Бизнес на британски паспортах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бизнес на британских паспортах

© "Известия", origindate::29.06.2007

Чемодан, вокзал, "Биг-Бен". Чтобы получить политическое убежище в Великобритании, надо стать "несогласным" или геем

Владимир Перекрест

Converted 24455.jpg

Березовский и Гольдфарб (вверху) готовы сделать британские паспорта на только Закаеву и Трегубовой

Скандал, вызванный заявлениями российского бизнесмена Андрея Лугового на пресс-конференции в Москве, принял неожиданный оборот. Он обвинил британские власти в том, что те позволяют Борису Березовскому и руководителю Фонда гражданских свобод Александру Гольдфарбу продавать всем желающим статус политического беженца в этой стране- от 500 тысяч до миллиона фунтов. Англичане так и не опровергли заявления, так что, выходит, это правда. А у состоятельных российских граждан, опасающихся уголовного преследования, заметно усилился интерес к перспективе стать британским политэмигрантом. "Известия" постарались выяснить, насколько это реально.

Пять тысяч рублей - и вы политэмигрант

- Срочно приезжайте, юрист готов встретиться с вами, - прозвучал в трубке женский голос.

Было начало девятого вечера. Для того чтобы услышать эти слова, я с утра бомбардировал интернет одним-единственным вопросом: как получить статус политэмигранта в Великобритании? Разумеется, не как спецкор "Известий". По легенде я был предпринимателем, попавшим в лапы следователей Генпрокуратуры. "Светил" срок. В такой плачевной ситуации меня интересовало одно - скорее оказаться под защитой британской короны.

Ноги в руки - и на встречу. Подвал в ветхой, "под снос", четырехэтажке в районе станции метро "Красные ворота". Впрочем, подвал достаточно ухоженный. Секретарь, приемная, удобное кресло, переговорная без излишеств.

Молодая женщина, представившаяся юристом, аккуратно записывает мои вопросы.

Я уже вошел в роль, и у меня их накопилось достаточно. Не помешает ли отъезду то, что я нахожусь под следствием и уже дал подписку о невыезде? Не будет ли обвинение в крупном мошенничестве и еще в целом букете экономических преступлений препятствием для предоставления мне статуса политэмигранта? Должен ли я буду делать какие-либо политические заявления, выступать в прессе, участвовать в митингах или можно обойтись без этого общественного пафоса?

- Платите 5 с половиной тысяч рублей, и через несколько дней я подготовлю вам подробнейшее заключение, что нужно сделать и как себя вести, чтобы вас признали политическим эмигрантом, - заявила собеседница.

- И обеспечите положительное решение в Лондоне?

- Разумеется, но уже за другие деньги, - не моргнув, ответила дама.

- Вы будете делать это через Березовского? - осмелев, спросил я.

Ответный взгляд можно было истолковать как "все возможно".

Лондон они прилетают по поддельным паспортам"

Вообще-то для того, чтобы стать подданным ее величества, вовсе не обязательно рядиться в "узники совести". Существует масса других путей - от брака с британским гражданином до получения визы по специальной программе для высококвалифицированных специалистов Highly Skilled Migrant Programme (HSMP).

Однако путь политического беженца остается для многих россиян наиболее привлекательным. Во-первых, это требует меньших интеллектуальных затрат - не нужно сдавать язык и доказывать свой высокий профессиональный уровень, а во-вторых, для тех, у кого нелады с законом, это единственная возможность избежать правосудия в России. Ведь всем известно: с Темзы выдачи нет.

Политэмигранты - как истинные, так и мнимые, попадают из России в Британию в основном, по туристическим визам. Или по нелегальным документам.

Сотрудник одной из правозащитных организаций сообщил "Известиям", как это делается: - Загранпаспорт изготавливается на имя реально существующего человека, только фото вклеивается не его, а того, кто действительно летит в Лондон.

Делается такой документ за деньги с помощью сотрудников милиции и проводится по всем базам, чтобы не было осечек. Так что, когда пограничник сверяет фото на паспорте с фото в базе загранпаспортов, все совпадает.

Прилетев в Хитроу (аэропорт в Лондоне - "Известия") и пройдя таможенный контроль, беженец просто выбрасывает уже ненужный загранпаспорт и идет в "Хоум офис" (департамент иммиграционной политики МВД Великобритании) просить убежище.

Иммиграционные власти нередко отказывают в признании политических притеснений на родине эмигранта. Тогда претендент может обратиться в суд. И пока будет тянуться неторопливая судебная процедура, кандидат в эмигранты на законных основаниях находится в стране. Он может за это время найти себе "вторую половину" среди британцев. А если и не найдет, но в течение 6 лет не совершит никаких прегрешений, он все равно может претендовать на британский паспорт - за давностью срока.

В эмигрантской тусовке их называют "опургенцами"

По словам Лугового, погибший несколько месяцев назад Александр Литвиненко не раз говорил, что "англичане, как идиоты, верят всему, что говорят им про Россию". Видно, это повелось с середины 90-х, когда был пик "политической" эмиграции из России в Британию.

- Эмигрантов той волны в нашей лондонской тусовке называют "опургенцами", - рассказал мне старый знакомый, обосновавшийся в Англии три года назад по уже упоминавшейся программе HSMP. - Потому, что всякую пургу несли иммиграционным властям. На голубом глазу плели, как за ними гонялись чекисты с окровавленными топорами, о зверских пытках в подвалах Лубянки. И англичане им верили! Они же не знают, правда это или нет. Вот сидит у чиновника человек из какой-то африканской страны, рассказывает про убийства, похищения, каннибализм... Существует ли там такое? Конечно, это все знают, по телевидению показывали. Следом наш заходит и похожую историю рассказывает. Чиновник или судья этому верит, ему до фонаря, что Россия, что Нигерия, Судан или Сомали.

Да что там 90-е! Англичане и по сию пору не слишком вникают в детали - об этом свидетельствуют данные официальной статистики. Например, в ежегодных сводках уже упоминавшейся программы HSMP Китай и Китайская Народная Республика значатся как два разных государства. Каким-то странным образом высококвалифицированных эмигрантов из Китая в Британии оказалось значительно больше, чем из Китайской Народной Республики: первые занимают 7-ю строчку, а вторые - только 14-ю. Кстати, Россия на 10-м месте.

Для того чтобы получить заветный статус "политического", многие россияне идут на откровенные подтасовки.

- Кто-то из кандидатов в эмигранты нашел мою статью в интернете, заменил имя пострадавшего, о котором я писал, на свое и подал это иммиграционным властям в качестве доказательства, как его притесняют в России, - рассказал "Известиям" правозащитник Виталий Пономарев. - Мне прислали запрос, знаю ли я этого человека. Я ответил как есть: такой мне не известен.

Как правило, получив право на легальное проживание, такие эмигранты не претендуют на верхние ступени британской социальной лестницы, а спокойно работают продавцами или дворниками. Некоторые, правда, выбиваются в капиталисты средней руки - большей частью по торговой линии.

- В основном это те, кто и в России занимался торговлей, - директора магазинов, овощных баз, - пояснил живущий в Лондоне российский публицист Михаил Озеров. - Политэмигрантами они стали разными путями. Кто-то бежал от уголовного преследования, другие просто узнали, что здесь можно, объявив себя "узником совести", получить впоследствии британский паспорт. Это гораздо проще, чем доказывать, что ты высококлассный специалист с хорошим английским. Объединяет таких политэмигрантов одно: никакого отношения к политике они никогда не имели.

Очередь за политубежищем с каждым годом редеет

По некоторым данным, статус политбеженца в 90-е годы получили в Британии несколько тысяч россия. В основном это жители Чечни и других северокавказских республик. Однако начиная с 2001 года количество обратившихся по политической линии заметно снизилось.

По данным Европейского совета по беженцам и изгнанникам (ECRE), если в 2000 году за предоставлением статуса политбеженца в Великобритании обратились 1000 россиян, то в 2001 году - уже 450, а в 2005-м - только 130.

Далеко не все из них становятся политэмигрантами. Консервативные британские судьи перестали безоговорочно верить в зверства "кровавых чекистов".

- С 2000 по 2005 год статус политического беженца получили только 115 россиян, при том что обратились за ним 2345 человек, - сообщила "Известиям" сотрудник лондонского отделения этой организации Клэр Риммер (Claire Rimmer).

Полный список политэмигрантов знает, скорее всего, только МИ-6, настолько тщательно охраняется в Британии тайна политубежища. Самые известные из них - предприниматель Борис Березовский, эмиссар "правительства Ичкерии" Ахмед Закаев и загадочно погибший авантюрист Александр Литвиненко. Несколько меньше шума в прессе было вокруг имени партнера Березовского по ЛогоВАЗу Юлия Дубова, он же автор книги "Большая пайка", по которой снят знаменитый фильм "Олигарх" (Березовский считается прообразом главного героя). На волне судебного процесса против Михаила Ходорковского получили статус политэмигрантов примерно полтора десятка совладельцев и топ-менеджеров компании "ЮКОС".

"Известия" выяснили, что такой же статус при поддержке Березовского и Фонда гражданских свобод получил и бывший помощник депутата Госдумы и сопредседателя партии "Либеральная Россия" Сергея Юшенкова Хамид Дельмаев.

После убийства Юшенкова он уехал в Лондон, где сблизился с Березовским и стал сопредседателем ЛР. Для получения Дельмаевым политубежища вовсю эксплуатировалась версия о том, что Юшенкова убили по приказу Кремля и что такая же участь якобы грозит его соратникам. Позже, правда, выяснилось, что убийство совершил другой сопредседатель ЛР - Михаил Коданев, для того чтобы занять пост руководителя партии и единолично получать финансирование от Березовского. Однако Дельмаеву менять политический статус почему-то не стали.

В апреле с просьбой о политубежище к британским властям обратилась скандально известная журналистка, автор книги "Байки кремлевского диггера" Елена Трегубова. Она и в прежние годы не раз навещала в Лондоне Бориса Березовского, о чем свидетельствует в своей книге "Тайна олигарха" его бывший приближенный Никита Чекулин. А теперь переехала туда на постоянное место жительства.

Последние несколько месяцев Трегубова регулярно публикует в лондонской "Индепендент" статьи об ужасах "путинского режима". Возможно, это и есть "отработка" за предоставление ей в будущем статуса политического беженца.

Гей-парад для политэмиграции

Так насколько реально то, что говорил Луговой, обвиняя Березовского и руководителя Фонда гражданских свобод Александра Гольдфарба в "торговле британским подданством"? Строго говоря, о простой схеме "купи-продай" речи не идет. Но они могут активно содействовать в получении эмигрантского статуса, дающего защиту от правосудия других стран, а через несколько лет и британский паспорт. Это и есть их бизнес.

Большинство собеседников "Известий" считает, что это вполне реально.

Ведь получили же таким путем статус Литвиненко, Дубов и Дельмаев - почему бы не поставить дело на коммерческую основу? Правда, некоторые из моих собеседников подвергали сомнению гонорар, который, по словам Лугового, берут за подобные услуги Гольдфарб и Березовский, - от 500 тысяч фунтов.

Однако в "Инюрколлегии" считают сумму вполне реальной.

- К нам однажды обратился клиент, с которого некие посредники просили 300 тысяч долларов за предоставление политубежища в Финляндии, - сказали "Известиям". - В Британии за подобный статус могут брать несколько дороже.

Теперь о роли Фонда гражданских свобод, который финансируется Березовским. Дело в том, что решение, предоставлять статус или нет, власти принимают не только на основании документов, а в гораздо большей степени после консультации с правозащитниками. Иногда обращаются к российским - например, к уже упоминавшемуся Виталию Пономареву или сопредседателю "Гражданского содействия" Светлане Ганнушкиной. Однако одним из главных правозащитных экспертов по России, как выяснили "Известия", для английских властей является именно Фонд гражданских свобод. По свидетельству уже упоминавшегося Никиты Чекулина, с фондом сотрудничают лучшие британские юристы, обладающие не только знаниями, но и хорошими связями в высших эшелонах власти. Так что роль фонда - выдача благоприятного экспертного заключения и последующее лоббирование нужного решения в иммиграционных службах и судах.

Вот как может выглядеть схема "политэмигрантского" бизнеса.

Организовываются акции с заведомо провокационными лозунгами. Гей-парады, национал-большевистские шествия, националистические марши - то есть заведомо обреченные на запрет властями мероприятия. На этом основании милиция просто обязана разогнать участников. Обойдется этот "массовый протест" недорого: сотня-две митингующих по 10 евро на каждого плюс столько же на транспаранты и гонорары организаторам и ключевым участникам, чтобы обеспечили настоящий бой с милицией - для красноречивых фотографий. Платить за размещение репортажей в печати или на телевидении не надо - все можно бесплатно вывесить в интернете. Всего получается не более 4 тысяч евро за акцию. Одной акции в месяц с избытком хватит, чтобы создать впечатление нестабильности и гонений на инакомыслящих.

Активных участников акций снимают свои же "папарацци" - особенно ценно, если удастся заснять, как их задерживает милиция. Желательно при этом

вырываться и убегать, тогда задержание будет жестким - как раз то, что надо. В итоге как минимум протокол об административном задержании - важный документ в досье будущего политэмигранта.

В результате человек, которому в России грозит, например, наказание за крупное хищение, желающий сбежать в Британию, обращается в этот фонд.

Скорее всего через посредника - возможно, такого, визит к которому описан в начале статьи. Получив гонорар, в фонде подтвердят, что обратившийся - активный противник режима, участник и организатор акций, жестоко разогнанных российскими властями (снимки прилагаются). Хотя клиент может даже не участвовать в конфликтах с милицией. При современном развитии цифровой фототехники вмонтировать его лицо в кадр разгона демонстрации - дело нескольких минут. Последний этап: если требуется, то принятия нужного решения добиваются работающие с фондом лоббисты.

Заявление Лугового может объяснить многое из того, что происходит в последние годы в России. К примеру, почему организаторы массовых акций делают все, чтобы эти акции не обошлись без столкновений.

- Основанием для получения статуса политбеженца в Британии является преследование по политическим, религиозным или расовым мотивам или как представителя определенной социальной группы, - пояснил "Известиям" знакомый с вопросом адвокат. - Понятно, что после нескольких гей-парадов или, например, "маршей несогласных", которые разгоняются милицией, их организаторы и активные участники, оказавшись в Британии, могут рассчитывать на статус беженца.

Не исключено, что одна из целей организаторов таких акций - собрать достойное портфолио для получения "путевки" за рубеж.

***

С Темзы выдачи нет

На Руси в средние века было так. Добежал супостат до Дона, пристал к казакам—все, теперь нипочем не выдадут: с Дону выдачи нет. Настолько непреложным было это правило, что фраза стала крылатой и дошла до наших дней. Того Дона теперь уже нет. Есть Темза. С которой тоже выдачи нет. То есть добежал человек до Лондона — все: теперь его Генпрокуратуре уже не выдадут, в каких бы грехах он ни обвинялся.

Толпы беженцев наводнили Британию и другие страны Евросоюза—сотни тысяч человек с чуждой для европейцев культурой и менталитетом, прошедшие войны и привыкшие ни в грош не ставить человеческую жизнь. В европейских газетах давно перестали быть сенсацией сообщения о драках и поножовщине с участием беженцев. Примечательно, что зачинщиками и наиболее агрессивными участниками таких конфликтов чаще всего выступают представители Северного Кавказа. При том что это далеко не самая многочисленная диаспора среди европейских беженцев.

Конечно, поножовщина—это плохо. Но то, что благодаря этому европейцы на собственной шкуре поймут: борцы за независимую Чечню большей частью просто бандиты,—это хорошо. Недаром уже сейчас британская оппозиция, улавливая настроения избирателей, требует от властей более жесткого отношения к так называемым политическим беженцам. Потому что если и дальше принимать кого попало, то пройдет немного времени и сомнительные политэмигранты заполонят Британию. От слова полоний.