Бизнес на конце иглы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Фармстандарт", близкий к министерской семье Голиковой-Христенко, инвестирует в инновации деньги российских наркоманов

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::24.04.2011, Фото: "Коммерсант"

Бизнес на конце иглы

Юлия Латынина

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Татьяна Голикова
Виктор Харитонин

Можете ли вы себе представить государство, в котором руководитель системы здравоохранения дружит с крупнейшим наркоторговцем? В котором наркотики, гарантированно убивающие человека за два года и необратимо меняющие его мозг сразу, продаются в аптеках? А попытка прекратить продажу наркотиков через аптеки будет бдительно пресечена госорганами во имя свободы рынка?

Знакомьтесь: дезоморфин, он же «крокодил». За три года потребление дезоморфина выросло в три раза и растет по экспоненте. «В ноябре у нас было 6% дезоморфиновых наркоманов, — говорит Евгений Ройзман, глава «Города без наркотиков», — в апреле — 22%». «В прошлом году мы накрыли 7 тыс. притонов, — говорит замглавы ФСКН генерал Карташов, — 60—70% из них — дезоморфиновые».

У «крокодила» три особенности. Первая — чудовищная летальность. «Крокодиловый» наркоман живет не больше двух лет и буквально гниет заживо. Химические вещества, применяемые при изготовлении «крокодила», разъедают тело изнутри и снаружи, и сосуды, и кожу, и типичный вид потребителя «крокодила» — жуткие язвы, покрывающие все тело, дыры в желтых гниющих остатках зубов и дыры в челюсти там, где зубы выпали. Это — ожившие зомби. Отдельной статистики смертей от «крокодила» нет. Формально люди умирают не от передозировки, а от трофических язв, или инфаркта, или просто забывают дышать.

Второе. «Крокодил» — наркотик коллективный. Притон — особенно в маленьком, депрессивном городке — становится социальным центром, вместо церкви, мечети или клуба, и тут же затягивает в свою орбиту всю окрестную молодежь. «Заходим на притон, — говорит Ройзман, — там 7—10 человек, всем по 20—25 лет, все судимые, все гниют. Варятся с аптек, в аптеках им уже готовый «набор наркомана» предлагают: «коделак», йод, шприц в пакетик кладут, — самое страшное, что на притонах всегда дети. И сумасшедшая преступность в округе. У них по 50 сотовых изымают».

Героин «вставляет» на 8 часов, а «крокодил» — на час-полтора. Сергей Канев, корреспондент «Новой газеты», у которого сын умер от кодеинсодержащего тропикамида, свидетельствует: сын бегал в аптеку каждые три часа. У героиновых есть пауза, чтобы мозги включились, у «крокодиловых» — нет. Только ширнулся — снова нужно бежать догоняться.

И, наконец, третье: «крокодил» — наркотик дешевый. Это наркотик для бедных, который варят с помощью йода, бензина, спичек и кислоты из дешевых кодеинсодержащих препаратов: коделак, терпинкод, тетралгин, пенталгин, седал-М и пр.

Терпинкод производит ОАО «Фармстандант». Коделак производит ОАО «Фармстандарт». Пенталгин производят несколько производителей, в том числе ОАО «Фармстандарт». Тетралгин производят ОАО «Фармстандарт» и «Нотэкс». Седальгин-нео производит Balkanpharma, седал-М производит Milve Pharmaceuticals.

Топ кодеинсодержащих препаратов, потребление которых растет на 5—7% ежегодно, — это терпинкод, коделак и пенталгин. Все три производит ОАО «Фармстандарт».

Впереди всех брендов — «Фармстандарт»; сырье для производства «крокодила» из года в год демонстрирует высокие темпы роста. Компания не устает этим публично хвастаться. В 2007-м она с гордостью назвала 6 брендов «Фармстандарта», вошедших в топ-20 самых употребляемых отечественных препаратов. Три из этих шести назывались терпинкод, коделак и пенталгин.

В 2008 году компания отчиталась в росте выручки за безрецептурные средства на 2 млрд руб. «Наибольший вклад в прирост был внесен следующими препаратами: арбидол, терпинкод, пенталгин и коделак», — гласит ее пресс-релиз.

["Ведомости", origindate::08.04.2011, "Кодеин — по рецепту": Всего в России продается, по данным центра маркетинговых исследований «Фармэксперт», 22 лекарства с кодеином — обезболивающих и противокашлевых: например, несколько видов пенталгина, нурофен, седалгин и др.
В 2010 г. продано 92,49 млн упаковок кодеиносодержащих препаратов на $306,3 млн, подсчитал «Фармэксперт». На препараты с кодеином пришлось, по данным аналитиков центра, меньше 2% российского рынка лекарств. Но за прошлый год продажи таких препаратов выросли на 20,86% в деньгах и на 25% в упаковках. «Уверен, что в основном рост этих продаж связан с тем, что вырос спрос на эти таблетки среди наркоманов, особенно в депрессивных регионах, где низкий социально-экономический уровень развития, где низкая заработная плата, где высокая безработица», — утверждает Иванов (цитата по «Интерфаксу»).
В начале года спрос на кодеиносодержащие препараты еще подскочил, говорит гендиректор «Фармэксперта» Николай Демидов. Он предполагает, что скачок связан с готовящимся запретом на безрецептурный отпуск таких лекарств.
Лидер продаж — препараты под маркой «Пенталгин» компании «Фармстандарт», в 2010 г. продано 34,56 млн упаковок (прирост к 2009 г. — 20,97%) на сумму $93,35 млн (+12,92%). В упаковках это более четверти рынка кодеиносодержащих препаратов, в деньгах — чуть более трети. На продажи «Фармстандарта» рецептурный отпуск кодеиносодержащих препаратов существенно не повлияет: недавно компания вывела на рынок пенталгин без содержания кодеина, говорит заместитель гендиректора по финансам компании Елена Архангельская. — Врезка К.ру]

Как вы думаете, учитывая статистику Ройзмана и ФСКН, может ли хоть один, даже самый оптовый торговец героином сравниться по прибыли с той прибылью, которая компания «Фармстандарт» получает с «крокодилового» сегмента фармрынка?

Арбидол закупает бюджет и рекламирует Путин, пенталгин хотя бы агрессивно рекламируют по телевизору. Вопрос: отчего же растут продажи препаратов против кашля — терпинкода и коделака? Неужто мы так раскашлялись?

«Органы здравоохранения организовали в стране легальную наркоагрессию», — говорит о. Анатолий (Берестов), один из самых известных служителей церкви, давно и долго борющийся с наркоманией.

В Красноярске осенью 2009 года попытались разрешить отпуск кодеинсодержащих препаратов только по рецептам. «Фармстандарт» тут же подал жалобу в ФАС, и попытка запретить легальную торговлю сырьем для наркотиков была пресечена во имя свободы торговли.

В феврале ФСКН подал в Минздрав бумагу, согласно которой отпуск кодеинсодержащих препаратов будет с 1 мая 2011 г. производиться только по рецепту. Только что пришла новость: Минздрав отложил решение на полгода. Этой сказке года три.

CМИ неоднократно писали о близости ОАО «Фармстандарт» и министра здравоохранения Татьяны Голиковой. Разумеется, никто не может доказать, что Голикова имеет какое-то отношение к «Фармстандарту», как никто не может доказать, что Путин имеет какое-то отношение к компании Gunvor.

Однако можно показать другое: позиция, занятая Минздравом по отношению к тому или иному препарату, приносит выгоды компании «Фармстандарт». Самые известные случаи — арбидол, велкейд и коагил. В случае дезоморфина позиция Минздрава гласит, что отдельной дезоморфиновой наркомании в России нет, что «крокодил» — это то, чем догоняются героиновые наркоманы, а введение рецептов на кодеинсодержащие лекарства ударит по 80 млн пациентов и вызовет бунты.

На самом деле пресечь на корню «крокодиловую» наркоманию элементарно. Для этого не надо даже рецептов.

Я, например, когда у меня болит голова, пью нурофен-плюс. Это тоже кодеинсодержащий препарат. Однако никто не слыхал, чтобы из нурофена массово варили «крокодил», просто потому, что нурофен — дорогое лекарство.

Для того чтобы «крокодиловая» эпидемия кончилась, достаточно просто перестать продавать дешевое сырье для наркотиков. Не надо вводить рецепты, от которых пострадают 80 млн человек. Достаточно сделать следующее. Премьеру Путину (или даже министру Голиковой) достаточно вызвать к себе главу «Фармстандарта» г-на Харитонина и, проникновенно глядя ему в глаза, сказать: «Слышь, парень, твой терпинкод не прошел клинические испытания». — «Да нет, он прошел…» — «Да нет, не прошел. Не надо его производить. А то доктора пошлем».

["Компания", origindate::09.03.2011, "Друг министерской семьи": За последние годы «Фармстандарт» превратился в крупнейший отечественный фармацевтический холдинг, последовательно расширяющий свое влияние за счет новых отраслей и рынков, в том числе СНГ. Недавно он вышел на украинский рынок, купив местное предприятие «Биолек», и не собирается останавливаться на достигнутом. Более того, на новом рынке Виктор Харитонин действует так же, как в России — с помощью административного ресурса. Считается, что бенефициаром выставленного на продажу завода является Александр Богатырев, сын Раисы Богатыревой, которая уже много лет возглавляет Совет национальной безопасности и обороны Украины. [...]
«Считается, что с нынешней главой Минздравсоцразвития Татьяной Голиковой Виктор Харитонин познакомился еще в бытность ее заместителем министра финансов Алексея Кудрина», — рассказывает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России, политолог Дмитрий Абзалов. «В «Фармстандарт» не так давно из нефтяного бизнеса перешел работать сын главы Минпромторга Виктора Христенко Владимир Христенко», — сообщили «Ко» в одной из российских фармкомпаний. Более того, по данным участников рынка, шеф «Фармстандарта» фактически стал другом семьи Татьяны Голиковой и Виктора Христенко. «Виктор Харитонин — очень влиятельный человек в отрасли», — констатирует гендиректор исследовательской DSM Group Сергей Шуляк. По его словам, в настоящий момент «Фармстандарт» входит в тройку лидеров российского фармацевтического рынка и является компанией номер один на розничном рынке лекарственных средств. […]
В своем дальнейшем развитии холдинг пока может рассчитывать на господдержку. «Если вопросами государственных закупок лекарств ведает Минздравсоцразвития Татьяны Голиковой, то вопросами развития промышленности, в том числе и фармацевтической, ведает Минпромторг в лице Виктора Христенко», — подчеркивает Дмитрий Абзалов. — Врезка К.ру]

Второй вариант — начислить на терпинкод, коделак, пенталгин и еще несколько лекарств акциз, как на водку или табак, и изымать акциз в бюджет.

Нет таких законов, чтобы запрещать лекарства или взимать акциз? Напишите такие законы. Исхитрятся варить из нового дерьма? Тогда займемся и этим — на то и государство, чтобы людей защищать, а не взятки брать.

Еще раз: единственной причиной широчайшего распространения «крокодила» в России является продажа сырья для его производства по ценам, с которыми героин не выдерживает конкуренции, и львиная доля этих продаж падает на препараты, рекордным ростом продаж которых публично гордится «Фармстандарт».

В стране, где чиновники регулируют всё и вся, где ФСКН пропихнула закон, обязывающий отчитываться перед ней производителей серной кислоты, где в результате позорнейших «дел химиков» вымогатели из ФСКН арестовывали коммерсантов за торговлю «прекурсорами» (которые для химиков «прекурсорами» не являются) — при попытке ограничить продажу «крокодила» мы вдруг слышим слова «рынок», «свободные цены» и «закон».

Последний раз эти слова в схожих обстоятельствах произносили английские и французские торговцы в Китае середины XIX в. Правда, они торговали опиумом хотя бы в чужой стране…

Право на ответ

По официальным данным, в стране насчитывается около 555 тысяч наркоманов. Это те, кто стоит на учете и проходит курсы лечения и медико-социальной реабилитации в наркологических диспансерах в течение длительного времени, иногда до трех лет. Есть вторая категория — это эпизодически употребляющие, не обращающиеся за медицинской помощью, так как это особая болезнь, называется она «болезнь удовольствия». И, как правило, это категория людей, которые не считают себя больными — зависимыми. Ни в одной стране мира не существует учета таких людей, поэтому применяется эпидемиологический расчет исходя из возрастной популяции. По популяционным методикам расчета, в целом количество наркозависимых составляет ориентировочно 3 млн человек. Но количество зарегистрированных наркоманов позволяет оценить структуру наркомании в нашей стране. Так, опиоидных наркоманов более 86%. Важный фактор — это наводнение России героином и гашишем. Очевидно, что это главная и основная проблема. И это проблема, с которой нужно разбираться в приоритетном порядке. На втором месте — каннабиноиды. 1,2% зарегистрированных наркоманов проходят, по статистике, как использующие другие психоактивные вещества, в том числе в этом проценте находится кодеиновая наркомания. Но нужно учитывать два ключевых момента: во-первых, подавляющее число использующих кодеиносодержащие препараты для приготовления наркотиков — это героиновые наркоманы, которые делают это для уменьшения «синдрома отмены» (или «ломки») или в случае невозможности приобрести героин. Во-вторых, «кодеиновая наркомания» — это не самостоятельное явление, а следствие наркомании героиновой.

Кодеинсодержащие препараты отпускаются без рецепта во многих странах. К примеру, в Великобритании, Израиле, Канаде, Австралии, Польше. Эти препараты необходимы, чтобы снять разные типы боли: зубную, головную, боли при менструации, хронические боли у онкологических больных и различные боли у пожилых людей. В России более 39,5 млн человек используют кодеинсодержащие препараты для снятия боли, к ним необходимо прибавить еще несколько миллионов человек, которым необходимы такие препараты для купирования зубной боли.

При этом наркотический эффект наступает только при приеме кодеина в дозе свыше 100 мг. Развитие привыкания наступает при длительном применении в высоких дозах. В таблетке содержится около 8—15 мг кодеина.

Вопрос о переводе в рецептурный отпуск кодеинсодержащих препаратов обсуждается давно. Но к решению этого вопроса необходимо подходить взвешенно, принимая во внимание нужды обычных пациентов и возможность системы первичного звена выписывать такую массу рецептов, тем самым создавая неудобства каждому обратившемуся человеку.

Если посмотреть сайты и форумы анонимных наркоманов, то основные обсуждаемые вопросы по пресечению наркомании в стране совсем не медицинские, а касаются снижения предложений, продвижения и продажи наркотиков. Нужно понимать, что медицинская составляющая — это борьба со следствием того зла, которое поступает в нашу страну.

В соответствии с поручением президента России министерство сейчас готовит доклад по всем вопросам, связанным с обращением на рынке кодеинсодержащих препаратов.

Помощник министра С. Малявина


***

Как "Фармстандарт" стимулировал рост аптечной наркомании в России

Появление кодеинсодержащих препаратов — легальной и дешевой альтернативы героину — было встречено потребителями с энтузиазмом

Оригинал этого материала
© Slon.ru, origindate::05.05.2010, Конец кодеиновых инноваций, Фото: "Новая газета", Видео: 63.ru

Иван Стерлигов

Compromat.Ru

Инновация — это нововведение, которое приносит деньги. Когда разговор заходит об инновациях в нашей фармацевтике, вспоминается разве что Арбидол, открытый еще в 1970-е. Но инновационным может быть не только сам товар, но и способ его продажи. Одной такой маркетинговой инновации как раз и посвящен текст: речь о продаже наркотических препаратов через аптеки. Как я покажу ниже, для лидеров отечественной фармы эта инновация стала залогом успеха.

Прежде чем перейти к конкретным препаратам, несколько слов о предпосылках расцвета аптечной наркомании. С одной стороны, это бедность и убогость жизни значительной части населения, с другой — формы организации аптечного и фармацевтического бизнеса, особенно практика продажи почти любых лекарств без рецепта. Причем в зависимости от препарата эта практика может быть как легальной, так и нелегальной. Поэтому используемые наркоманами можно разделить на два класса: одни можно продавать без рецепта, другие — только из-под полы. В статье речь пойдет о кодеине, препараты которого в России пока продаются без рецепта легально.

Кодеин, или метилморфин — наркотический алкалоид опийного мака, близкий аналог морфина. Он слабее его примерно в 10 раз, зато более безопасен, так как меньше угнетает дыхание. Как и морфин, кодеин помогает при болях, подавляет кашель и диарею — и вызывает эйфорию, но действует значительно слабее.

На сегодня кодеин — самый популярный опиат в мире. Основные продажи приходятся на комплексные препараты, содержащие малые дозы кодеина с другими веществами, обычно ненаркотическими анальгетиками (парацетамол и т.д.) и другими противокашлевыми препаратами.

Кодеин не действует сам по себе, а превращается в организме в морфин и его производные. Тем не менее, в большинстве стран мира, в т.ч. и в России, комбинированные препараты с кодеином продаются без рецепта. Считается, что количества кодеина в этих таблетках или сиропах малы, а выделить их из коктейля сопутствующих веществ наркоманам сложно.

Кодеинсодержащие препараты давно и активно используются во всем мире не по назначению. Для наркоманов это удобно, безопасно и дешево. Однако так как эйфории от кодеина значительно меньше, чем от героина, и нет инъекционного «прихода», то кодеин в смеси с другими веществами остается безрецептурным, если его приходится меньше 8-10 мг на 1 таблетку. Во всех странах действуют сторонники рецептурного отпуска любых количеств и смесей кодеина, но одержать победу им удается редко. Чаще всего лишь налагаются ограничения на объем покупки (1-2 пачки в одни руки), иногда записываются и хранятся ФИО покупателей, сверенные фармацевтом по их ID.

В России потребление кодеина тесно связано с общей наркоисторией страны. В советские времена кодеин выпускался в основном в виде противокашлевого препарата кодтерпина, но злоупотребляли им крайне редко, как и прочими наркотиками. В молодежной среде не было соответствующих знаний и практик, а социальная ситуация оставалась в целом не благоприятствующей расцвету наркомании.

В 1990-е все изменилось, и страну накрыл вал нелегальных опиатов — сначала макового экстракта, а затем героина. В 2000-е властям удалось существенно снизить приток героина, он быстро подорожал и стал менее чистым, купить его стало гораздо сложнее.

Подъем уровня жизни снизил потребность в тяжелых наркотиках, но она все еще оставалась высокой. В «аптечной» наркомании дела в те годы обстояли более-менее спокойно: в официальном перечне лекарств безрецептурного отпуска кодеина не было, и наркоманы, если удавалось, покупали более действенные аптечные опиаты, раз все равно требовалось решить вопрос с рецептом.

Переломный момент наступил в начале 2000-х гг., когда компания «Фармстандарт», созданная на базе российских активов американской ICN, начала массированный маркетинг противокашлевых кодеинсодержащих препаратов Коделак и Терпинкод, а затем ввела новые мощности по их производству.

Согласно перечню безрецептурного отпуска 1999 г., на эти лекарства требовался рецепт, но по факту они стали продаваться свободно, а в 2004 г. был принят новый перечень, в который эти препараты уже вошли. Производителям удалось продавить контролирующие органы, причем измененный список был введен в действие не приказом Минздрава, а сомнительным письмом Департамента государственного контроля лекарственных средств, изделий медицинского назначения и медицинской техники Минздрава. В 2005 г. появился официальный приказ, в котором присутствовало 10 комплексных препаратов с кодеином.

Из всех этих препаратов особой популярностью пользовались те же Терпинкод и Коделак. Тому есть несколько причин: во-первых, в их составе нет лишних химикатов, только отхаркивающие вещества растительного происхождения и сода. Во-вторых, они продавались по очень низкой цене, так что требуемая наркоману доза (2-3 пачки) обходилась в 150-200 р. Была ли такая политика цинично направлена на рост продаж среди наркоманов? Не будем судить «Фармстандарт», однако заметим, что состав препаратов и их цена подкрепляют эту версию. Терпинкод, кодеиновый препарат №1, помимо наркотика содержит терпингидрат, отхаркивающее средство. Сочетание вещества, подавляющего кашель, и вещества, разжижающего мокроту, само по себе спорно с точки зрения многих врачей. Больше того, терпингидрат давно запрещен в США, так как его эффективность не доказана. Как бы то ни было, с точки зрения бизнеса маркетинговая стратегия «Фармстандарта» стала инновационной и крайне успешной. Производители других препаратов с кодеином этот успех повторить не смогли.

Появление легальной и дешевой альтернативы исчезающему героину было встречено потребителями с энтузиазмом. В городах с тяжелой наркоситуацией Терпинкод быстро выбился в лидеры продаж. Так, в Санкт-Петербурге он стал самым продаваемым лекарством уже по итогам первого квартала 2003 г. (в стоимостном выражении). В благополучной Москве в тот же период он вышел на шестое место. В дальнейшем в 2000-е Терпинкод делил три первых места в Питере с боярышником и Виагрой.

Благодаря проведенной легализации безрецептурного отпуска, потребление Терпинкода и Коделака достигло пика в середине 2000-х гг., а затем в натуральном выражении начало снижаться. Зато при этом постепенно увеличивалась их стоимость, и общий доход от продаж этих препаратов рос. К первому полугодию 2008 г. Терпинкод стабильно занимал вторую строчку в рейтинге продаж российских лекарств, а Коделак был на 14 месте. В 2008 г. «Фармстандартом» было продано Терпинкода на 1,6 млрд руб., Коделака — на 670 млн руб.

Никакой внятной борьбы с кодеиновой наркоманией со стороны властей не было. Лишь в 2007 г. пытались ограничить его продажу, но, как признали в ФСКН, «приказ об ограничении отпуска кодеиносодержащих лекарственных препаратов в одни руки …абсолютно неэффективен — ввиду того, что не содержит регламентов по его исполнению».

Ситуация изменилась в конце 2008 — начале 2009 гг., когда к проблеме кодеиновой наркомании наконец обратилось телевидение. Крупные дистрибьюторы и аптечные сети резко сократили закупки лекарств с испорченным имиджем, и продажи Терпинкода упали примерно до 700 млн руб. в 2009 г. Он скатился со второй на десятую строчку в рейтинге отечественных лекарств.

Но не все так однозначно: имидж подпортили в основном Терпинкоду, а продажи кодеинсодержащих Коделака и Пенталгина (тоже «Фармстандарт») упали гораздо меньше. По сведениям ФСКН, продажи Пенталгина и его аналогов в 2009 г. выросли в несколько раз.

В нынешнем году безрецептурный отпуск кодеинсодержащих препаратов может быть прекращен. Причиной тому служит другая инновация — наркоманы научились в домашних условиях делать из кодеина дезоморфин, который в десять раз мощнее морфина. Этот кустарный наркотик вкалывают внутривенно, он крайне аддиктивен и вреден. Дезоморфиновая наркомания распространилась по стране в последние 2-3 года, и сейчас представляет угрозу такого масштаба, который позволит преодолеть лоббирование производителей и вывести кодеиновые препараты из перечня средств безрецептурного отпуска. За прошлый год ФСКН изъяла из оборота 112 млн разовых доз дезоморфина.

Таким образом, дезоморфин делает то, что не смогли сделать многочисленные обращения к Минздраву со стороны наркополицейских и общественности. До всплеска дезоморфиновых телерасследований не помогало ничего: в прошлом году Росздравнадзор и ФСКН подписали соглашение о взаимодействии, и тут же в проект дополнения перечня лекарств безрецептурного отпуска вошло еще четыре препарата кодеина. Теперь, после знаковой коллегии ФСКН, вероятность введения рецептурного отпуска резко возросла.

Но для «Фармстандарта» это уже не станет сокрушительным ударом. Отлично заработав на кодеине, компания теперь получает основной доход с Арбидола, производителя которого она приобрела в 2006 г. Конечно, борьба за безрецептурный отпуск продолжится, но свой шанс «Фармстандарт» использовал на 100% — накопленные деньги вложены в развитие современного производства по стандартам GMP, разработку инновационных препаратов, совершенствование системы управления и покупку производственных активов. Сегодня «Фармстандарт» — лидер отечественной фармацевтики, на голову опережающий ближайших конкурентов. Блестящее инновационное развитие компании в значительной мере оплачено деньгами российских наркоманов.


***