Борьба с обналичиванием, которую ведут российские власти, пока привела только к одному результату: стоимость этой услуги выросла в полтора-два раза. Центробанк пачками отзывает лицензии у банков, но их место сразу занимают другие — рынок продолжает работать. Главная причина очевидна — это слишком доходный бизнес. “Ведомости” попробовали подсчитать, насколько именно.

ЦБ считает риск обналичивания денег выше среднего, если отношение выдачи наличных к валюте баланса выше двух. Поэтому резкий рост оборотов по кассе в сочетании с небольшой валютой баланса — главный повод заподозрить банк в обналичивании. У многих банков, которые в последнее время лишились лицензии, объем выдачи наличных превышал активы в несколько десятков раз. Часто банки объясняли это тем, что выдавали наличные на покупку сельхозпродукции или ценных бумаг. “Это две основные статьи, по которым банк имеет право выдать наличные, формально оставаясь абсолютно чистым”, — объясняет управляющий партнер “2К Аудит — Деловые консультации” Иван Андриевский. Деньги могут выдаваться как прямо из кассы, так и по карточкам через банкомат, добавляет аудитор “Бейкер Тилли Русаудит” Андрей Чумаков, банк, например, может открыть фирме счет и выдать руководителю корпоративную карту, а тот уже снимет наличные в банкомате, не отчитываясь за каждую операцию.

Сколько они зарабатывают

 

Всего за этот и прошлый год ЦБ отозвал лицензии у 79 банков. Для расчетов “Ведомости” использовали информацию о 25 из них. В нашу выборку банки попадали в двух случаях. Либо отчетность банка, изученная по базе балансов MarmozSoft, свидетельствовала о том, что оборот по кассе у него значительно превышал валюту баланса, — в этом случае мы просто суммировали оборот по кассе за весь “неблагополучный” период. Либо ЦБ в пресс-релизе прямо обвинял банк в “сомнительных” операциях с наличностью, приводя сумму, которую он обналичил за такой-то период (для тех банков, отчетность которых нам была недоступна). Как правило, ЦБ отзывает лицензии с некоторой задержкой, давая банкам возможность исправиться (например, лицензия отозвана в августе, а в пресс-релизе сказано, что в апреле — мае банк выдал “якобы на закупку сельхозпродукции” такую-то сумму). Мы предположили, что в этих случаях банк продолжал проводить нежелательные операции до самого отзыва лицензии и обналичивал в среднем столько же, сколько в период, указанный ЦБ (в нашем примере обналичил в июне — июле столько же, сколько в апреле — мае).

Банки из нашей выборки обналичивали в среднем 7,75 млрд руб. в месяц. Опрос участников рынка показал, что в 2004 г. банки продавали наличные за 1%, в прошлом году — за 2,5-3%, а в этом — за 4,5-5%. В каждом конкретном случае ставка может быть выше (например, после сообщений о банковских проверках) или ниже (так, в конце прошлой недели, после убийства первого зампреда ЦБ Андрея Козлова, ставка, по словам участника рынка, упала с 3,7% до 3,5%). Запрос котировок по Интернету в трех местах принес в конце прошлой недели следующие результаты: 3-5%, 4,5-5,5% и 4,7-6% в зависимости от суммы и аппетитов посредника.

Взяв для расчета нижний предел указанного нами диапазона, получаем, что в 2004 г. банки могли зарабатывать на обналичивании 77,5 млн руб. в месяц ($2,69 млн по среднегодовому курсу), в 2005 г. — 194 млн руб. ($6,86 млн), а в 2006 г. — 349 млн руб. ($12,7 млн).

Откуда они берутся

Ни один из банков, попавших в выборку, не создавался специально под обналичку — многие были основаны еще в середине 90-х. Одни, перед тем как заняться обналичиванием, меняли хозяев — как, например, банк “Неман” (Калининградская область), который с прошлыми хозяевами даже отчитывался по МСФО, а с июля 2006 г. до момента отзыва лицензии в начале сентября успел выдать наличными более 20 млрд руб. Хозяева других, по выражению одного из банкиров, “вставали под чей-то бизнес” и переключались на обналичивание.

В результате активной деятельности ЦБ в России появился класс “банков-смертников”, делится своими наблюдениями юрист, специализирующийся на корпоративном праве. “Раньше, когда лицензии отзывали не так часто, все старались удержаться на рынке подольше и использовали всякие хитрые схемы, — продолжает он. — А сейчас все понимают, что, какие бы схемы ни использовались, это не спасет. Поэтому обналичивают в открытую — кто сколько успеет”.

Хотя среди этих банков встречаются немосковские, их основная клиентура все-таки обитает в столице, и лицензий они лишаются именно из-за деятельности своих московских филиалов. Тот же “Неман” совершал все операции по обналичиванию в столице. А московский филиал костромского Галичкомбанка, по данным ЦБ, “за несколько последних месяцев 2005 года осуществил сомнительных операций с наличными на сумму порядка 10,4 млрд руб.”. Из отчетности следует, что весь банк с августа по декабрь 2005 г. обналичил 21 млрд руб., при том что валюта баланса в этот период была 31-128 млн руб., т. е. в несколько десятков раз меньше оборота.

Средний срок существования банка, который занялся обналичиванием, составил в выборке “Ведомостей” 6,2 месяца. Этот срок может быть и сильно меньше. Например, банк “Трансрегиональная финансовая компания” (ТФК) был образован в 2001 г., а Объединенный транспортный банк (ОТБ) — аж в 1994 г. С 2004 по 2006 г. через кассы обоих банков ежемесячно проходили небольшие суммы — в основном до 50 млн руб. И лишь летом этого года жизнь банков резко поменялась: ТФК только в июле выдал 9,5 млрд руб. наличными на закупку сельскохозяйственной продукции, а ОТБ в июне — июле — 16 млрд руб. Вскоре после этого ЦБ и отозвал у них лицензии.

Сколько это стоит

Попробуем оценить затраты этого бизнеса. По словам нескольких участников рынка, банк, не прошедший в систему страхования вкладов (таких 270), с минимальным набором лицензий стоит до $1 млн. Гендиректор “Интерфакс-ЦЭА” Михаил Матовников называет еще меньшую цифру — от $0,2 млн.

Сотрудник банка говорит, что для работы “банков второго эшелона” вполне достаточно офиса в 200 кв. м. По словам директора по развитию Swiss Realty Group Ильи Шершнева, стоимость аренды квадратного метра офиса в центре Москвы составляет не меньше $500 в год. То есть месячная аренда обойдется в $8300. Другой риэлтор называет $5500-7500 в месяц за офис в 100-200 кв. м в районе Третьего транспортного кольца.

По словам управляющего партнера хедхантинговой компании Rushunt Елены Полевой, зарплата предправления банка составляет $6000-10 000 в месяц, главного бухгалтера — $5000-7000 в месяц. По оценке зарплатного консультанта Ward Howell International Марии Назаровой, наемный руководитель небольшого банка может зарабатывать $10 000-12 000 в месяц, а главбух — $5000-10 000. С учетом остального персонала (внутренний контролер, кассиры, охранники) на зарплаты вряд ли уйдет больше $30 000 в месяц.

На инкассацию, оргтехнику, телефон, коммунальные услуги, канцтовары и т. д. накинем еще $20 000.

Итого без учета лицензии меньше $60 000 в месяц. На фоне среднего заработка в $12,7 млн эти затраты можно назвать копеечными.

Конечно, за такую рентабельность приходится платить. Оценить размер заноса в правоохранительные и прочие органы “Ведомостям” не удалось: чем ближе человек стоит к этому бизнесу, тем меньше он склонен делать какие-либо обобщения — “как договоришься”. Очевидно, что здесь есть две крайности. С одной стороны, есть банки, обналичный бизнес которых находится под такой надежной охраной, что в нашу выборку они просто не попадают (потому что лицензий у них никто не отзывает). С другой стороны, опрошенные банкиры не исключают, что несколько месяцев банк может заниматься обналичиванием и вовсе без крыши. Здесь уместно вспомнить признание покойного Андрея Козлова, касающееся Содбизнесбанка: “Мы опасались, что у банка есть серьезная "крыша", но, как потом выяснилось, ее не было”.

Политика опаснее обналичивания

В подавляющем большинстве случаев ни менеджеры, ни хозяева банков не несут за обналичивание никакой ответственности. Едва ли не единственное исключение — банк “Нефтяной”. По словам источника в органах прокуратуры, уголовное дело по фактам правонарушений в “Нефтяном” продолжает расследоваться по ст. 172 (незаконная банковская деятельность) и ст. 174 (отмывание средств). [page_12087.htm Совладельцу банка Игорю Линшицу заочно предъявлено обвинение] в незаконной банковской деятельности и отмывании средств, приобретенных другими лицами преступным путем; он объявлен в международный розыск. По делу арестованы четыре человека — главбух банка Наталья Фролова, бывший начальник отдела векселей Вера Гаврилова, а также два бывших менеджера Андрей Салимов и Станислав Прасолов, работавшие на момент ареста в апреле этого года в других банках.

Бизнесмен, знакомый с Линшицем, уверен, что причины атаки на банкира политические. Председателем совета директоров концерна “Нефтяной”, в который входит банк, долгое время был Борис Немцов, а сам Линшиц оказывал поддержку СПС.